ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустя два дня они все ещё скакали по границам местности, где обитали Кеплиан, избегая углубляться в неё. Тарна дважды подходила к другим кобылам и обменивалась новостями. Её соплеменники были достаточно эгоцентричны, и поэтому никто не помнил, что она сбежала год назад при весьма странных обстоятельствах. Пока ей не встретился никто из жеребцов, они находились в безопасности. Так продолжалось несколько дней, и, в конце концов, Элири все это начало надоедать.

— Ну, и что тебе удалось выяснить?

«Что всё осталось, как было».

— Звучит многообещающе. И какой нам от этого толк ?

Кобылу позабавил разочарованный тон подруги. Она видела, что та скучает всё сильнее, и ничуть не удивилась бы, если бы Элири заявила, что пора наконец перейти к действиям. Вся соль была в том, что у Тарны уже созрел план, как это можно сделать, что она и объяснила Элири. Девушка удивилась.

— Ты хочешь сказать, что она вот так запросто возьмёт и отправится с нами?

Тарна изогнула шею:

«Ну, не совсем запросто, как ты выразилась, названая сестра. Но пойдёт. У неё нет выбора, если она не хочет видеть своего жеребёнка убитым сразу же после того, как он появится на свет. Стадо, к которому она принадлежит, обитает неподалёку от Тёмной Башни. Вожака недавно убил его соперник, который сейчас верховодит в стаде».

— Значит, как это принято у жеребцов, теперь он будет убивать всех «чужих» жеребят, как только они родятся. А заодно и тех, которые постарше, но все ещё сосут молоко.

Девушка ощутила волну печали, которую излучала Тарна.

«С этими он уже расправился. Уцелели только молодые кобылки. Этой кобыле, о которой идёт речь, ещё месяц носить своего жеребёнка».

— Поэтому она пойдёт с нами, чтобы дать малышу шанс?

«И не только. Она опасается, что, если жеребец набросится на новорождённого, она не сможет удержаться и попытается защитить его. Тогда жеребец, скорее всего, убьёт и её тоже». Выбрав момент, когда жеребец находился на другом конце своей территории, Тарна ещё раз поговорила с молодой кобылой, и они втроём рысью поскакали к реке.

Оставив кобылу в безопасности в каньоне, подруги снова вернулись в местность, где обитали Кеплиан. Действуя таким образом, на протяжении весны они увеличили свою семью за счёт ещё одной молодой кобылы и двух осиротевших жеребят. Неплохо, думала Элири. Три взрослые кобылы, три малолетки и три жеребёнка. Пока баланс возрастов был совсем не плох, но вот беда — единственным представителем мужского пола оставался Хилан.

Теперь девушкой завладели две идеи. Во-первых, было ясно, что только жеребёнок мужского пола, с которым с самого рождения обращались с любовью, подойдёт для того, что предполагалось осуществить в каньоне. Во-вторых, учитывая, что жеребцы убивали даже крошечных жеребят мужского пола, Терлор был чем-то вроде счастливого исключения.

Осиротевших жеребят просто бросали, предоставляя им блуждать где придётся и голодать. Одни гибли от зубов Серых, другие — от копыт разъярённых жеребцов. Жизнь у кобыл была трудна сама по себе; немногие из них решались принять чужого жеребёнка, рискуя тем, что их собственному достанется меньше молока. И всё же Элири была убеждена, что правильное воспитание, а также атмосфера мира и достатка на протяжении одного-единственного поколения окажутся способны изменить такое положение вещей.

Пришло лето. На равнинах оно было жарче обычного, но в каньоне вода не пересыхала, а трава росла густая и сочная. Теперь Тарна и Элири большую часть времени тайно следили за стадами Кеплиан, наблюдали и слушали. Дважды им удавалось спасти осиротевших жеребят и отвести их в каньон. Вдобавок девушка совершила короткое путешествие на юг, где купила нескольких козочек и козла. Молоко у них, конечно, отличалось от того, к которому привыкли жеребята, но изголодавшиеся малыши не откажутся и от такого.

Ко времени прихода зимы число обитателей каньона увеличилось вдвое по сравнению с тем, что они имели весной. Ещё трое взрослых и трое тех, кому было больше года, а малышей насчитывалось уже с дюжину. Элири пришла к выводу, что пора сделать перерыв.

— Прежде чем принимать других, нужно подумать, скольких может вместить и прокормить каньон. Скоро Хилан станет достаточно взрослым, чтобы кобылы начали воспринимать его как жеребца. И тогда, даже если мы никого больше не приведём, наша численность будет неуклонно и быстро возрастать.

«Когда ещё это случится… Может, до тех пор мы найдём и другие решения… Меня вот что волнует, названая сестра. Недавно я заметила одну странную вещь. — Элири молчала, выжидая. — Помнишь, вначале я с трудом прошла мимо рун? Теперь же мне ничто не мешает. Другим кобылам тоже было позволено войти сюда только после того, как сознание каждой из них на время слилось с твоим. После этого они смогли проходить мимо рун так же свободно, как и я, — Тарна помолчала, и Элири отчётливо ощутила охватившую её неуверенность. — Не означает ли это, что здешняя сила теперь считает нас тоже принадлежащими Свету? »

Взгляд её больших глаз был с надеждой прикован к девушке. Элири не знала, что сказать. Она тоже заметила это — и тоже удивилась. Но возбуждать надежду, не зная, сбудется ли она, ей не хотелось. — Не знаю. Я пыталась спросить у кулона, но не получила ответа.

Они вернулись к прежнему разговору, но в глазах кобылы застыла печаль. Этой ночью Тарна тихонько проскользнула туда, где, свиваясь кольцами, искрился серебряный туман. Что находится в его глубине? Что он скрывает? Кобыла знала, что ей не получить ответа на эти вопросы, но туман непреодолимо притягивал её к себе. Как страстно ей хотелось, чтобы те силы, частью которых он был, приняли её как свою, признали, что она тоже принадлежит Свету! Трудно сказать, когда это желание возникло — сейчас ей казалось, что с тех пор, как она себя помнила, — но кобылу не покидала надежда, что для её соплеменников дорога к другой жизни не закрыта.

Она негромко фыркнула. Собственно, у неё были основания верить в это. Перемены уже начались, Тарна видела их своими глазами. Может быть, если ей повезёт и она проживёт достаточно долго, увидит и другие. Туман нежно окутал её, и сознание Тарны устремилось к нему. Если бы здесь присутствовал кто-нибудь ещё, у него могло возникнуть впечатление, что это игра лунного света — на крошечную долю секунды её глаза вспыхнули небесной голубизной. Потом туман отступил, и осталась лишь спокойно стоящая кобыла Кеплиан с огненными глазами, шкура которой отливала серебром в лунном свете.

8

Зима уже давно должна была наступить, но снег все не выпадал, воздух оставался тёплым, а ягод, орехов и плодов созрело столько, как никогда прежде. Элири все это настораживало. Мудрость немунух говорила, что таким образом Мать-Земля предостерегает своих неразумных детей, подсказывая, что впереди их ждут трудные времена. Запасай пищу, получше ешь и заготавливай всё, что можно. Девушка так и делала, используя большие плетёные корзины, которые её научил делать ещё Фар Трейвелер. Сушёное мясо она хранила в одной из комнат над большим залом.

Но если трудные времена окажутся также и холодными, нужно было сшить побольше утеплённых подстилок. Выделанных кож у Элири было больше чем достаточно, почему бы не обменять лишние на ткань там, где она купила коз?

Тарне не слишком понравилась эта идея.

«Дорога туда долгая и опасная».

Элири рассмеялась:

— Кто спорит? Но мудрый воин не пропускает мимо ушей предостережение Матери-Земли. Проводи меня часть пути; пусть и Хилан пойдёт, если захочет.

Ощутив со стороны молодого жеребца взрыв страстного желания принять участие в этом путешествии, подруги весело посмотрели друг на друга. Девушка стояла, медленно потягиваясь, испытывая удовольствие от напряжения то тех, то других мышц. Это была странная жизнь — та, которую она вела, — но эта жизнь ей нравилась. У неё были друзья, которых она воспринимала как членов своей семьи, названая сестра и названый сын. Прочная крыша над головой, еда в изобилии. Чистая вода, чистый воздух и добрая охота.

27
{"b":"18807","o":1}