ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это уж точно. Особенно если ты холостяк, — согласился, улыбаясь, Говард. — Всю неделю с нетерпением жду воскресенья.

Скотти нахмурился, изображая смущение.

— Воскресенья? Так вы и мисс Миллер… О, надеюсь вы не из тех, кто готовит только по воскресеньям, мисс Миллер? Моя мама часто говорила сестрам, что кратчайший путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Хотя сказал он все это легкомысленным, шутливым тоном, его внимательный, серьезный взгляд, обращенный на девушку, свидетельствовал, что его интересуют вовсе не ее кулинарные привычки, а отношения с Говардом.

— Ну что ж, — неохотно вступила в разговор Августа. — Ваша мать была права. Как я поняла, в городе живут несколько ваших сестер, и все они замужем. Наверняка все отлично готовят. Честно говоря, я думаю, вы могли бы…

— Вы правы, обычно я обедаю у кого-нибудь из сестер, — с обезоруживающей улыбкой произнес Скотти. — Езжу по очереди ко всем, кроме Донны. Нет, Донна тоже замужем и тоже отлично готовит, но только она не живет больше в Тайлервилле.

— Как интересно!

— А, кстати, как там поживает Донна? — с искренней заинтересованностью спросил Говард.

— Прекрасно. Пару недель назад видел ее и все ее семейство. У них все здорово. Но нам так ее не хватает.

— Мне тоже, — не подумав, выпалил Говард и тут же покраснел, понимая, что привлек, возможно впервые в жизни, всеобщее внимание. — То есть… я хочу сказать… она была младше меня… но я… ну, я просто голову потерял из-за нее в высшей школе, — неловко рассмеявшись, Говард откусил кусочек гамбургера.

Скотти сочувственно усмехнулся:

— Ты не одинок, Говард. Улицы этого города были просто завалены сердцами, разбитыми моими сестрами. Больно было видеть. Кстати, никогда не мог этого понять.

Говард покачал головой.

— Ты их брат, — авторитетно заявил он. — Братья никогда не понимают, что находят другие мужчины в их сестрах.

— Ну, допустим, теперь я это понимаю, но тогда… — в голосе его послышалась неожиданная нежность. Встав рядом с Августой во главе стола, Скотти протянул руку за бумажной тарелкой с сочным гамбургером, которую как раз передала ему Лидия. — Тяжело быть единственным мальчиком в семье. Спасибо, Лидди. Выглядит и пахнет потрясающе.

— Как у тебя дела с домом? — спросил Алан, передавая вслед за гамбургером тарелку с картофельным салатом. — Когда мы подъезжали к дому Августы, я почувствовав запах краски. Требуется помощь?

Краска? Но Августа не чувствовала запаха краски — кроме той, которой пользовалась сама. Однако, стоя близко рядом со Скотти, она заметила на его руках крошечные разноцветные пятнышки, которые, видимо, не отмылись, когда он мыл руки.

Гасти подняла глаза, и Скотти выжидающе посмотрел на нее. Он твердо решил сидеть рядом и не двигался до тех пор, пока Августа не пододвинулась, освобождая для него пространство, так как за столом просто не было другого места.

— Знаете, — сказал Скотти, усаживаясь рядом с хозяйкой, — я и забыл, какой этот дом большой. — Усмехнувшись, он потянулся за кетчупом, не упустив возможности коснуться при этом руки Августы. Она тут же придвинулась ближе к Говарду, который казался ей далеко не таким опасным. — Я могу красить и клеить обои до судного дня, и все равно не успею закончить. Не знаю, как отцу удавалось все эти годы поддерживать дом в приличном состоянии. Вчера две мои сестры приезжали мне помочь.

— Так это были ваши сестры? — воскликнула Августа и тут же смутилась. — Я хочу сказать… если это были ваши сестры… интересно, знаю ли я кого-нибудь из них. Кажется… не знаю.

Если бы сегодня был день исполнения желаний, она одним мановением руки стерла бы с его наглого лица эту отвратительную, всепонимающую улыбку. Но день был самый обычный, и Августе оставалось только заняться едой, проклиная предательский румянец, пылающий на ее щеках. А тут еще Скотти специально норовил коснуться бедром ее ноги.

— Узнаете, — пообещал Скотти, решив про себя, что никогда не видел, чтобы кому-нибудь так шло смущение. — Если заставить их работать, они здорово помогают. Но вчера им хотелось только брызгаться водой, играть и вспоминать всякие забавные случаи из детства.

— Должно быть, здорово расти в такой большой семье, — сказала Лидия, глядя на собственных отпрысков, которые уже доели гамбургеры и теперь бросались друг в друга картофельными чипсами. — Нас было только двое, и… ну, я выросла совсем не такой, как Августа. — Лидия сочувственно улыбнулась. — Она оказалась талантливой, поэтому детства у нее вообще не было — одни бесконечные занятия.

И снова всеобщее внимание сосредоточилось на Августе. Она обреченно вздохнула и отложила вилку. Гости явно были намерены обсудить ее жизнь, и не в ее силах было им в этом помешать.

— Тебе было не легче, — напомнила она сестре. — Наша мать уверена, что святая обязанность каждого американца делать что-то на благо общества. — Она старалась смотреть на Говарда, а не на Скотти — это было куда безопаснее. — Если верить маме, у каждого есть свой талант, который необходимо развивать на благо человечества или, на худой конец, родного города. — Гасти улыбнулась Лидии. — Помнишь, нам рассказывали, как все члены маминой команды герлскаутов перешли в группу миссис Макаби, потому что мама настаивала, чтобы на Рождество родители не покупали елки, а привозили саженцы, которые можно посадить во дворе. Августа рассмеялась:

— А как насчет того случая, когда она заявилась к тебе в школу с собаками, которых пыталась спасти от лабораторных опытов.

— Это было не смешно, — и все же Лидия усмехнулась. — Мама умела быть очень убедительной. Ребята просто не смогли объяснить ей, что родители убьют их за попытку привести в дом бродячих собак. В общем, одноклассникам пришлось разобрать несчастных животных по домам, не рискуя навлечь на себя гнев моей матери.

— Бабушка ведь не собирается нас навестить? — с опаской спросил старший сын Лидии, Эрик. Гасти узнала на его лице расстроенно-сосредоточенное выражение, которое появлялось и у нее всякий раз, когда звонил междугородний телефон.

— Нет, дорогой. Она ведь была у нас всего несколько недель назад. Или ты забыл?

— Нет, — Эрик встал из-за стола. — Просто подумал: вдруг она хочет приехать снова.

Джейк направился вслед за братом донимать беднягу Берта, который, похоже, считал детей неизбежным злом в своей, в общем, благополучной собачьей жизни.

Проводив детей взглядом, Лидия покачала головой и стала убирать со стола.

— Мама стояла в дверях и давала каждому ребенку по поводку. Так ей удалось раздать всех собак, прежде чем директор успел ее остановить.

Она предложила Скотти третий гамбургер, от которого он с улыбкой отказался и потянулся за картофельным салатом. Его пытливый взгляд встретился с глазами Августы. Он словно пытал ее своим взглядом.

— Колоритная личность ваша мама, — прокомментировал Говард рассказ Лидии.

Куда проще было отвечать на его вопросы, чем избегать взгляда сидящего с другой стороны Скотти, вдыхать запах его одеколона, ощущать тепло его тела, с восхищением следить за его уверенными сильными движениями.

— Да, — произнесла Августа, резко вставая. — Пожалуй, эти слова как нельзя лучше характеризуют нашу мать. Не правда ли, Лидди?

— О да! Но жить с ней было тяжеловато.

Августа взяла пустую тарелку Говарда и направилась с ней к мусорному баку рядом с небольшим гаражом.

— Так вы, в общем, и не росли вместе, — уточнил Говард. — Я помню, как Августа сказала однажды, как ей приятно было познакомиться с тобой заново.

— Правда, Гасти? — Лидия была явно польщена.

Августа кивнула, поворачиваясь к гостям.

— Пока бедную Лидди готовили к служению обществу, меня мучили музыкой.

— Мучили? — удивилась Лидия. — Да ты сама схватилась за папину скрипку в четыре года, а когда тебе исполнилось десять, в Сиэтле уже не нашлось преподавателя, который мог бы тебя чему-то научить. Даже не десять, а восемь — потому что твоего последнего учителя выписали из Сан-Франциско.

8
{"b":"18806","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роза и крест
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Синяя кровь
Клинки императора
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Царский витязь. Том 1
Рубикон