ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все возишься с цветами?

Он кивнул.

– Через месяц в Хоумпорте выставка цветов, а я хочу на этот раз выиграть синюю ленту.

– Ты должен был победить еще год назад!

– Согласен. Но мы – заинтересованные лица, – рассмеялся он. – Что же заставило мою любимую племянницу выбраться из города?

Бетани пожала плечами:

– Ничего особенного. Просто хотела навестить дядю. Это преступление?

Уитлоу ответил не сразу. Вначале он отложил садовые ножницы, снял перчатки и внимательно посмотрел на племянницу. Перед ним стояла молодая женщина ростом выше среднего, грациозная, с пропорциональной фигурой. Лицо Бетани обрамляли каштановые, до плеч, волосы, зеленые и слегка раскосые глаза выгодно подчеркивали высокие скулы. Рот казался немного большим по сравнению с остальными чертами лица, но все вместе создавало впечатление спокойной красоты. В сотый раз Уитлоу подумал о годах, что превратили испуганную десятилетнюю девчонку с ободранными коленками в красивую молодую женщину. Как быстро пролетает жизнь!

– Ты говоришь не в своей манере, детка. Такой взволнованной я тебя редко вижу. Что стряслось?

Бетани задумчиво посмотрела на него, глубоко вздохнула.

– Карл попросил моей руки.

– Ты говоришь о Карлтоне Астере?

– Конечно.

Уитлоу кивнул. Астер был помощником Джонатана Карстерса, лидера оппозиционной Консервативной партии. Сам Уитлоу недолюбливал политику консерваторов, но, будучи потомственным земным послом, не имел права заявлять это вслух. Он несколько раз встречался с этим молодым человеком и успел понять, что тот принадлежит к породе плутоватых подручных из тех, что всегда липнут к власть имущим. Но, взглянув в лицо Бетани, Уитлоу понял, что этогоон ей не скажет.

– Ты любишь его?

– Думаю, да.

– Звучит не очень уверенно.

– Ну, я иногда сомневаюсь. Но это нормально?

Уитлоу пожал плечами:

– Наверное. Хочешь совет?

– От тебя? Конечно, дядя.

– Не спеши с ответом. Есть такая пословица: «Поспешишь – людей насмешишь».

– Я хочу познакомить вас.

– Мы встречались.

– Я не про работу. Хочу, чтобы вы познакомились поближе. Не заглянешь в Хоумпорт на неделе? Мы сможем пообедать все вместе.

– Жаль, я вчера не знал. Могли бы встретиться, пообедать.

– Ты был в городе? – удивилась Бетани. Уитлоу кивнул:

– Да, съездил в посольство, просмотрел старые файлы.

Бетани застонала:

– Адмиралтейство? Дядя, опять!

Уитлоу слабо улыбнулся и развел руками. Его желание продолжать работу всегда было у них предметом споров. Бетани утверждала, что над ним исподтишка смеются и называют стариком, живущим в мечтах о былой славе. Уитлоу не сомневался в ее правоте, но отвечал, что насмешки соседей не помешают ему выполнять свою работу.

– Да, пришлось, Бетани. Надо было прояснить путаницу в старых иммиграционных записях. Помнишь, ты в прошлом году заказывала копии нескольких личных дел в Альтанском университете? Я сравнивал данные оттуда с информацией в старом компьютере посольства. Больших успехов не достиг, но поездка не прошла даром. Вчера в Адмиралтействе разразился кризис, я несколько часов развлекался, глядя на суету.

– Что за кризис?

– Не знаю, мне не говорили. Но все носились, как сатхана солнцепеке. Я встретил нескольких знакомых из Академии наук, их везли к адмиралу. И вот что самое интересное: они поднимались в его кабинет раздраженные, как будто их оторвали от важных дел, а спускались уже совсем другими.

– Какими?

– Они казались… очень занятыми.

– Может, адмирал попросил их исследовать влияние сверхновой на связь во флоте…

– Может быть.

– Так ты приедешь к нам на обед?

– Конечно, Бетани. Даже оставлю дома дипломатическую ленту, чтобы не смущать тебя.

– Дядя!

– Раз мы с этим разобрались, может, останешься на ужин?

– Ну не знаю…

– Уж порадуй старика!

Бетани улыбнулась:

– Ладно, вернусь домой попозже.

– Отлично. – Уитлоу с энтузиазмом потер руки. – Будем ужинать при свечах на веранде и смотреть на восход Антареса.

– Мне уже нравится! – сказала Бетани.

– И мне, детка. Ты не представляешь, как нравится.

Джонатан Карстерс, защитник интересов обывателей, лидер Демократическо-консервативной коалиции в Парламенте, а также – если выгорят некоторые политические проекты – будущий премьер-министр Альтанской республики, сидел в своем кабинете и проклинал тот день, когда впервые услышал об Антаресской сверхновой. Нет слов, она очень красива, Карстерс и сам вначале был очарован еженощным «восходом Антареса», серебристым сиянием, которое так радовало глаз. Четыре луны Альты по контрасту казались тусклыми.

Но при всем этом сверхновая тянула деньги, как насосом! Бело-голубое сияние принесло с собой повышенный уровень фоновой радиации. Для Альты это не было проблемой – атмосфера отражала вредные частицы, но в космосе дела обстояли хуже. В Парламент уже поступили запросы на ассигнования для устройства на космических станциях радиационной защиты.

Имелись также и мелкие неудобства. Дети отказывались ложиться спать, ведь ночью за окном светло. Подростки стали выходить на улицы после заката, и уровень хулиганства существенно возрос. Увеличилось количество аварий и других происшествий. Да еще эта погода! Фермеры в долине Брандта винили сверхновую в засухе, а на Новых Британских островах оползни уничтожали целые деревни. И все требовали от правительства решительных действий.

Карстерс не знал, влияет ли сверхновая на погоду, но хорошо знал, когопопросят предоставить срочный займ под низкие проценты, если ничего не изменится! И откуда брать все эти деньги?

Мрачные мысли Карстерса прервало жужжание интеркома на столе. Он дотянулся до кнопки.

– Да?

– Пришел мистер Астер, сэр.

– Впускайте.

Карстерс повернулся к двери вместе с креслом, когда его помощник вошел в кабинет. Карл Астер напоминал Джонатану его самого, каким он был лет тридцать назад. Карл хорошо выглядел, умел уговаривать и всегда мог снискать расположение того, чья помощь была ему необходима. И, что еще более важно, он инстинктивно обходил ошибки, способные разрушить карьеру политика. Одной из таких ошибок мог стать брак с неподходящей женщиной. Но Астер, казалось, хорошо это понимал. Карстерс горячо одобрял недавний выбор своего помощника. Бетани Линдквист будет прекрасным украшением молодого политика.

– Ну, что ты выяснил? – услышал Астер, войдя в кабинет.

– В Адмиралтействе молчат, сэр. Мне сказали, что все передвижения их кораблей засекречены.

– И ты все так и оставил?

Астер ухмыльнулся:

– Вы же меня знаете, сэр. Я позвонил одному приятелю, он мне должен. Слухи подтвердились. «Дискавери» отправили навстречу чужому звездолету.

Карстерс позволил себе несколько хорошо подобранных ругательств. Слухи, ходившие в парламенте, показались ему столь странными, что он решил проверить их, прежде чем что-либо предпринимать. Неужели он ждал слишком долго?

– А как другие слухи? Стэн Барретт полетел?

– Мой приятель думает, что да, но он не уверен.

– Черт! Значит, премьер-министр обошел нас, Карл. Мы могли бы запихнуть на борт парочку своих людей, но теперь уже поздно. Осталось только сделать вид, что нас очень радует успех социал-демократов.

– Я не совсем понимаю.

– Да? А кто, как не социал-демократы, будет красоваться перед народом в ближайший месяц? Кто будет болтать о том, как они восстановили контакт с внешним миром? И самое худшее – какая партия при всем при этом победит, если мы добьемся досрочных выборов?

– Что мы можем им противопоставить?

– Хм… – Карстерс задумался. – Интересная задачка из области прикладной политики. У нас есть несколько вариантов. Можно обвинить их в чрезмерной секретности, сказать, что народ имеет право знать все. Можно, наоборот, самим устроить утечку информации, а потом заявить, что у них плохо с секретностью. А можно поступить бесчестно и пойти на сотрудничество с ними. Тогда люди увидят, что мы ставим интересы планеты выше интересов партии – как будто их можно разделить! Да, интересная задачка.

7
{"b":"18804","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks
Под северным небом. Книга 1. Волк
Инстаграм: хочу likes и followers
Всё в твоей голове
Русские булки. Великая сила еды
Бертран и Лола
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Все, что мы оставили позади