ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце бури
Один плюс один
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Ненавижу эту сучку
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
A
A

Пока Тарна удерживала Серых. Это было нелегко, но её зубы и копыта отпугивали их. Однако звуки становились все неистовее, и это означало, что очень скоро ярость и жажда убийства могут перевесить все разумные соображения, в том числе и страх смерти. Нужно постараться помочь Тарне до того, как это случится.

Ударами пяток Элири направила лошадь вниз по течению, выискивая место, откуда Серые были видны лучше и под углом к кобыле. Хорошо. Кусты невысоки, а на этом берегу и довольно редки; они не помешают ей стрелять. Она выхватила стрелу, натянула тетиву, вдохнула побольше воздуха и выстрелила.

Серые охотники ничего не успели понять, как в воздухе зазвенела ещё одна стрела, а за ней следующая. Может быть, эти самодельные стрелы были немного шероховаты, но летели хорошо и на таком небольшом расстоянии точно попадали в цель. И, главное, они убивали, в чём тут же убедились Серые. Не прошло и минуты, как четверо из них погибли, а трое оказались ранены. Этого оказалось достаточно. С угрожающим рычаньем и визгом оставшиеся покинули поле боя. Тарна вошла в воду и поплыла, в то время как Элири продолжала наблюдать за убегающим противником.

— Ну, и что теперь будет? Они станут дальше преследовать нас?

Кобыла фыркнула, прочищая ноздри:

«Вряд ли. Им уже пришлось несладко, а они предпочитают сражаться, только когда перевес на их стороне. Зато они могут подать сигнал своим на этом берегу. Лучше нам уйти отсюда побыстрее и по возможности замести следы».

Элири внимательно осмотрела её. Лоснящиеся чёрные бока были в пене, нижняя часть груди и одна нога обильно кровоточили.

— Ты в состоянии выдержать гонку, если нам придётся убегать снова? «Если придётся, значит, придётся. Справлюсь». Девушка насмешливо фыркнула:

— Давай-ка лучше приведём тебя сначала в порядок. Стой спокойно, пока я буду заниматься этим. Кроме того, Хилан, наверно, голоден.

Жеребёнок тут же доказал, что она не ошиблась — проскользнул под материнское брюхо и принялся сосать. Элири осторожно промыла раны на шкуре Тарны. Они были неглубоки, но…

— Тарна, эти люди-волки… Ты не можешь чем-нибудь заразиться от их укусов?

Этот вопрос пришёл вместе с очень странной мысленной «картинкой» превращения Тарны в Серого. Кобыла была ошеломлена.

«Не пойму, чего ты боишься? »

Элири почувствовала себя немного глупо, но безопасность важнее неловкости.

— Ну, в том мире, откуда я пришла, болтают разное. Будто тот, кого укусит вервольф — так у нас называют подобные существа, — в полнолуние может сам стать таким же.

В груди кобылы возникло болезненное ощущение. У неё перехватило дыхание, и вслед за тем она резко, пронзительно заржала.

Элири в отчаянии рванулась вперёд. О боги, это случилось! Должно же быть что-то, что ещё можно сделать! Тарна ткнула её мягким носом и замерла, свесив голову. И вдруг до девушки дошло, что кобыла просто… смеётся. В первое мгновение Элири испытала вспышку возмущения, но тут же расслабилась. Никогда прежде ей не доводилось слышать таких звуков, но когда их сознания соприкоснулись, её губы тоже искривила усмешка.

— Значит, здесь такого не бывает. Я поняла.

«Ох, названая сестра! Подумай сама. Что бы стало, если бы Серые таким способом могли увеличивать свою численность? Нет, их укусы могут только убивать, и то, если они достаточно глубоки. Теперь, когда ты прочистила их, они не загноятся. Хилан отдохнул и поел; пора отправляться».

Элири взобралась на лошадь и огляделась. Над озером колыхалась вуаль бледной дымки; что-то подсказывало девушке, что лучше держаться от него подальше. Она поскакала вверх по течению ручья. Река, потеряв часть воды, ушедшей в озеро, стала заметно мельче. Ещё несколько миль, и им наверняка удастся пересечь её. Местность снова начала медленно подниматься. Впереди возвышались горы, изрезанные глубокими каньонами и хребтами. Элири так и потянуло к ним.

— Есть какое-то направление, которое ты предпочитаешь?

«Нет. Решай сама, боевая сестра».

Элири устремила взгляд на горы. Они звали; она ответит на этот призыв. Возможно, именно там они найдут приют. По крайней мере, смогут держаться подальше от Серых. Направив лошадь вперёд, девушка почувствовала, что на душе у неё стало спокойнее. Да, все правильно; они поедут в горы.

Она поскакала, кобыла и жеребёнок — за ней. Эмоции, всколыхнувшиеся в её душе, когда она думала о юрах, передались Тарне и Хилану — теперь они тоже испытывали притяжение гор. Маленький отряд рысью скакал вперёд, оставив ручей и озеро позади. Справа от них бурно катила свои воды река, вода ярко сверкала на чёрных скалистых порогах.

Вскоре им придётся пересечь её, прежде чем она повернёт обратно к низинам. Уже наступили сумерки, когда стали заметны признаки брода. Элири снова потянулась к стремянным ремням и подозвала Хилана.

«К чему торопиться и переходить сейчас? » — недоуменно спросила Тарна.

— Есть такая старая поговорка: прежде чем лечь спать, оставь за спиной реку.

Похоже, этот ответ ничего для кобылы не прояснил, она выглядела ещё более сбитой с толку. Девушка мысленно послала ей быструю последовательность «картинок». Река, которая разливается за ночь, так что утром её оказывается невозможно перейти вброд. Враги, нападающие на спящий лагерь, оттесняя воинов к реке и лишая их возможности отступить в безопасное место.

Кобыла молча кивнула; теперь она поняла и была полностью согласна. Надёжно закрепив жеребёнка, Элири в сопровождении Тарны переплыла один из мелких рукавов. Неподалёку был виден другой, в нём тоже вода стояла низко.

Однако вряд ли сейчас имело смысл перебираться через него. Стало уже почти совсем темно, да и вообще, надёжнее всего было раскинуть лагерь именно между двумя бродами. Элири задумчиво огляделась. Вон те кусты, к примеру, — отличное укрытие. На берегу валялось много сушняка, выброшенного во время паводков. С костром можно не опасаться, что к ним подберутся незаметно. Тарна одобрила это предложение, и даже Хилан помогал собирать дрова. Старая, сухая древесина занялась почти мгновенно, и всем сразу стало спокойнее. Того, что они собрали, хватит на всю ночь.

Тёмные очертания гор неясно вырисовывались на фоне слабо светящегося неба и звёзд. Девушка лежала, глядя на них и удивляясь тому, что произошло с ней за последний год. Потом взгляд её упал на часы. Они все ещё работали — батарейка была рассчитана на несколько лет. Элири поднесла их поближе к глазам и чуть не задохнулась от смеха. Сегодня был день её рождения! Сегодня ей исполнилось семнадцать.

Все ещё улыбаясь, она медленно уплывала в сон. Вот это день рождения — побег от вервольфов в компании двух говорящих коней. Да, последний год был лучше некуда. Интересно, что принесёт следующий? Уж во всяком случае, скучным он не будет… Она негромко рассмеялась, и сон накрыл её своим плащом.

6

Рассвет опять был прекрасен, и второй речной брод оказался мельче первого. Они осторожно пересекли его и рысью поскакали по берегу.

«В горы? »

Элири по-прежнему ощущала притяжение гор, неясно вырисовывающихся высоко над ними. Она чувствовала — где-то в глубине этого лабиринта вздыбленных утёсов они найдут то, что ищут.

— Да, но, по-моему, мы можем не торопиться.

Они неспешно продвигались вперёд, радуясь яркому солнцу, кустам, щедро усыпанным ягодами, и бесчисленным птицам, которые по виду отличались от равнинных, но пели ничуть не хуже. Хилан скакал, становился на дыбы и дурачился, бегая от одной к другой. Он рос быстро; пройдёт совсем немного времени, и надобность кормить его материнским молоком отпадёт, он станет полностью независим. Мысль об этом страшила Тарну. Во времена детства ей не раз приходилось видеть, как сильно после этого меняются молодые жеребцы. Они становились тупее, беспощаднее — и очень часто начинали явно тяготеть к Тьме, стремясь стать её орудием. Она обожала своего сына, своего первенца, но в то же время старалась оценивать его объективно — совсем не так, как относились к своим детям другие кобылы. Путешествие вместе с Элири явно сказывалось на нём; возникало странное ощущение, как будто какая-то часть ума девушки передалась Хилану. По сравнению с другими молодыми жеребцами его возраста, он был заметно умнее и любознательнее. Он больше задумывался, да, вот так правильнее будет сказать.

20
{"b":"18807","o":1}