ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элири кивнула. С её точки зрения всё, о чём говорил Джеррани, звучало совершенно естественно. Погибая, немунух всегда старались прихватить с собой как можно больше врагов. Потратить последние силы на то, чтобы погубить и своего убийцу тоже. Все правильно. Элири также сделала в уме заметку, что нужно внимательно осмотреть ещё раз подвал своею дома. Поискать оружие — что-нибудь такое маленькое, что было бы легко спрятать и что, может быть, внешне даже не походило бы на оружие. Но что было бы и легко достать. Она постаралась сдержать дрожь. Оказавшись в безвыходном положении, лучше погибнуть от собственной руки, чем попасть в руки того, кто захватил Тёмную Башню.

Конечно, мысленно добавила она, плотно стиснув губы, это может сработать только в том случае, если враг окажется настолько туп, что сочтёт её совсем уж беспомощной и неопасной. Только тогда у неё появится возможность умереть от собственной руки.

Элири снова стала прислушиваться к тому, что, склонившись над картой, говорил Джеррани. Дважды он вызывал своих людей и отдавал приказы. Потом Маурин снова вышла и принесла ещё бумаги. В конце концов, с делами было покончено. Их план начал обретать отчётливые очертания; оставалось лишь облечь кости плотью.

С первыми лучами солнца все поднялись снова. Оседлав лошадь, Элири заторопилась к ожидавшим её друзьям.

— Я скоро вернусь. — Она перевела взгляд на воинов и слуг, сновавших во дворе. — И когда это произойдёт, удержите своих людей, не позволяйте им действовать сгоряча. Клянусь — те, кого я приведу, принадлежат Свету и будут сражаться вместе с нами,

Джеррани внимательно посмотрел на неё.

— Ты сама принадлежишь Свету и свободно проходишь мимо рун охраны и защиты. Не думаю, что тебя было легко обмануть. Мы будем в замке, когда ты вернёшься. Пусть твои друзья пройдут по мосту мимо рун, и тогда все мы будем только рады им.

Элири кивнула и пришпорила лошадь. За её спиной Маурин крепко сжала пальцы Джеррани. Если у них окажутся ещё и союзники, Ромара, может быть, в самом деле удастся вызволить. Напрягая зрение, она провожала взглядом крошечную фигурку всадницы, пока та совсем не растаяла вдали.

Они замерли в ожидании. И вот там, куда они неотрывно смотрели, возникло что-то, постепенно обретшее контуры скачущего верхом человека и четырёх крупных животных рядом с ним. По двору прокатился приглушённый шум голосов; сначала в нём звучала неуверенность, потом — откровенная враждебность.

Крепко сжав руку Маурин, Джеррани потянул её с моста под арку, которая вела во внутренний двор. Группа между тем приблизилась к мосту, и сквозь клубы пыли уже можно было отчётливо разглядеть тех, кто входил в неё. Маурин и Джеррани открыли рты от ужаса и изумления — девушка скакала верхом на кобыле Кеплиан! У моста кобыла встала на дыбы, горделиво выгнув дугой мощную шею.

Слева от Элири скакал жеребец Кеплиан, такой крупный и красивый, какого они себе и представить не могли. Лошадь бодро трусила справа от неё, а следом за ними ещё Кеплиан — покрытая шрамами кобыла и совсем молодой жеребец, только-только подросший до такого размера, чтобы выдержать всадника. Перед рунами они остановились. Элири легко спрыгнула, протянула руку к ближайшему камню и провела пальцем по одному из знаков. Руны вспыхнули голубовато-зелёным. Девушка шагнула в сторону, пропуская кобылу. Мягкий нос поднялся и обвёл знак, свет запылал ярче. Потом жеребец вытянул голову, и при этом прикосновении засиял туман, подняв-шийся от копыт Кеплиан. К знаку приблизились двое оставшихся. Туман поднялся, точно приливная волна, и поглотил их.

Когда он рассеялся, перед изумлёнными взглядами обитателей замка предстали все те же Кеплиан, целые и невредимые. Элири прыгнула на спину Тарны и выхватила из ножен меч. В солнечных лучах он отсвечивал золотом и серебром; голубой огонь стекал с острого конца, его капли веером разлетались над плечами Кеплиан.

— Я пришла с друзьями и союзниками, принадлежащими Свету. Можем ли мы войти и будут ли здесь рады нам?

Рука об руку хозяева замка выступили вперёд.

— Мы приветствуем вас! — послышался глубокий голос Джеррани, и, точно контрапункт, ему вторил нежный голос Маурин.

Копыта простучали по мосту. Оказавшись во дворе, Кеплиан остановились, оглядываясь по сторонам, на людей, окруживших их со всех сторон.

Джеррани приветственно поднял руки; Маурин шагала рядом с ним.

И вот впервые за тысячу лет произошло то, чего никто из них и представить себе не мог: представительница той расы, которая всегда была враждебна людям, ответила на обращённое к ним приветствие.

Тарна вскинула голову:

«Благодарим за добрые слова. Добрый день, господин и госпожа этого дома. Желаем вам счастливого будущего и яркого солнца во все дни вашей жизни».

Последовало долгое молчание — и потом со всех сторон послышались приветственные возгласы.

14

Элири отошла в сторону, чтобы лучше видеть все происходящее. Кеплиан поняли, что означали раздавшиеся вокруг возгласы, и девушка улыбнулась, чувствуя их удивление и радость. Потом она незаметно отвела Маурин в сторону.

— У тебя есть небольшой дар. Как ты думаешь, он достаточен, что проникнуть в глубину сознания?

Маурин покачала головой.

— Нет, разве только если речь идёт о близких родственниках, — она засмеялась. — Хотя мы с Джеррани иногда разговариваем мысленно. Чаще всего, в самый неподходящий момент.

— Что ты имеешь в виду? Маурин захихикала.

— Это случилось во время обеда, который мы давали в честь лорда Тёрне из Долины Зелёного Безмолвия. Он вообще-то приятный старик, только немного напыщенный и нудный. Конечно, было очень любезно с его стороны проделать столь долгий путь сюда только ради того, чтобы заняться нашими фортификационными сооружениями. Но он просто замучил нас разговорами о том, как важно иметь подземные переходы, которые, в случае чего, позволили бы незаметно сбежать. По его мнению, у нас их должно быть, по крайней мере, два, об одном из которых никому, кроме нас, не было бы известно. Мы с Джеррани сидели, пытаясь выглядеть заинтересованными, а он всё продолжал и продолжал в том же духе. Потом вдруг у меня в сознании возникла картинка… — Маурин внезапно замолчала и снова захихикала. Элири терпеливо ждала. — Её передал мне Джеррани. Как будто лорд Тёрне в виде зверька, роющего норы, копал, как безумный, под замком туннели, пока сверху все не рухнуло на него. Тогда этот зверёк с лицом лорда уселся на задние лапы, весь в пыли и удивлённо оглядываясь по сторонам. Это было выше моих сил. — Она засмеялась, снова представив себе это зрелище. Элири тоже стало смешно.

— И что ты сделала?

— Пробормотала, что у меня неотложные дела, и сбежала. Выскочила в коридор и просто зашлась от смеха. Подошла няня и удивлённо уставилась на меня. Только это и помогло мне взять себя в руки. Прошло, наверно, не менее получаса, прежде чем я смогла вернуться. Надеюсь, я сумею воспитать детей лучше, заявила тогда няня. Но когда я ей рассказала, в чём дело, она тоже смеялась.

Теперь уже смеялась и Элири. Ей приходилось видеть зверьков, роющих норы. Маленькие толстые животные, морды которых выражали одновременно удивление и напыщенную важность. Она посмеялась вместе с Маурин, и тут к ним подошёл Джеррани.

— Что вы замышляете? Его жена усмехнулась.

— Ничего… Пока. Я просто рассказывала Элири о лорде Тёрне.

Джеррани тоже широко улыбнулся.

— А, как же, помню. Я думал, ты просто лопнешь, если сию минуту не выскочишь из зала. — Потом он заговорил более серьёзным тоном. — Раз те, кого Элири привела, наши союзники, пусть тоже участвуют в разработке планов. Зло растёт, распространяясь все шире и вытягивая силу отовсюду, где находит её. Если мы не хотим опоздать, нужно поторопиться.

Джеррани ни словом не обмолвился о Ромаре, но все поняли, что он имел в виду. Его сердце болело за Ромара, друга, который нёс с собой смех и Свет. Ромар мог не вынести заточения, тем более, такого ужасного, который и в ночном кошмаре не приводится. Джеррани содрогнулся.

49
{"b":"18807","o":1}