ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По крайней мере, скала никуда не делась. Это была та самая скала, по форме смутно напоминавшая ястреба. Никаких признаков дороги не было, но, когда Элири свернула направо, земля под ногами показалась ей твёрдой и утоптанной. Впереди уходили в небо величественные горные пики, и Элири устремилась к ним, молясь о том, чтобы выбранное направление оказалось верным.

И тут до неё донёсся собачий лай. Вертолёт над головой появлялся все чаще, поэтому теперь она продвигалась вперёд лишь короткими перебежками и сразу же ныряла в какое-нибудь укрытие, пережидая, пока вертолёт улетит. Однако вскоре низина, по которой она шла, привела её к следующему знаку, помеченному на карте, входу в пещеру. Девушка быстро миновала его и на мгновение остановилась в тени, прислушиваясь. Собаки, похоже, находились на расстоянии какого-нибудь часа пути от неё. И даже меньше, если считать по прямой, но в горах по прямой могли летать только вороны. Вскоре стало темнеть, и наблюдатель над головой улетел.

В отчаянии Элири внимательно разглядывала карту. До цели оставалось всего лишь несколько миль. Она опустилась на землю — плечи болели, ноги налились свинцовой тяжестью. Хотелось есть. Ей необходимы отдых, еда и… надежда на чудо. Она немного поела, попила и легла, завернувшись в мягкое шерстяное одеяло ручной вязки, которое достала из сумки.

После двух часов крепкого сна что-то заставило её вздрогнуть и проснуться. Элири села и огляделась. Хотя последние дни были солнечные, с наступлением сумерек небо затягивали облака. Сейчас над головой сияли звёзды.

На мгновение она склонила голову. Боги были добры к своей дочери. Не придётся пробираться во мраке — луна освещала путь, которым ей предстояло идти. Торопиться не следует — мало ли кто или что может таиться в тени? — но, главное, лунный спет давал возможность идти. И она воспользуется этой возможностью.

Элири, все ещё ощущая усталость, повесила сумку на плечо и медленно, с трудом, побрела по сравнительно ровной местности, лежащей перед ней. Она шла правильно — по крайней мере, так утверждала карта. Если удастся оторваться от преследователей, может быть, она и доберётся до убежища прежде, чем её схватят. Девушка понятия не имела, что именно ждёт её в конце пути. Знала лишь, что Фар Трейвелер был уверен — добравшись туда, она окажется в безопасности.

Она шла, пока луна не закатилась, оставив в небе лишь слабое мерцание. Постояв немного, Элири снова двинулась в путь, теперь уже с удвоенной осторожностью. Приходилось принуждать себя не останавливаться, потому что сил почти не было. Хотя это уже не имело значения. Она доберётся до убежища и отдохнёт — или её поймают. В любом случае нарастающая усталость не в счёт. Стиснув зубы, девушка беспощадно гнала себя вперёд.

В бутылке у пояса воды было ещё достаточно. Сдерживая себя, Элири пила маленькими глотками. Она в последний раз достала карту — да, здесь. Её путь почти окончен. Чувствуя себя совершенно разбитой, она недоуменно смотрела на то, что открылось её взору. На глазах выступили слёзы. Это… Это и было то убежище, куда она так стремилась?

Тропа просто обрывалась на краю утёса. Над обрывом, подобно стражам, возвышались две огромные скалы. Когда-то рядом стояла и третья, но потом она, по-видимому, обрушилась, образовав нечто вроде перемычки между двумя первыми. Все в целом очень походило на дверь, ведущую в пустоту.

Струйка воды сочилась по камням утёса, превращаясь в крошечный ручеёк рядом с тем местом, где стояла Элири. Действуя совершенно неосознанно, точно во сне, она прополоскала бутылку, наполнила её водой и повесила на пояс. На неё нахлынуло чувство обречённости. Это был конец — она выиграла гонку, добралась до желанного убежища, но… ради чего? Ради того, чтобы погибнуть тут? Далеко внизу ревела река. В довершение всего позади из-за гребня горы вынырнул и устремился вниз вертолёт. Он пронёсся почти над головой, так что можно было даже разглядеть торжествующее лицо преследовательницы, обращённое к Элири.

И тут в ней неудержимой волной поднялась ярость воина. Когда-то хозяином этой земли был её народ Немунух, люди неукротимого воинского духа. Неужели сейчас она, точно крыса, угодит в ловушку — она, дитя древнего рода, дочь тех, кто приручал диких коней и, как ветер, носился по этим равнинам? Не может быть, чтобы Фар Трейвелер послал её сюда умирать. Тут, скорее всего, была замешана какая-то магия, путь силы. Она доверится силе. Почти не отдавая себе в этом отчёта, Элири расправила плечи, подтянулась и, точно спринтер, с силой рванулась вперёд. Сумка подпрыгивала, хлопая по боку. На лице женщины, которая сидела в парящей машине, выражение триумфа сменилось ужасом. Она дико завопила:

— Остановите, остановите её!

Добежав до скал-стражей, Элири не остановилась. Продолжая мчаться вперёд из последних сил, она пронеслась между ними и… Ощущение холода, яркая вспышка света… И она всё ещё бежала, но уже по зелёной, высокой, до щиколоток, траве. Остановилась, изумлённо оглядываясь. И тут ноги у неё подкосились, и девушка рухнула в мягкую траву. Позади не было ни скал, ни гор — разве что далеко, на расстоянии. В свежем воздухе звенели птичьи голоса, и ощущался запах множества растений.

Элири молча склонила голову. Она не ошиблась, доверившись силе. Теперь после небольшого отдыха можно отправляться в путь к далёким горам. Испытывая глубокое чувство удовлетворения, она напилась и поела, в душе благодаря Идущих Впереди за милость — и за путь.

Вертолёт покружил над горами и повернул к городу. Сидящая в нём женщина из социальной службы пыталась как-то оправдаться в собственных глазах. Она оказалась права, девочкой и в самом деле владели суицидные настроения. А значит, попытка догнать её была полностью оправдана. Без сомнения, тело найдут, когда река отнесёт его вниз по течению. А если даже и нет… Ну, это не имело особого значения. Полно других дел, других людей, находящихся под её попечительством.

Мужчина, который летел вместе с ней, за всю дорогу не произнёс ни слова. Он знал, что именно видел, но знал также, что лучше об этом помалкивать. И всё же до конца своих дней он сохранит воспоминание о поросшей зелёной травой земле, на мгновение мелькнувшей перед ним. Что это было? Вопрос, который он будет задавать себе снова и снова — столько, сколько продлится его жизнь. И всю оставшуюся жизнь он будет испытывать ощущение, что в этом месте что-то было — что-то такое, что звало, притягивало к себе.

Однако об этом он не расскажет никому. Если девочка и в самом деле сбежала, ему-то какое дело? Удачи ей.

2

Когда Элири проснулась, где-то совсем неподалёку пела птица. Глаза девушки обшаривали эту новую для неё землю. Существовала легенда, что дороги назад не было, что никто из Идущих Впереди, прошедший этим путём, никогда не возвращался обратно. Она пожала плечами. Прыгая в пустоту, она с таким же успехом могла погибнуть, как и оказаться здесь. По крайней мере, тут не было социальной службы, и теперь дядя и тётя не доберутся до неё. Конечно, нужно проявлять осторожность. Кто знает? То, что её ожидает здесь, может оказаться гораздо хуже того, от чего она сбежала. Элири сложила одеяло и собрала сумку, оставив лишь немного еды. Ей не терпелось отправиться в путь, а поесть можно будет и по дороге.

Неясно вырисовывающиеся вдали горы манили к себе. До их подножья, по её подсчётам, нужно было пройти не меньше двадцати миль. Она обогнёт их и двинется дальше на восток; что-то такое было в этом направлении, что-то такое, что притягивало её к себе. Она бодро шагала вперёд, навострив глаза и уши. Никаких признаков жизни. Это выглядело странно: такая плодородная, такая изобильная земля — и ни людей, ни строений. Может быть, именно по таким равнинам когда-то скакали её предки? Или же здесь обитают племена, которым может не понравиться её появление?

Когда солнце поднялось высоко, Элири остановилась и перекусила, а потом двинулась дальше. Вскоре справа, в стороне от неё, сквозь жаркую дымку нагретого воздуха проступили контуры строений. Она сменила направление и пошла медленнее. Не слышно было ни звука. Люди, которые занимаются повседневными делами, всегда производят шум, но здесь стояла полная тишина. Девушка осторожно, неторопливо обошла большую группу строений; находясь в незнакомом месте, разумнее постоянно быть начеку. Но чем ближе она подходила, тем яснее становилось, что дома покинуты. В некоторых местах кровля провалилась вовнутрь; в других были явные признаки бушевавшего когда-то пожара. Наконец она решилась подойти к одной из распахнутых настежь дверей.

4
{"b":"18807","o":1}