ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет смысла ругать себя. Расскажи лучше, что тебе известно о Башне. Или о том, кто использует тебя.

— Здесь сосредоточена очень большая сила Тьмы. Это место как будто притягивает тех, кто служит ей, обещая им, что они станут могущественнее. В результате они, по большей части, гибнут, но при этом всегда становятся другими… Но меня зовут, доброй тебе ночи. — Он исчез, и Элири заснула, как обычно.

Ночи приходили и уходили одна за другой. Иногда вместе с ними появлялся Ромар, и они с Элири вели долгие разговоры. Размышляли над философскими проблемами, рассказывали друг другу о своей жизни и даже начали шутить по мере того, как возрастала их дружба. Девушка понимала, что её общество даёт ему силы держаться. Может быть, даже какая-то часть её жизненной энергии просачивалась сквозь барьер, восполняя его запасы. Как бы то ни было, после всех этих ночей, заполненных дружеским общением, Ромар выглядел менее измотанным. Теперь они чувствовали себя друг с другом как старые друзья — и обоим это было приятно.

И всё же Элири по-прежнему колебалась. Она понимала, что эта вновь возникшая дружба предъявляла к ней определённые требования. Но то же самое относилось и к дружбе с Тарной и Хиланом, дружбе, имеющей к тому же больший срок давности. Имела ли она право рисковать ими, а заодно, возможно, и всеми остальными, кого они приютили под своим кровом? Тёмная Башня вызывала ужас даже у своих верных слуг. Насколько же опаснее прямое столкновение с ней для тех, кто принадлежал Свету?

И всё же в глубине души Элири отдавала себе отчёт в том, что именно сдерживает её. Страх, самый обыкновенный страх — даже не страх смерти, а страх потерять всё то, что она обрела здесь. Чем яростнее она отгоняла эту мысль, тем настойчивее та возвращалась и, в конце концов, прочно обосновалась в глубине сознания, не давая девушке покоя. Сомнения раздирали её, но в итоге решение было принято. Она подождёт. Много лет назад ей приходилось слышать, как шутили по поводу решений такого сорта. Дескать, так поступают в надежде, что проблема либо разрастётся до таких масштабов, когда не предпринимать ничего станет просто невозможно, либо разрешится сама собой. Как бы то ни было, приняв это решение, Элири стала чувствовать себя с Ромаром более свободно. Она этого не знала, но он видел происходящую в ней душевную борьбу и понимал её.

Он не станет требовать от неё большего, чем то, на что она способна. Понадобилось немало времени, прежде чем до него дошло, что она из тех, кто только сам может выбрать свою тропу. Пытаться заставить Элири действовать против воли означало лишь укреплять её в решении не выполнять просьбу. К тому же, никаких прав на это Ромар не имел. Она была ему не родня и, более того, вообще пришла сюда из другого мира.

Они разговаривали, а он в это время приглядывался к ней. Элири казалась ему такой красивой… Ох, пусть и не в соответствии с какими-то дурацкими стандартами, но ему никогда не нравились пухленькие и глуповатые красотки. Он восхищался быстротой и гибкостью её движений, стройным телом, гордостью, сквозившей в каждой его линии. Если бы какой-то мужчина владел оружием так же хорошо, как она, у Ромара наверняка возникло бы чувство соперничества, но в отношении неё он ничего подобного не испытывал. Элири относилась к тому типу женщин, которые способны обеспечить мужчине надёжный тыл, встать с ним на равных плечом к плечу, что имело немаловажное значение в этой стране, где жизнь была нелегка. С ней не нужно было притворяться и следить. за своим языком из боязни нарушить душевный покой неясной хрупкой женщины.

Поначалу Ромара тянуло к ней просто из-за острой потребности в дружеском общении. Теперь это было нечто большее. Может быть, у него нет завтра, нет будущего, но если бы оно было, он хотел бы разделить его с ней. Пока он не позволял себе никаких проявлений чувств — ни желания, ни понимания. Не стоило осложнять её и без того нелёгкую жизнь. Он видел, как Элири боролась сама с собой и своими страхами, как она колебалась между желанием помочь ему и опасением потерять всё, что было с таким трудом завоёвано.

Потом Башня снова начала интенсивно выкачивать из него силы, и на протяжении многих ночей Ромар вынужден был оставаться один. Элири догадывалась, что именно по этой причине он перестал являться ей во сне.

За пределами каньона Серые нападали на расти все чаще. Те, в свою очередь, как будто просто остервенели от ярости, так что на некоторое время Элири оставила их в покое. Воин не сражается с тем, кто настолько поглупел, что перестал быть достойным противником. Но сердце её трепетало от желания отбросить все соображения о необходимости проявлять осторожность и ждать. Чтобы успокоиться, девушка напоминала себе рассказы Фара Трейвелера, в которых постоянно возникал мотив того, какими бедами чревата порывистость, свойственная молодости. Но Элири никак не удавалось погасить страстное желание вновь увидеть этого человека, который незаметно стал ей другом. Узнать, о чём он думает, поделиться с ним своими мыслями… Нет. Слабость — тот же глупый противник, сражаться с которым недостойно воина. А сердце пусть подождёт до тех пор, пока ей встретится тот, у кого больше шансов уцелеть.

В смятении разума Элири забредала дальше, чем обычно, и однажды встретила лазутчика. По крайней мере, так она восприняла этого человека, хотя сам он не дал никаких объяснений по поводу того, что делает в землях Кеплиан. Прежде чем продолжить путь, они обменялись несколькими вежливыми фразами. В его глазах что-то мелькнуло, и девушка насторожилась, удерживая лошадь подальше, чтобы он не смог наброситься на неё с ножом. Спустя некоторое время к ней присоединилась Тарна.

«Он преследует нас».

Элири сердито выругалась.

— Мне это не нравится. Что ему надо?

«Он охотник».

В сознании обоих вспыхнул образ хищника, крадущегося по тропе. Они перешли на рысь, и Элири перебирала в уме все возможности, обшаривая глазами пространство вокруг. Внезапно она все поняла и тут же сообщила о своей догадке Тарне. Та даже сбилась с ровного шага, когда до неё дошло, в чём суть дела.

«Он видел нас вместе и решил, что мы обе принадлежим Тьме».

— Да. Вопрос в том, попробовать ли отвязаться от него, или он не даст нам этого сделать и нападёт?

Ответом ей было то, что применительно к человеку можно было воспринять как пожимание плечами. Элири кивнула. Кобыла права. Они могли лишь ждать и смотреть. Одно не вызывало сомнений: нельзя допустить, чтобы он проследил их путь до каньона. Никто из чужаков не должен знать, где они обитают. Этим рисковать нельзя.

Девушка почувствовала огорчение Тарны по поводу того, что этот человек счёл её принадлежащей Тьме. Элири погладила жёсткую гриву, мягко поскребла у основания маленьких прямых ушей.

— Это не твоя вина, названая сестра. Мы находимся в землях Кеплиан и не так уж далеко от Башни. Он подумал бы, что я принадлежу Тьме, даже если бы не увидел нас вместе. Он меня не знает; я одета не так, как люди, среди которых он живёт. Даже упряжь моей лошади не такая, как у них. Я бы уже давно могла сменить её, но мне нравится эта, а он находился так близко, что имел возможность заметить разницу. Пусть себе охотится; мы быстро отвяжемся от него.

Однако тут она ошиблась. Кем бы ещё ни был этот человек, следопытом он был отменным. Когда сгустились сумерки, он немного отстал, но следа не потерял.

— Может, нам лучше пока не возвращаться? Молчаливое согласие.

Элири повернула и поскакала вдоль ручья в сторону, противоположную той, которая вела к дому. Лучше не приближаться даже к броду. Следопыт уже видел достаточно, чтобы догадаться пересечь ручей и направиться в предгорья. Может быть, просто спрятаться где-нибудь и убить его, когда он будет проезжать мимо? — Этот человек нёс в себе угрозу всему, что было дорого Элири. Если бы он сумел обнаружить каньон, то, без сомнения, потом привёл бы других, чтобы попытаться убить всех его обитателей. И всё же Элири не хотелось, чтобы он погиб от её руки. В этой битве они сражались на одной стороне. Магия здешних мест могла восстать против человека, убивающего своих.

40
{"b":"18807","o":1}