ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доказательств у нас нет, но мне так кажется. И ещё я думаю, что эта опушка — славное местечко, от которого в будущем лучше держаться подальше. Если, конечно, у нас под рукой не окажется несколько тел, от которых нужно будет срочно избавиться. Давай убираться отсюда. Я устала, вся в грязи и хочу есть. Если поторопимся — и, конечно, если нам повезёт, — то до ночи будем дома.

Они быстро поскакали в сторону гор, прорезая насквозь большой круг, который пришлось сделать, спасаясь от преследователя. И к ночи в самом деле оказались в каньоне, усталые, но в безопасности. Элири зажгла свечу и открыла седельные сумки, привезённые с опушки. Тарна и Хилан подошли поближе, чтобы взглянуть, что она там обнаружила. Девушка откусила кусок пшеничной лепёшки и вывалила содержимое сумок на пол. Там было мало интересного, в основном, всякие мелочи, которые обычно возит с собой любой путешественник. Никакой возможности обнаружить имя владельца или узнать что-либо о нём. Не то что в том мире, откуда она сбежала, где в карманах у людей всегда лежат документы, а на каждой сумке обозначены фамилия и адрес владельца. Элири повертела в руках меч. Простое, добротное оружие, надёжное, но, наверняка, недорогое. Она подняла взгляд на стоящих рядом Кеплиан. — Что мне делать с этим? Хилан проявил практичность:

«Невозможно понять, кем был этот человек. Он даже мог принадлежать Тьме. Отнеси все это ко входу в каньон, и если руны не предупредят об опасности, сохрани эти вещи. Если придётся сражаться, кому-то они, может быть, и пригодятся. Но лучше помалкивать обо всём происшедшем, а то как бы другие не начали интересоваться тобой. Этот человек умер, и Страж его похоронил. Пусть он там и останется».

Для жеребца это была длинная речь, но ещё прежде, чем он закончил, обе слушательницы закивали головами в знак согласия. Судя по реакции рун, вещи охотника не несли на себе отпечатка злых сил. Элири убрала их подальше — до поры, до времени. Рано или поздно они и в самом деле могли пригодиться.

Элири улеглась, продолжая размышлять над недавними событиями. Было ещё кое-что, о чём она не рассказала Тарне, но что беспокоило её. Охотник, без сомнения, принадлежал к той же расе, что Маурин и Джеррани. У него тоже было худощавое лицо с резко очерченными скулами, худое тело, облачённое в грубую одежду, серо-голубые глаза и чёрные волосы. В самый первый момент, когда она увидела его, сердце у неё на мгновение остановилось, но тут же бешено забилось снова. Он был так похож на Ромара! Потом ей стало ясно, что это просто сходство типа. Но этот спазм страха вызвал озноб, пробежавший по всему её телу. Даже сейчас, вспоминая о нём, Элири затрепетала.

Она задумалась, осознав это. Ромар не был ей родным по крови и, следовательно, никаких родственных обязанностей у неё по отношению к нему не было. Но он стал ей другом — или больше, чем другом?

Глядя на мёртвое лицо охотника, она внезапно поняла, что любит Ромара. По мере того как во время долгих ночных разговоров они делились друг с другом своими надеждами, взглядами и мечтами, её чувство к нему росло. Но стоило ли рисковать собой и всем, что она имела, ради того, чтобы освободить его? С трудом, не сразу, но она пришла к выводу, что да, стоило. Она перевернулась на спину, глядя в каменный потолок. Этот новый мир уже дал ей так много; может быть, теперь он подарит ей и любовь. Мысли Элири унеслись к Фару Тревелеру, который указал ей путь сюда. Да, скорее всего, она никогда не вернётся обратно. И всё же до сих пор она не решалась полностью вручить себя этому миру.

Постепенно решение оформилось. Чтобы освободить Ромара, понадобятся сила и помощь. Со вторым дело обстояло просто. Маурин и Джеррани тут же предложат свою помощь, как только узнают о том, что Ромар в плену и ему угрожает опасность. Время пришло, больше откладывать нельзя. Пора рассказать им обо всём, что ей было известно. Но сила…

До сих пор здешние силы мало помогали ей. Скинув одеяло, девушка вскочила, побежала к выходу из каньона и прижалась ладонями к рунам. — Я не из вашего мира, — медленно произнесла она, обдумывая каждое слово, — но мне предстоит бой. : со Злом, от которого вы нас охраняете. Во мне течёт. другая кровь, но я заодно с теми, кто против Тьмы. Я пришла издалека, но решила остаться здесь навсегда, а к добру или к худу — это уж как мне выпадет.

Руны засияли ярче. Элири ждала. Их свет всё усиливался и на фоне тёмных скалистых стен все больше напоминал мягкое сияние тумана. Она провела пальцами по знакам охраны и защиты.

— Подскажите мне, что нужно делать. Ответом ей была такая яркая вспышка света, что

Элири пришлось крепко зажмуриться. Сила, казалось, окружила её со всех сторон. Точно шаль, окутала плечи, точно драгоценные капли, стекала с рук. Потом ослепительная огненная стрела прорезала каньон, и как только она коснулась золотистого тумана, открылся путь. Элири низко склонила голову. Она задала вопрос — и получила ответ: сила указала ей дорогу. Ну что же, она не отступит. Девушка решительно зашагала в сторону тумана.

12

По бокам от неё каким-то образом оказались Тарна и Хилан. Элири чувствовала, что в их сознании нет страха, лишь растущее чувство волнения и ожидания, лишь вера и надежда на то, что, может быть, теперь они наконец получат величайший и страстно желаемый дар. Оказавшись у края тумана, все трое медленно двинулись дальше, погружаясь в него все глубже и глубже. Позади — никаких признаков каньона, только все тот же туман. Какое странное ощущение, подумала Элири. Как будто она оказалась в месте, не совсем принадлежащем этому миру.

Вокруг возникали неясные тени, но тут же таяли, когда друзья приближались к ним. Потом одна из них приобрела более определённые очертания. Элири изо всех сил напрягала зрение, но продолжала неторопливо идти ровным шагом. Здесь нечего было бояться и не следовало выказывать никаких признаков страха — чтобы не обидеть силу. Рядом с Элири, едва касаясь копытами земли, скользили Кеплиан. Радостное чувство надежды все разрасталось в их душах. Туман перед ними темнел, образуя контуры помещения, колонны, остроконечную кровлю, украшенную резьбой в виде виноградных лоз с налитыми гроздьями. И вдруг туман окончательно истаял.

Они остановились, с благоговением оглядываясь.

Со всех сторон на них нахлынуло ощущение тепла и радости — так приветствуют долгожданных друзей. Элири продолжала идти, а Кеплиан остановились, выжидая; не могло же это приветствие относиться и к ним, детям полумрака и тени? Тонкий стебель золотистого тумана обвился вокруг них, точно любящие руки. Им тоже были рады, очень рады и приглашали войти туда, где когда-то другие Кеплиан состояли в дружбе с теми, кто обитал здесь. Волна их радости захлестнула Элири, эхом отозвавшись в её сознании. Она приостановилась, дожидаясь, пока друзья присоединятся к ней.

Теперь все сооружение было видно совершенно отчётливо, и они остановились, внимательно разглядывая его. Кеплиан приходилось видеть не так уж много зданий, и они могли сравнить его лишь с Тёмной Башней и древним строением в их каньоне. Опыт Элири в этом отношении был несравненно богаче. Здание напоминало ей фотографии с изображениями развалин храмов Древней Греции. Оно не выглядело в точности как одно из них, но впечатление производило то же самое — в нём чувствовалась очень древняя, хотя и утраченная мощь. Здание было сложено из массивных каменных; блоков тёплого медового оттенка. Изнутри камень пронизывали серебристые прожилки — цвета, присущие туману. Который, в конце концов, расступился и впустил их внутрь, напомнила себе Элири.

Находилось ли это здание на самом деле здесь? Или туман затвердел, обретя отчётливые очертания, чтобы показать им что-то, на самом деле реально существующее совсем в другом месте? Взгляд Элири обратился ко входу. Она подошла поближе и прикоснулась к стене. Под её пальцами камень ощущался как твёрдый. Девушка гордо вскинула голову. С тех самых пор, как она пришла в каньон, ей было интересно, что скрывает туман. И вот теперь она узнает это — не боясь, что поступает вопреки воле тех, кто находится здесь. Она смело вошла внутрь, мимо огромной, литой, богато изукрашенной бронзовой двери, преодолевая желание задержаться здесь, чтобы получше разглядеть запечатлённые на ней небольшие, но превосходно выполненные сцены.

42
{"b":"18807","o":1}