ЛитМир - Электронная Библиотека

Дальние наблюдения подтвердили, что корабли-носители сопровождают два линкора, два тяжелых крейсера и один легкий. Теоретически каждый линкор нес на себе больше вооружения, чем все двадцать судов, на практике же соревнование будет куда более равным, поскольку успех в битве определяется не только этим.

В классической битве флоты встречаются на почти параллельных курсах и стреляют друг в друга, пока траектории снова не разведут их. В таком сражении рьяллы сделали бы из сандарских кораблей решето, даже у «Дискавери» не было ни одного шанса выстоять. К счастью, нынешней битве предстояло развиваться совсем по другим законам.

Встретившись на середине расстояния между точкой перехода и Сандаром, флоты будут лететь в противоположных направлениях с относительной скоростью более восьми тысяч километров в секунду. При скорости сближения, составляющей 2,6% скорости света, проблема ведения огня многократно усложняется для обеих сторон. Сближение с максимального до минимального расстояния будет занимать всего двадцать пять секунд, затем последует такой же период, когда оружие все еще можно будет нацелить на противника, после чего флоты разойдутся на слишком большое расстояние, и битва будет окончена.

Командование Сандара надеялось, что флоту Бардака удастся уничтожить все три корабля-носителя за один проход, иначе система планетарной защиты попросту не справится с атакой.

Прекрасно понимая, какую проблему в надвигающейся битве будет составлять скорость, герцог Бардак разделил свои силы на три группы и развел их на четверть миллиона километров, чтобы увеличить время прицеливания. Каждая новая волна будет подходить к флоту рьяллов ровно через шесть с четвертью секунд после того, как предыдущая смешается с кораблями противника (и еще двадцать секунд сможет поливать его огнем из всех орудий).

В первую волну вошла половина перехватчиков, переделанные фрейтеры и вспомогательные вооруженные суда, во вторую – три оставшихся перехватчика, три старых эсминца и опять же вспомогательные суда. Бардак поставил Дрейка командовать третьей, последней, волной атаки, наряду с «Дискавери» в ней шли два эсминца, все сандарские корабли дальней разведки и четыре вооруженных корабля-разведчика с «Дискавери».

– Общее оповещение, мистер Слейтер.

– Есть, сэр.

– Внимание! Говорит командир. Всем надеть скафандры. Одеваться по очереди, не оставлять посты без присмотра.

Спустя десять минут после этого приказа Дрейк надвинул на голову шлем и закрепил его, проверив качество связи.

В сорока миллионах километров за основными атакующими силами рьяллов шла еще одна битва. Третий сандарский флот обстреливал блокирующие силы рьяллов от самой точки перехода. Доставалось обеим сторонам: после тридцати часов непрерывных перестрелок у рьяллов осталось шестнадцать судов, Третий флот потерял восемь. Ни один сандарский корабль пока не смог пробиться к носителям и завязать с ними бой.

– Все загерметизировались? – спросил Дрейк у офицеров на мостике и, дождавшись подтверждения, приказал: – Связь с кораблями-разведчиками, мистер Слейтер.

– Есть, сэр.

На экране появилось лицо лейтенанта Холла.

– К бою готовы, Филипп?

– А как же, сэр! Готов, вооружены и хотим отведать жареных ящериц.

– Отлично, лейтенант. Займите свое место в строю, запуск по готовности.

– Есть запуск, командир.

Дрейк посмотрел, как маленькие корабли выходят из ангара и один за другим исчезают в космосе.

– Разведчики заняли место в строю, командир!

– Хорошо. Вы здесь, мистер Мартсон?

– Здесь, сэр.

– К бою готовы?

– Да, командир!

– Хорошо. Закрыть все люки, зарядить оружие, перевести компьютеры в тактический режим. Начали!

– Две минуты до первого контакта!

Голос герцога Бардака казался спокойным, словно тот присутствовал на тренировке. При этом его флагман, «Защитник», шел на врага в центре первой волны.

– Первая волна, нацелить орудия!

Флот рьяллов находился еще в миллионе километров от кораблей первой волны, но Бардак приказал выбросить все снаряды с ядерными боеголовками в пространство, где они будут тихо ждать подхода рьяллов. Примерно такую тактику использовали они сами в случае с кораблями-носителями: даже если никто не подорвется на снарядах, захватчики вынуждены будут отстреливаться и тратить боеприпасы.

На экране было видно, как красные значки, обозначающие корабли рьяллов, тоже окутались облаком снарядов, выпущенных, конечно же, линкорами – никто не станет тратить начинку корабля-носителя на второстепенную цель.

– Тридцать секунд до контакта, – начал отсчет Бардак. – Все расчеты – боевая готовность. Двадцать секунд… Десять… Пять… четыре… три… два… один… Огонь!

Один из дополнительных экранов на мостике осветился фиолетовыми вспышками лазеров рьяллов и белыми сполохами взрывов. Дрейк не стал отвлекаться на это зрелище: если выживет, сможет посмотреть запись. Космическую битву легче воспринимать в схематическом виде: если картинка успела дойти до мозга, значит, снаряд не попал в цель.

Как раз в символическом виде битва и отображалась на главном экране. Внезапно исчез символ, заменяющий сандарский перехватчик, почти следом за ним – первый фрейтер, потом второй. Один из кораблей рьяллов, тяжелый крейсер, тоже исчез. За ним последовали второй сандарский перехватчик и два вспомогательных корабля. Первая волна перемешалась с флотом рьяллов, и тут случилось невозможное: взорвался корабль-носитель на правом фланге.

– О боже! – раздался крик в наушниках. – Его протаранил разведчик!

– Отставить разговоры! – приказал Дрейк. Оставшийся перехватчик, «Защитник», и два разведчика продолжали уже бесполезный огонь из лазеров. В наушниках шлема раздался голос командира второй волны:

– Корабли второй волны, выпустить снаряды.

Снова оба противостоящих флота окутались смертоносным облаком, и снова на экране появилась схема сражения. Три перехватчика второй волны нацелились на один из оставшихся носителей и принялись поливать его огнем, меньшие корабли проделали то же самое со вторым носителем.

На этот раз вначале погибли все небольшие корабли – потеря носителя научила рьяллов уважению к мелким противникам. Исчезли три вспомогательных судна, взорвался один эсминец, значок второго вначале замигал, показывая, что корабль поврежден, а затем и вовсе исчез.

Перехватчики продолжали огонь, лазеры сияли фиолетовым, а невидимые лучи антиматерии пронзали пространство почти со скоростью света, миллионы металлических снарядов выбрасывались из электромагнитных пушек навстречу рьяллам. Но все бесполезно: когда второй волне пришло время смешаться с флотом противника, этого было некому сделать. Четырнадцать кораблей и более пятисот человек превратились в расширяющиеся облака плазмы.

Пока заканчивался разгром второй волны, Дрейк активировал связь между кораблями.

– Третья волна, жду докладов!

Раздался хор голосов – все командиры выражали готовность принять участие в битве. Последним докладывал лейтенант Холл на «Катерине».

– Берегите себя, Филипп.

– Есть, командир. Зададим им жару!

Дрейк облизнул пересохшие губы и посмотрел на приближающиеся корабли рьяллов. Прямо перед тем, как те подошли на боевую дистанцию, он дал команду выпустить снаряды. «Дискавери» слегка мотало, пока снаряды – один за другим – вырывались навстречу врагу. Наконец Бэла Мартсон доложил:

– Все снаряды запущены, командир.

– Зададим им жару, первый!

– Слушаюсь!

И управлял «Дискавери», и запускал снаряды компьютер – человек не мог реагировать и в тысячную долю так быстро, как необходимо. Но люди могут планировать стратегию и угадывать планы противника, и именно этим занимались эксперты в боевой рубке.

Дрейку казалось, что время остановилось. Первые две волны прошли сражение молниеносно, он же и его команда словно плавали в сиропе. На экране сближались зеленые и красные символы, «Дискавери» вел автоматический огонь. Командир с болью заметил, что подбитый только что корабль – разведчик с его крейсера. Следующим рьяллы выбили сандарский корабль дальней разведки, взрыв произошел почти прямо по курсу. Все экраны залило светом, счетчик радиации бешено заверещал, а скафандр Дрейка затвердел – на мостике образовался вакуум.

50
{"b":"18804","o":1}