ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, что вы, сэр!

– Ну вот. Теперь давайте обсудим, что делать с вами и вашими людьми.

– Благодарю вас за гостеприимство, ваше величество, – произнес Дрейк, – но нам, похоже, пора домой.

– Сейчас не время! Переговоры между нашими политиками в самом разгаре, им нельзя терять ни минуты.

Дрейк нахмурился:

– Я ценю вашу озабоченность, сэр, но должен выполнять свой долг. За время экспедиции мы собрали даже больше данных, чем ожидали, и теперь я не могу позволить себе ни малейшего риска.

– Понимаю, – отозвался король, – но у меня есть контрпредложение.

– Я весь внимание, сэр.

– Предлагаю вам собрать людей и погрузить их на корабли. Это весьма разумно, мы тоже предложим всем, кто не занят в операции, проводить ночи в укрытиях, пока последний корабль рьяллов не будет уничтожен. Когда ваши корабли будут готовы к отправлению, вы сможете безо всяких опасений остаться на парковочной орбите – даже если один из кораблей рьяллов прорвется к планете, у вас будет возможность уйти. И все это время вы сможете изучать нашу оборонительную тактику – мы передадим вам записи сегодняшнего сражения, а ваши послы смогут закончить переговоры с помощью телеконференций.

Дрейк поразмыслил немного и согласился:

– Хорошо, мы остаемся на орбите до конца этого сражения, а там видно будет.

Джон– Филипп устало улыбнулся:

– Большего я и не прошу.

К удивлению Дрейка, приказ по всему личному составу Первого Особого флота немедленно возвращаться на корабль вызвал до странного мало недовольства. Члены делегации, собравшейся в космопорте Капитолия, позволили себе всего несколько комментариев по поводу напрасной траты времени и немного поворчали, но на это имеет право каждый человек, чьи планы внезапно оказались нарушены. Известия о битве в точке перехода Хэллсгейт – Айзер отрезвили самых заносчивых ученых и заставили парламентских представителей понять, что война – это не только источник наживы. Вид «Дискавери» вызвал среди пассажиров посадочной шлюпки, на которой летел Дрейк, хор радостных криков.

Как и говорил Джон-Филипп, Третий флот покинул Сандар через двенадцать часов после аудиенции Дрейка. Прямо из шлюза командир поспешил на мостик, чтобы иметь возможность пронаблюдать отбытие кораблей. Одна за другой от планеты ушли четыре флотилии, каждая состояла из линкора, двадцати кораблей сопровождения и шестидесяти кораблей поддержки. Дрейк смог разглядеть тяжелые и легкие крейсеры, эсминцы, даже небольшие корабли-разведчики дальнего действия, в качестве кораблей поддержки шли танкеры, фрейтеры и грузовые суда. Глядя на это, Дрейк вспомнил слова одного из профессоров Альтанской космической академии: «Помните, молодые люди, любая война – это на десять процентов наступление и на девяносто – снабжение».

Еще полтора дня сандарский флот можно было увидеть в телескопы «Дискавери». Основная часть кораблей сорок часов шла с ускорением в два G, затем поворачивала, сбрасывала ускорение и оказывалась у точки перехода Хэллсгейт – Айзер, чтобы занять позицию среди неповрежденных космических крепостей.

Однако не весь флот направился к точке перехода. Несколько групп отправились наперехват кораблям рьяллов, два из которых уже были уничтожены. На пятый день после выхода Третьего флота в космос стало понятно, что Сандар полностью контролирует ситуацию. На защиту точки перехода заступили почти пятьдесят крепостей и столько же кораблей, тридцать находились в погоне за кораблями рьяллов.

И все же Ричард Дрейк не мог избавиться от нехорошего предчувствия, разглядывая сандарские построения.

– Что с тобой? – спросила Бетани, когда принесла обед ему на мостик. – У тебя такое лицо, словно ты лимон жуешь.

Он хмыкнул, откинулся в кресле и потянулся, разминаясь после долгого сидения в одной позе.

– Наверное, слишком много волнуюсь.

– А о чем волноваться? – Бетани поставила поднос ему на колени и села в кресло наблюдателя рядом с ним. Они всегда обедали вместе с тех пор, как вернулись на корабль.

Дрейк подключил терминал Бетани к своему компьютеру.

– Хочу тебе кое-что показать.

Ричард вывел на экран запись битвы у точки перехода. Он уже пять дней изучал ее, надеясь извлечь полезные уроки из тактики рьяллов, но уверенности это ему не прибавляло.

В самом начале записи камера показывала космическую крепость с близкого расстояния, видно, сандарцы включили в нее часть учебного фильма. Громадная сфера щетинилась несколькими сотнями лазеров и пусковых установок, несколько кадров были специально посвящены защитному покрытию и радиаторам. За крепостью проплыл эсминец, что давало возможность оценить ее истинные размеры.

– Ну и бегемот! – прокомментировала Бетани. Дрейк кивнул.

– Это особенно впечатляет, если вспомнить, сколько места на корабле занимают фотонный двигатель и генератор свертывания подпространства. Это чудовище о маневренности может не беспокоиться, раз его огневая мощь сравнима с пятью линкорами!

– Но если одна крепость столь сильна, как рьяллы сумели противостоять шестидесяти?

– Давай посмотрим дальше и выясним.

Следующий кадр показывал панораму космоса, звезды все время смещались, так что было понятно: съемка ведется дальней камерой и на большом увеличении. В центре экрана материализовался цилиндрический корабль, его серая поверхность внезапно засверкала. Включился фильтр, и окружающие звезды померкли. По злополучному кораблю велся лазерный огонь такой мощности, что он просто не мог выжить.

Однако корабль выжил. Из каждой точки попадания вырывался фонтан испаряющейся материи, так что корабль стал похож на многохвостую комету. Корабль рьяллов отбивался с помощью лазеров и ракет, примерно десять секунд он висел на экране без движения, затем лазеры все же повредили что-то важное, и корабль взорвался в ослепительной вспышке, превратившись в расширяющееся облако плазмы. Камера снизила увеличение, чтобы удержать на экране огненный шар, затем все погасло.

– Этот корабль появился в точке перехода одним из первых.

– Как он смог выдержать так долго? – удивилась Бетани.

– Помнишь фонтанчики, которые вырывались из точек попадания лазера? Это испарялось противолазерное отклоняющее покрытие. Там миллиарды стеклянных призм на кубический сантиметр, лазер не может быстро его пробить.

В следующем отрезке записи в точке перехода материализовалось уже пятьдесят кораблей рьяллов. Из-за расстояния их не было видно, их позиции отмечали электронные символы. Как только сандарские крепости открыли огонь, корабли снова засверкали. Щиты некоторых не выдержали и десяти секунд, но до взрыва корабль успевал выпустить по одной крепости тучу снарядов, судя по всему, ядерных. Многие снаряды взрывались в космосе, не причиняя никому вреда, но некоторые все же достигали цели. Никакое покрытие не спасало от ядерных взрывов, и вскоре в огненный шар превратилась одна крепость, за ней последовали еще несколько.

– Крепости требуется двенадцать секунд на то, чтобы пробить покрытие кораблей рьяллов, – сообщил Дрейк. – Остальные корабли могли спокойно выпустить по нужному участку обороны снаряды и перепрыгнуть к Айзеру. В защите образовалась дыра, и таким образом рьяллы прорвались внутрь системы.

– Им это не помогло, – заметила Бетани. – Сандарский флот превосходит их по всем параметрам, мистер Кристобаль сказал, что последний их корабль уничтожат в течение ста часов.

– Я думаю, не указывает ли тот факт, что они вообще сумели пробиться в систему, на брешь в сандарской защите.

– Брешь?

– Смотри, как они сгрудились вокруг точки перехода. Это необходимо для концентрации огня, но не дает им нужной защиты в глубине. Когда рьяллы прорвали оборону, их отделяло от Сандара только четыреста миллионов километров вакуума, потому и пришлось задействовать Третий флот. Если бы я строил защиту, я расположил бы линию обороны примерно здесь. – Дрейк указал точку в середине отрезка между Сандаром и точкой перехода. – Это дало бы обороне необходимую глубину и существенно уменьшило время ответа в случае прорыва рьяллов. Сандарцы смогли бы обстреливать захватчиков все время подхода к планете, а выживших добили бы центры планетарной защиты.

46
{"b":"18804","o":1}