ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тобол. Мало избранных
Звезды и Лисы
Пробуждение в Париже. Родиться заново или сойти с ума?
Путь Шамана. Поиск Создателя
Элоиз
Суперлуние
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Опасные игры
Morbus Dei. Зарождение
A
A

Скотти недоверчиво посмотрел на Августу, словно совершенно не ожидал услышать от нее такое.

— Поэтому не надо демонстрировать свое волнение, — продолжала она. — Ребята ведь смотрят на тебя, ища поддержки. А у тебя сейчас такой вид… словно перед приемом у дантиста.

Скотти усмехнулся, затем вздохнул. Августа видела, что он мысленно приказывает своему телу расслабиться. И тут глаза его вдруг удивленно сузились, и Скотти в упор посмотрел на нее:

— Как это не похоже на твои обычные, полные фатализма речи! Ведь это тебе, а не мне мерещится неудача за каждым углом, Неужели мне удалось изменить твои взгляды на жизнь? — Скотти самодовольно улыбнулся.

— Ну вот еще, — шутливо фыркнула Августа.

— Хорошо, тогда скажи мне, когда ты успела так поумнеть?

— Я всегда была умницей, — сказала она, улыбаясь, а про себя добавила: «Просто раньше я не знала об этом».

Алиса Дамарк поразила всех своим танцем, полосатые колготки леденцовых человечков произвели фурор, а Дороти умудрилась не наткнуться ни на одного жевуна и мигуна, выходя из города. Дети пели как никогда. В общем, та часть представления, за которую отвечала Августа, была выше всяких похвал.

Они с Кэрри отвели детишек в библиотеку, где те должны были дожидаться финала. Вздохнув с облегчением, Августа тут же принялась волноваться за остальных участников спектакля.

Накануне она посоветовала Железному Дровосеку всякий раз, когда он спотыкается, делать вид, что так и надо. И сегодня он последовал ее совету. Это очень понравилось зрителям. А когда плюшевый Тото выпал случайно из корзинки Дороти, она, не растерявшись, отчитала его за плохое поведение. Лиза Витт, игравшая злую волшебницу Запада, говорила противным скрипучим голосом, который никак не получался у нее на репетиции. А Хетер Престон, изображавшая добрую волшебницу Гленду, ни разу не остановилась в нерешительности, величаво проплывая по сцене.

Августа стояла в правой кулисе и внимательно наблюдала за юными актерами, за родителями в зале, их друзьями, помогавшими за сценой. Один раз из-за другой кулисы ей улыбнулся Скотти, но он был слишком занят, чтобы уделить ей больше внимания.

После стольких лет сомнений и страха внутри нее словно забил фонтанчик радости и веры в себя.

Августа вдруг увидела себя со стороны. Она знала, кто она, кем была и кем хочет стать. Она гордилась собой — это было совершенно незнакомое ей чувство. И она холила и лелеяла его, подкармливая воспоминаниями, которые раньше казались неважными.

Возможно, впервые в жизни она почувствовала себя на удивление свободной. Августа вдруг поняла, что она вовсе не какая-то ошибка природы, разрушающая мечты и надежды других людей.

Она — обыкновенная женщина, которая превосходно умеет играть на скрипке, которая влюблена по уши в своего мужчину и его маленькую дочку. И у которой достаточно сил, чтобы быть счастливой.

Возвращаясь в библиотеку, чтобы вывести жевунов и мигунов на финальную сцену, она уже точно знала, что произойдет в ее жизни в ближайшее время.

— О, тетя Эм, как хорошо дома! — воскликнула на сцене Дороти. Это была ее финальная реплика.

Аудитория взорвалась аплодисментами. Занавес закрылся и открылся снова перед вышедшими на поклоны мигунами, жевунами и жителями Изумрудного города.

А потом актеры и публика принялись вызывать на поклон Скотти.

Августа наблюдала за ним из-за сцены, и сердце ее переполнилось любовью и гордостью. Вышедший на сцену Скотти сгорал изнутри от волнения и в то же время старался выглядеть уверенным.

Конечно, он вовсе не Мидас. Теперь Августа знала, что кажущаяся удачливость Скотти зиждется на упорном труде. Но было в этом мужчине что-то такое, что всякий раз заставляло ее сердце петь.

Он был настоящим мастером манипуляций и сейчас постарался напомнить сидящим в зале об упорном труде актеров и о том, что каждый член городской общины внес свой вклад в то, что происходит на этой сцене. Заодно Скотти не забыл упомянуть, что рассчитывает на их не менее активное участие в проекте следующего года. Дойдя до признания заслуг Кэрри Матракс и Августы, Скотти остался недоволен тем, что они лишь помахали залу из кулис, и призвал их выйти на сцену.

Улыбаясь, Августа взялась за протянутую руку Скотти и снова помахала залу. Затем Скотти попросил встать дам из Садового клуба, похвалив их за отлично сшитые костюмы жителей Канзаса. Поймав взгляд Скотти, Августа улыбнулась ему.

— Что такое? — спросил он, уловив странное выражение ее глаз. — Что происходит?

— Ничего, — с загадочной улыбкой ответила Гасти.

Скотти чуть нахмурился, не переставая изъявлять благодарность местным бизнесменам.

Пока зал аплодировал, он бросал на Августу вопросительные, полные подозрения взгляды.

— Я просто думала, что ты станешь делать, если вместо мальчиков я нарожаю тебе еще девочек. — Скотти не поверил собственным ушам. — Что, если у нас родится двенадцать дочек и ни одного сына?

Оторвав взгляд от Августы, Скотти поблагодарил за помощь родителей, которые помогали оборудовать сцену.

— Ты имеешь в виду план Б, да? — сказал он Августе с таким видом, словно они подробно обсуждали все планы от А до Я. — Семейный женский оркестр, с которым мы станем ходить по дорогам?

Августа рассмеялась.

Теперь наступила очередь леди из благотворительного комитета, шивших костюмы для главных персонажей.

— Так ты все еще хочешь на мне жениться? — спросила Августа, даже не глядя в сторону Скотти, когда раздался очередной шквал аплодисментов.

— Конечно. — Скотти улыбнулся толпе. — Причем немедленно.

— Хорошо, — кивнула в ответ Августа.

Тогда Скотти повернулся к ней, быстро обнял за плечи и поцеловал в губы. Перед всем городом, перед соседями и друзьями, перед мигунами, жевунами и жителями страны Оз.

Новый шквал аплодисментов был адресован уже им двоим. Взглянув в глаза Скотти, Августа словно впервые увидела в них собственное отражение. Свои надежды и слабости, свои радости и страхи. Она знала, что способна на великие свершения и огромные ошибки. Это было правильно, из этого состояла жизнь. И добро всегда побеждало зло.

Их окружили с поздравлениями ученики и друзья. Августа сжала руку Скотти, чтобы еще на несколько секунд завладеть его вниманием.

— Обещаю — ты не будешь разочарован!

— Никогда не сомневался в этом, — улыбнувшись, уверенно произнес он.

34
{"b":"18806","o":1}