ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не давая им возможность расспросить её, девушка зашагала вперёд. Высокие, мягкие мокасины из телячьей кожи беззвучно ступали по гладкому полу. Друзья последовали за ней, и никого почему-то не удивило, что жеребец, по-прежнему возглавлявший шествие, тоже двигался по твёрдому мрамору совершенно бесшумно. Он как будто не скакал, а скользил, обнюхивая стены. И внезапно подал сигнал.

— Дверь? — Джеррани подошёл поближе. — Да, Он мягко толкнул её, но безрезультатно. Разглядев повнимательнее, обхватил пальцами резную розу и потянул на себя. Дверь открылась. За нею клубился мутный туман, который тут же пополз в их сторону. Вздрогнув, Джеррани отпустил дверь, и она снова захлопнулась.

— Его здесь нет, мне кажется. Пойдём дальше, поищем другие. Никто не возражал. Какое-то давящее чувство, возникшее в этом длинном коридоре, заставило всех хранить молчание. Ещё дважды они открывали двери, и оба раза это оказывалось не то. В одном случае перед ними раскинулась бескрайняя пустыня — кустарник, песок, плотно пригнанный булыжник, сухой и жаркий воздух. В другом за дверью водоворотом кружились большие хлопья снега, отчётливо различимые на фоне стылого чёрного неба.

Пробегая кончиками пальцев по стене, Элири внезапно ощутила под ними неровность. Точно, здесь была ещё одна дверь, на поверхности которой был вырезан! вставший на дыбы Кеплиан. Девушка подозвала Пехнана. Он взглянул сначала на изображение, а потом на Элири, и ей почудилось, что в его больших глазах возникло выражение печали. Мягкий нос жеребца прикоснулся к вырезанному на двери, и дверь открылась.

Они заглянули внутрь. Маурин вскрикнула и рванулась вперёд, но Джеррани удержал её.

— Успокойся, любимая. В ловушке всегда устанавливают ту приманку, которая скорее всего привлечёт жертву. Давайте сначала хорошенько рассмотрим, что там такое, а уж потом полезем в паучье логовище.

Он оттащил жену и движением подбородка показал Элири, чтобы она заглянула внутрь. На первый взгляд человек, развалившийся в кресле, очень походил на Ромара, но… Да, пожалуй, этот человек выглядел слишком откормленным, слишком холёным. Изнеженные руки, хорошая одежда. Конечно, вот уже несколько месяцев Ромару не приходится пускать в ход руки, но до этого он много лет вёл жизнь охотника и воина. У любого наездника сухожилия делаются крепкими, а мышцы сильными, в то время как руки того, кто сидел сейчас перед Элири, явно никогда не знали работы, так расслабленно и вяло лежали они на коленях. Девушка указала на это отличие Маурин, которая по-прежнему пыталась вырваться из хватки мужа.

— Это не Ромар.

— Тогда кто же?

— Приманка, созданная специально для того, чтобы заманить нас внутрь, — предположил Джеррани.

Его жена покачала головой:

— А может, и нет. Я слышала о том, что можно создавать образы, лишённые чётких характерных черт. Посмотри на его одежду. Так мог бы быть одет человек любого пола.

Элири, пристально глядя на сидящего в кресле человека, отрывисто бросила:

— Отведите взгляды, быстро. И не смотрите, пока я не скажу.

Она постаралась как можно лучше припомнить Кинана. Ему это не причинит вреда — его дух теперь далеко, там, куда так стремился. А им, может быть, и будет польза. Девушка медленно перебирала одно воспоминание за другим. Вот Кинан сидит, скрестив ноги, и учит её языкам нового для Элири мира. Вот Кинан чистит лошадь, большие руки нежно гладят грубую шкуру. А вот Кинан, каким она видела его последний раз в жизни. Облачённый в наряд, который она сшила ему, рука вскинута в знак прощания. Это последнее воспоминание было пронизано печалью. Постаравшись удержать его в сознании, она шагнула к распахнутой двери. Кинан, который сидел теперь в кресле, поднял голову и поманил её внутрь.

Она отшатнулась. Пародия на её старого друга, вот что это такое. Возникло острое желание уничтожить приманку, но сейчас нужно было думать не об этом. Объяснять ей ничего не пришлось, они и сами догадались. — Теперь у него лицо того, кого ты вызвала?

— Да.

— Будем пытаться уничтожить подделку или пойдём своим путём? — мягко спросил Джеррани.

— Пойдём своим путём. Думаю, никакой собственной силой это создание не обладает. Просто сидит и ждёт, пока кто-нибудь не попадётся в расставленную ловушку, — ответила Маурин. — Вопрос в другом. А именно — может ли эта штука каким-то образом сообщить своему создателю, что ловушка не сработала? Если да, то нам лучше поспешить.

Никто не возражал, и все торопливо последовали за Пехнаном, который по-прежнему возглавлял маленький отряд.

Теперь коридор напоминал винтовую лестницу, и, хотя в нём не было окон, Джеррани чувствовал, что с каждым кругом они поднимаются все выше. Стены начали светиться; сначала совсем незаметно, потом все ярче. И вдруг идущий впереди Пехнан исчез. Элири негромко вскрикнула, рванулась вперёд и подхватила кулон.

— Почему? Почему он покинул нас именно сейчас?

Джеррани оглянулся по сторонам, пытаясь понять причину.

— Стены, — сказал он. — Посмотри на стены. — Огонь упорно расползался по древним камням. Тускло-красное свечение испускало дым, оставляя после себя грязно-чёрные следы. Джеррани осторожно протянул к нему руку. — Это сила, не настоящий огонь; жар не ощущается. — Он взглянул на кулон в руке Элири, — Может быть, Пехнану оказалось не по силам пройти сквозь это в том виде, в каком он был. Ничего страшного, ты пронесёшь его как кулон.

— Может быть, — обеспокоенно сказала Элири. — Не нравятся мне эти стены.

— Мне тоже, — согласилась Маурин, — но у нас лишь два выхода. Повернуть назад или пойти вперёд. Я не уйду отсюда без Ромара.

Элири пожала плечами:

— Тогда пошли, и да не оставит нас Свет.

Теперь впереди медленно шла она, за ней Джеррани, Маурин замыкала шествие. Огонь вокруг все разгорался, чернота быстро расползалась по сторонам. Пол в направлении их движения тоже почернел, прорезанный лишь огненными струйками, складывающимися в руны, на которые они старались не смотреть. Потом снизу начал подниматься туман, тоже чёрный, окаймлённый тусклым красным свечением, которое одно сейчас и давало свет. Элири вытащила кинжал, а кулон бросила в пустые ножны. У неё возникло ощущение сильного притяжения, и, как только она осознала это, стало ясно, что оно владеет ею уже несколько минут. От кого оно исходило? От Ромара или от кого-то ещё? Как бы то ни было, тот, кто её звал, находился впереди.

Она потянулась сознанием к источнику этого призыва, примерно так, как поступала, «разговаривая» с Кеплиан. Призыв, казалось, усилился, но уверенности в этом не было. Элири постаралась вызвать в памяти лицо Ромара. Потом, продолжая медленно идти вперёд, представила себе, как прикасается кинжалом к этому лицу. И ощутила, как сила мощным потоком хлынула туда, где, как ей казалось, находился Ромар.

Одновременно оттуда пришло предостережение — впереди опасность! — и кое-какие сведения, до сих пор ей неизвестные. Энергия Ромара иссякала; хозяин вытягивал из него всё возможное, пытаясь остановить сражение на севере. Однако здесь, в Башне, время текло не так, как снаружи. Если они будут продвигаться вперёд без задержек, шанс успеть вовремя ещё есть. Защита Башни, в основном, носила автоматический характер, что позволяло, не обнаруживая своего присутствия, добраться практически до самого её центра.

Связь с Ромаром слабела с каждым мгновением. Однако прежде, чем она окончательно сошла на нет, Элири ощутила его безмерную усталость и отвращение к навязанной ему роли. Девушка сжала кулаки. Лучше умереть, чем оказаться во власти Тьмы. Если у них ничего не получится, она будет молиться Ка-диху, чтобы он позволил ей дать Ромару единственный доступный ей дар — незапятнанную смерть.

Элири повернулась, чтобы рассказать друзьям о том, что сейчас испытала. Позади не было ничего — только густой, свивающийся кольцами туман. Никакого признака Джеррани и Маурин. Элири выругалась.

Она позволила заморочить себе голову! Может быть, где-то свернула, а они нет? Или что-то, крадучись, подползло по стенам и утащило их? В таком месте можно всего ожидать. Первый импульс был — повернуть обратно, но возникло ощущение, что это было бы ошибкой. Может быть, идея в том и состояла — заставить её ринуться назад, позабыв о том, зачем она здесь оказалась? Элири стиснула зубы. Она поклялась — и продолжит путь. Одна, если не получится иначе, молясь o том, чтобы снова встретиться с друзьями. Сжимая в руке кинжал, она решительно зашагала дальше, в том направлении, откуда по-прежнему слышался слабый призыв.

54
{"b":"18807","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Постарайся не дышать
Ведьма по наследству
Падение
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Лживый брак
Карильское проклятие. Возмездие
Браслет с Буддой
Половинка