ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он со смехом прислонился к её плечу, и она повела его к двери.

— Ты мне расскажешь обо всём позже, верно? Я подожду. И ещё надо будет непременно сообщить в Долину Зелёного Безмолвия обо всём, что тут произошло. Но… — Он сжал её руку. — Я знаю, ты рисковала, чтобы спасти меня. Любая благодарность выглядит жалкой по сравнению с тем, какой опасности ты подвергала свою жизнь. И всё же я благодарю тебя.

— Это не обязательно.

— Но тем не менее это так, — с мягкой настойчивостью произнёс он. — Однако чувство благодарности — не единственное, что я испытываю по отношению к тебе.

Элири подняла взгляд и увидела на лице Ромара такое выражение, от которого у неё вся кровь прихлынула к голове. Она с улыбкой посмотрела на него. Ну, её не раз интересовало, при виде всех этих кобыл с их жеребятами, не суждено ли ей единственной остаться в каньоне бесплодной? Теперь стало ясно, что, скорее всего, нет. Чувствуя удивительную лёгкость на сердце, Элири подставила Ромару плечо и повела его дальше по коридору. Многое было сделано, но в грядущие времена предстояло сделать ещё больше. Однако сейчас нужно было думать прежде всего о том, как выбраться из этой ловушки.

Позади них Тарна шумно втянула носом воздух:

«Я чую воду. Боевая сестра, может, напьёмся? Мужчина, которому ты помогаешь, ослабел от жажды».

Элири молча кивнула, жестом показав кобыле, чтобы та поискала источник. Копыта звонко зацокали по мраморному полу — Тарна отправилась на поиски. И почти сразу же ткнулась носом в круглое пятно на стене.

«Здесь».

Элири приложила к пятну кинжал. Стена в этом месте начала судорожно изгибаться и раскрылась, медленно повернувшись. Стала видна чаша с жёлобом над ней. Девушка прочистила его ножом и оттуда полилась вода.

— Вроде бы обычная вода. — Она вопросительно обвела взглядом остальных. — Вреда не будет?

Ромар кивнул, наклонился, опустил свой кинжал внутрь чаши и напился.

— Похоже, все нормально. Пейте побыстрее и пойдём дальше.

Они пили один за другим — чаша продолжала наполняться. Внезапно все отскочили — над головами раздался слабый медленный скрип. Как будто потолок застонал под весом той части Башни, что находилась над ним.

Джеррани с беспокойством посмотрел вверх:

— Пошли быстрее. Иногда, если хозяин гибнет, строение, которое ему подчинялось, разрушается полностью.

Элири вздрогнула.

— Нужно постараться не делать остановок. Не хватало только, чтобы все эти камни обрушились на нас.

Как только последний Кеплиан утолил жажду, Тарна просигналила, что можно отправляться в путь. Один коридор сменялся другим. Элири по-прежнему поддерживала Ромара; двигаться самостоятельно он не мог.

Она и сама чувствовала все возрастающую усталость, но ему приходилось ещё хуже, и девушка делилась с ним своей силой. Наряду с усталостью её всё сильнее мучил голод — и телесный, и сердечный. Ощущение тепла, струящегося сквозь их тела в том месте, где они соприкасались, было ей приятно. Она мало что могла предложить ему. Он — сын состоятельного человеку, пусть даже этот последний в своей глупости и презирал его. Она же прибыла из иного мира, принадлежит к другой расе. Может быть, это будет иметь для него значение? Элири припомнился момент, когда их взгляды встретились над поверженным врагом. Тогда имело значение лишь одно — то, что враг был мёртв, а пленник свободен.

Элири молча молилась богам: «Пусть так будет и дальше. Пусть мы станем друг для друга больше, чем просто люди, у которых общие далёкие предки».

Коридор закончился широким залом. Через огромные, высоко расположенные окна вливался солнечный свет, оставляя тёплые лужицы на холодном каменном полу.

19

Ромар потянул Элири к одному из окон, жадно вглядываясь в раскинувшийся перед ними ландшафт. Долго, очень и очень долго он не видел травы, не ощущал дуновения ветерка и прикосновения солнечного света, не вдыхал запахов родной земли. Повернув голову,

Ромар взглянул на женщину, стоящую рядом. Может быть, кто-то и не счёл бы её красавицей. Но он был воином и охотником; с его точки зрения, сила и гибкая грация Элири — вот где была истинная красота. И в чистых линиях её лица, и гордой посадке головы тоже. Она была прекрасна, как может быть прекрасен отличный меч, и грациозна, как дикая кошка. Он хотел её, но даже более того; пока ночь за ночью их разговоры спасали его от безумия, он полюбил её. Ромар не сводил с Элири задумчивого взгляда. Он мало что мог предложить ей. Да, его зять был хозяином замка, но это ничего не дало ему, кроме дружбы. Если он женится, Маурин, конечно, сделает им подарки, но от мрачного старика, приходившегося ему отцом, он не получит ничего. Несколько лет назад они с Маурин узнали, что отец снова женился, на какой-то девушке, жених которой погиб в сражении. Она родила ему ребёнка; по слухам, и другой был на подходе. Отец пообещал своей юной жене, что, если это произойдёт, его замок отойдёт ей.

Правда это или нет, но претендовать на то, что принадлежало ему по праву рождения, Ромар мог только в том случае, если бы вернулся к отцу и поселился вместе с ним. Отказался от здешних диких просторов, которые полюбил так сильно. Нет… Пусть жена отца и её дети получат то, что им было обещано. Здесь полно свободной земли, а дом можно построить и собственными руками.

Если только… Если только женщина, которая стояла сейчас рядом, прижимаясь к нему тёплым боком, согласится принять бедного охотника. Он напряжённо всматривался в её лицо; вряд ли она откажет ему, движимая жадностью. Не тот человек. Однако любой женщине хочется иметь дом, а в этом смысле ему нечего предложить ей. Мелькнула мимолётная мысль — а где, интересно, она живёт? Почему-то они никогда об этом не говорили во время своих ночных встреч. Может, она боялась каким-то образом дать ему ключ от этого места — ведь он, как-никак, находился во власти Тёмного?

Ромара охватило любопытство. Где же она, в самом деле, живёт здесь, в этих диких землях? Как а только они выберутся из Башни, он задаст ей этот вопрос. Если там хватит места для двоих, может быть, она согласится разделить с ним кров. Он был неплохим воином и охотником. Ну, и имел кое-какое снаряжение и вещи… Джеррани подал сигнал, что пора двигаться дальше, и Ромар до поры выкинул эти мысли из головы. Боги, дайте только одно — чтобы всем им удалось выбраться на свободу.

Они пошли дальше, медленно и осторожно. Но коридоры по-прежнему были залиты светом, и никакие ловушки их не подстерегали — если они вообще ещё уцелели. Если бы не слабость Ромара, которому приходилось часто отдыхать, их путь продлился бы не так уж долго. Зато во время каждой остановки друзья могли обменяться своими впечатлениями.

Тарна, как обычно, говорила от имени всех Кеплиан:

«Мы ждали, ждали, а ты всё не возвращалась. Потом пришёл сигнал, и мы поняли, что наши прекратили сражение на реке. Ты не появлялась, м забеспокоились и вошли, ведь дверь в Башню была всё ещё открыта. Если коридоры оказывались слишком узки для нас, мы скакали по другим, но всё время ощущали нашу связь с тобой, и в конце концов она привела нас туда, где ты боролась с этим Тёмным».

— Вы не проходили через большую пещеру далеко внизу?

Кобыла выглядела удивлённой:

«Нет, мы всё время двигались вверх. И довольно быстро нашли тебя».

Люди с интересом переглянулись. Эта Башня — просто какой-то лабиринт, подумала Элири. Казалось, с любого места в ней можно добраться до другого — и вообще куда угодно. А, какая разница? Она будет просто счастлива, если никогда в жизни больше не окажется здесь, вот бы только выбраться из этих бесконечных коридоров. В какой-то момент Ромар оступился и они оба едва не свалились. Когда они после этого остановились, чтобы отдохнуть, Тарна шутливо ткнулась в Элири мордой:

«Может, мне понести твоего супруга, если он позволит? »

Вопрос, как обычно, «услышала» не только Элири, и все удивлённо воззрились сначала на кобылу, потом на покрасневшую Элири.

66
{"b":"18807","o":1}