ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы получите не только разрешение, командир Дрейк, но и мое благословение.

Когда прибыл Бардак, Дрейк ожидал его у шлюза. Герцог пожал руку командиру, выглядел он при этом весьма угрюмо.

– Спасибо, что отложили вылет, командир.

– Пожалуйста. Есть новости с места сражения? Бардак дотронулся до нагрудного кармана форменного кителя.

– Мы получили доклад от командования Третьего флота перед моим вылетом из Капитолия. Где мы можем переговорить? Мне понадобится считывающее устройство.

– Можем пройти в кают-компанию. Стэн Барретт, Алисия Делеван и Бетани Линдквист просят разрешения присутствовать на встрече, равно как и несколько моих офицеров. У вас есть возражения?

– Нет, командир. Чем больше людей услышат мои слова, тем лучше. Время политических игр закончилось.

– Политических игр?

– Я все объясню. А сейчас давайте поспешим. Нам нужно многое сделать, а времени мало.

– Конечно. Пойдемте.

Дрейк проводил Бардака в кают-компанию, где за столом уже сидели, кроме послов и Бетани, Бэла Мартсон и Аргос Кристобаль. Бардак пристегнулся к стулу, достал из кармана кристалл с записью и протянул его Дрейку. Тот поместил его в считывающее устройство на столе, и на экране появилось схематическое изображение системы Хэллсгейт. Для пояснений Бардак активировал дистанционную указку.

– Несколько часов назад, командир Дрейк, вы сказали дежурному офицеру в нашей штаб-квартире, что мы можем угодить прямиком в ловушку, расставленную рьяллами, и, боюсь, я вынужден с вами согласиться. Оказалось, рьяллы знают о нас гораздо больше, чем мы полагали. По некоторым причинам – я расскажу о них позже – их выбор времени и метода атаки можно считать гениальным.

Атака началась со взрыва очень большой бомбы из антивещества. Два наших корабля, патрулирующих точку перехода, были сразу уничтожены, а остальной флот, включая крепости, потерял часть приборов. Примерно половина сенсоров и семьдесят процентов оборудования связи оказались выведены из строя взрывной волной. Спустя шесть десятых секунды в точке перехода появились шестьдесят пять боевых кораблей рьяллов, мы немедленно начали обстрел из лазеров, излучателей антиматерии и снарядных пусковых установок. Мы нанесли им большой урон, но могли бы нанести еще больший, если бы лучше спланировали оборону. Рьяллы использовали ту же тактику, что и шесть дней назад: сконцентрировали огонь на нескольких крепостях и прорвались сквозь образовавшуюся дыру в обороне. Последний корабль материализовался в точке перехода спустя восемь минут и семнадцать секунд после взрыва.

– Что с королем? – спросил Барретт. – Он в безопасности?

– Да. Божией милостью флагманский корабль оказался по другую сторону от прорыва защитной сферы. – Бардак показал на экране корабли рьяллов. – Удалиться от точки перехода сумели тридцать шесть кораблей из шестидесяти пяти, они построились и начали полет к Сандару с ускорением. Третий флот превышает их числом и огневой мощью, но, к сожалению, в последние два часа флот рьяллов начал разбиваться на две группы.

– Почему «к сожалению»? – поинтересовался Барретт. – Я думал, вам удобнее иметь дело с небольшими группами.

– Мы начинаем понимать их стратегию, господин посол. От основного флота оторвалась группа в восемь кораблей, они продолжают полет с ускорением пять целых и две десятых G. Остальные двадцать восемь кораблей снизили ускорение до четырех с половиной G, очевидно, они будут блокировать меньшую группу от Третьего флота. Чтобы уничтожить переднюю группу, придется вначале расправиться с задней, иначе мы окажемся под перекрестным огнем.

– Как они могут сохранять такое ускорение? – спросил Бэла Мартсон. – У них кончится топливо еще на подходе к Сандару.

– Или вскоре после этого.

– Но как только их баки опустеют, они не смогут затормозить и улетят в бесконечность.

– Рьяллы хотят уничтожить человеческую планету, мистер Мартсон, и готовы жертвовать своими кораблями.

– Какие корабли идут впереди флота? – спросил Дрейк.

Бардак нажал кнопку на пульте, и экран показал увеличенное изображение группы кораблей-захватчиков.

– Те три, что впереди, беспокоят нас больше всего. Это их основная ударная сила, остальные – всего лишь прикрытие.

– Так что это?

– Корабли-носители!

В кают– компании воцарилась тишина, только послы выказали удивление.

– Что за носители? – спросила Алисия. Дрейк повернулся к ней и объяснил:

– Это большие грузовые корабли, под завязку набитые ядерными снарядами. Если рьяллы предпримут обычную атаку на Сандар, центры планетарной защиты испепелят их еще на подлете. Чтобы этого избежать, им нужны эти носители. Один такой корабль может унести очень много снарядов ограниченного радиуса действия. Снаряды выпускаются как раз перед тем, как носители войдут в зону действия защитных центров. Каждый снаряд может оставить в руинах как минимум один город, поэтому защитные центры не смогут их игнорировать, и вместо восьми целей получится около тридцати тысяч! Рьяллы хотят добиться перенасыщения защитной системы и перегрузки компьютеров.

– На вашем месте, командир, я бы готовила к выступлению Первый и Второй флоты, – заметила Алисия Делеван.

Бардак глубоко и печально вздохнул:

– Прекрасный совет, госпожа посол. Я с удовольствием последовал бы ему, но, к сожалению, у нас нет других флотов. За исключением моего эскадрона перехватчиков и десятка старых судов, на орбите Сандара нет боевых кораблей.

В кают– компании стало абсолютно тихо, альтанцы во все глаза смотрели на герцога. Первым нарушил молчание Дрейк:

– Не понимаю. Вы послали на защиту точки перехода весь свой флот?

– К сожалению, да, командир.

– Но как это могло случиться? – взвыл Стэн Барретт. – Нам сказали, что у вас пятьсот кораблей!

– Боюсь, мы были не до конца честны с вами, господин посол. Мы боялись, что, обнаружив истинные размеры наших сил, вы откажетесь вступать с нами в союз. Когда рьяллы атаковали точку перехода и нам пришлось послать туда флот, мы назвали его Третьим – чтобы вы думали, что он не единственный.

– Но посол Картье говорил про Большой флот! – воскликнула Бетани.

– Он не посол, миледи. Амбруаз Картье эмигрировал с Земли около тридцати лет назад. Когда вы попросили аудиенции у посла, ему предложили сыграть эту роль. Дело в том, что уже пятнадцать лет, с тех пор, как рьяллы ввели свой флот в систему Айзера, мы отрезаны от Земли. За это время мы трижды пытались пробиться к точке перехода Айзер – Гермес и дальше, к самой Земле. Последняя такая попытка состоялась полгода назад, она стоила нам восьмидесяти трех кораблей и двенадцати тысяч человек. Именно поэтому сейчас мы так слабы, и рьяллы избрали для решительного наступления этот момент.

– Вы не надеетесь уничтожить корабли-носители на подходе к Сандару? – спросил Дрейк.

– Нет, – ответил Бардак. – Наш шанс поразить все три цели – один из десяти.

– Грустно, – только и мог сказать Барретт.

– Не грустно, господин посол. Реально. Именно поэтому я попросил командира Дрейка отложить вылет. У нас есть к вам просьба.

– Какая?

– На борту моего челнока находятся королева Фелисия, наследник Филипп и обе принцессы. Я буду в вечном долгу перед вами, если вы доставите их на Альту.

– Конечно, – легко согласился Дрейк. – Они полетят на «Александрии».

На лице герцога отразилось разочарование. Он заговорил очень осторожно:

– Благодарю вас, командир Дрейк, но мне будет спокойнее, если они полетят на «Дискавери» – крейсер способен лучше постоять за себя.

Дрейк покачал головой:

– Боюсь, это невозможно.

– Но почему? Какая вам разница?

– Большая. Дело в том, что «Дискавери» не полетит домой. Мы вместе с вами вступим в бой с кораблями-носителями.

– Что?!!

Этот возглас вырвался у обоих послов одновременно. Стэн Барретт выглядел так, будто у него начинается сердечный приступ, а глаза Алисии чуть не вылезли из орбит.

48
{"b":"18804","o":1}