ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Истина состояла в том, что она вообще не знала точно, что именно искала, чувствуя лишь, что её гнала — и с каждым мгновением всё сильнее — какая-то неведомая сила. Сначала это был еле слышный призыв и одновременно страстное желание найти место, где можно будет чувствовать себя свободной и в безопасности. Позже, когда кобыла и жеребёнок фактически превратились в членов её семьи, необходимость найти прибежище стала совершенно очевидной. Место, где Хилан сможет расти в покое, а они — жить без страха. Но её собственные желания — это было одно; в глубине, под ними, не смолкая, звучал все тот же призыв. Как будто что-то внутри тосковало по дому, которого она никогда не знала. Глупость, да и только. До сих пор у неё был один дом — тот, который она делила с Фаром Трейвелером, — и его она помнила очень хорошо. О каком ещё доме могла идти речь? Нельзя искать дом, в котором ты никогда не жила. Или можно?

Она оглянулась по сторонам. Вокруг возвышались горы, но не те, жестоко вывернутые наизнанку, которые она видела прежде. Те горы колдуньи из Эсткарпа, используя всю свою мощь, выжали, точно кухонное полотенце. Здесь же были самые обычные горы, по которым проходила граница с Эскором. Вдали, у самого горизонта, раскинулась Долина Зелёного Безмолвия, обитатели которой под руководством своей госпожи вели борьбу с теми, кто принадлежал Тьме. Элири собиралась держаться подальше от этой Долины. Очень может быть, они захотят, чтобы она присоединилась к ним. Оказалась у них под каблуком. И совершенно не факт, что они положительно воспримут Тарну и Хилана.

Элири покачала головой. Лучше уж она как-нибудь сама о себе позаботится. Девушка снова перевела взгляд на кулон, который держала в руке. Поняв, что у неё есть дар обращения с лошадьми, Кинан настоял на том, чтобы она выучила заклинания, способные воздействовать на амулеты из янтаря и камни из места Старых. Элири задумчиво смотрела на кулон. Однажды он уже помог ей. Поможет ли сейчас? За её спиной раздалось мягкое жизнерадостное ржание.

«Нельзя получить ответ, не задав вопроса, названая сестра. Спроси!»

Элири полностью сосредоточилась на кулоне. Вокруг него возникло и стало увеличиваться мягкое голубовато-зелёное мерцание, которое с каждым мгновеньем становилось всё ярче. Не раздумывая, она мысленно потянулась к Тарне, перекинув мостик между их сознаниями. Кулон вспыхнул так ослепительно, что Элири невольно зажмурилась. Горло у неё перехватило — сильнее, сильнее! — а потом так же внезапно отпустило. Она открыла глаза. Боги, что это?

Перед ними стоял огромный чёрный жеребец — точно её кулон обрёл плоть. На самом деле, это был не конь, поняла Элири. Это был дух всех на свете коней. В сапфировых глазах светился ум, в посадке головы ощущалась гордость. Каждая клеточка его великолепного тела источала мощь — мощь одновременно и простой физической силы, и Света.

Он подпрыгнул и поскакал по тропе, они тут же помчались следом. Звонкое цоканье копыт далеко разносилось в чистом воздухе. Однако, поняв, в каком направлении они скачут, девушка почувствовала, как в душе закипает злость. Всего день назад они пришли этим самым путём — там не было ничего. Внизу — хорошо утрамбованная, старая оленья тропа. С обеих сторон — уходящие вверх скалы. Похоже, когда-то тут проходило русло ручья, что подтверждалось и вымытыми кое-где из стен небольшими камнями. Однако если это было и так, то, по-видимому, очень давно. Возможно, ручей изменил направление, например, из-за оползня, который отвёл воду.

Жеребец свернул за поворот. Здесь тропа изгибалась круче, под большим углом, чем раньше. Он остановился у небольшого прохода в скалах, не замеченного прежде Элири, по обеим сторонам которого вспыхнули голубым руны. Девушка замерла, изумлённо глядя на них. Некоторые были ей знакомы — когда Кинан учил её обращению с камнями, он одновременно нарисовал и некоторые руны, в частности те, которые предназначались для охраны. Под ними сияли руны Света — руны защиты против Тьмы. Были тут и знаки, которых Элири не знала. Скорее всего, руны силы.

Она повернулась в седле и бросила взгляд на тропу. Очень умно. Проход был настолько узок, что подъехать сюда можно было только в один ряд. Тропа круто уходила вверх по склону, всё время изгибаясь. Чем выше, тем круче она становилась. Любой, кто захочет добраться сюда, будет вынужден двигаться медленно и осторожно из-за самого характера тропы, а потом протискиваться через расщелину, которая по ширине могла пропустить только одного коня. Может быть, именно здесь им и удастся найти приют? Раз вход защищают руны, значит, проникнуть внутрь смогло бы лишь чрезвычайно могучее создание Тьмы. Жеребец стоял, наблюдая за ними.

— Это оно, я знаю. — Элири и впрямь больше не сомневалась, но Тарна явно нервничала, поглядывая на жеребца. — Ты что, боишься его?

«Жеребцы часто убивают жеребят, если они не их дети. Да, я боюсь его».

— Он не Кеплиан, — успокаивающе объяснила Элири. — И, мне кажется, он не просто конь. Он — нечто гораздо большее. Не думаю, чтобы он причинил вред Хилану или кому-нибудь из нас.

И, точно услышав её слова, огромный зверь шагнул к ним. Царственная голова склонилась, мягкий нос обнюхал жеребёнка. Слегка отодвинулся, снова успокаивающе прикоснулся к жеребёнку, а потом жеребец отскочил, развернулся, скрылся в расщелине и остановился по ту сторону, дожидаясь их решения. И прежде чем кто-либо из взрослых успел сдвинуться с места, Хилан, подражая ему, дугой изогнул маленькую шею и поскакал следом. Руны засияли ярче, Тарна с беспокойством посмотрела на них.

«Что, если они не признают меня? »

— Тогда мы поищем приюта где-нибудь в другом месте.

Элири чувствовала страх кобылы, но впереди их ждал Хилан. Тарна не могла не ответить на этот безмолвный призыв и медленно, шаг за шагом, направилась к расщелине. Руны снова засияли ярче, однако цвет их слегка изменился на более серебристый. Девушка всем своим существом ощущала, какого усилия стоило Тарне двигаться вперёд — как будто та преодолевала сопротивление воды. Не раздумывая, Элири прикоснулась к её сознанию, успокаивая, подбадривая. Как только между ними возникла связь, сопротивление, которое испытывала Тарна, исчезло. Кобыла тут же рванулась вперёд, к сыну, и нежно прикоснулась к нему мордой.

Когда мимо рун проходила Элири, они снова ярко вспыхнули. По ту сторону расщелины оказался широкий каньон, и жеребец поскакал туда. В дальнем конце он остановился, встал на дыбы и громко, требовательно заржал. Мощный звук эхом отразился от утёсов. Это было предупреждение без слов: им не следует идти дальше, пока их не позовут. И тут жеребец исчез. Элири в огорчении рванулась вперёд. Её кулон, подарок Кинана… Неужели она потеряла его?

Он лежал, полускрытый сочной травой, крошечные сапфировые глаза мерцали в солнечном свете. Девушка со вздохом облегчения подняла кулон и снова продела шнурок сквозь кольцо. Немного странно было вот так просто носить его на шее, как обычное украшение, — ведь теперь она знала, кем он мог стать. Но «оживить» его было способно только её желание, это не вызывало сомнений.

Элири посмотрела в дальний конец каньона, запретный для них. Там мерцало туманное золотистое марево, которое, казалось, источало силу. Конечно, она будет держаться подальше от него; это явно не то место, куда следовало соваться без приглашения.

Девушка обежала взглядом остальную часть каньона. Похоже, здесь когда-то жили люди. Она увидела траву, более сочную и густую, чем та, что росла снаружи. Посаженные рядами вдоль скалистых утёсов фруктовые деревья и ягодные кусты. Ягодные кусты! Это напомнило ей кое о чём. Засмеявшись, Элири достала из седельной сумки маленькие ростки, который возила с собой. Не откладывая в долгий ящик, выкопала квадрат дёрна среди других кустов. Любовно посадила кустики, стараясь, чтобы они не нарушали ряда. Вода? Оглянувшись, она заметила, что Хилан опустил голову; было даже слышно, как он пьёт. Интересно, что он там нашёл? Элири подбежала к нему и ужасно удивилась, увидев изумительной работы резную каменную чашу, куда стекала вода из родника, полускрытого высокой, по колено, травой. Поразительнее всего было то, что, казалось, вода из родника течёт вверх по склону холма.

22
{"b":"18807","o":1}