ЛитМир - Электронная Библиотека

Тани расхохоталась. Их первая встреча была полна драматизма. Один из работников «Ковчега», будучи обижен на своё начальство, обучил парасову Тани огромному количеству бранных фраз на нескольких языках. Причём командой к произнесению этих фраз служили самые употребляемые слова. Нечаянно Шторм произнёс ключевое слово, и парасова откликнулась заученной фразой. Тани ужасно смутилась, а смех Хостина довёл её до белого каления. Она буквально возненавидела Шторма. Однако вскоре после этого Арзор оказался в смертельной опасности, и им пришлось работать вместе, чтобы спасти планету, которую Тани успела полюбить. К сожалению, а может и к счастью, на то, чтобы гулять по парку, держась за руки, времени у них не было.

Тани посерьёзнела.

— Пожалуй, мне больше нравится наш способ влюбляться. К тому времени, как у нас появилось время поболтать, мы оба знали, чего хотим.

Шторм обнял её.

— Я хочу этого постоянно, радость моя, — сказал он, называя её так, как называл всегда. — И если Логан завтра убежит в цирк, мы наконец-то сможем побыть вдвоём. Разумеется, если Андерс не придумает какого-нибудь срочного дела. Но мне почему-то не верится, что он так быстро сцапает Бариса с Идиной.

Упомянутых бандитов чрезвычайно радовало, что их так долго не могут найти. Но это было единственное, что радовало их в последнее время. «И тем не менее жизнь мало-помалу меняется к лучшему», — думал Барис. Когда началось вечернее представление и доносившийся снаружи гул голосов начал стихать, ему померещился стук в дверь. Барис выглянул в глазок. Никого. Однако у двери в камеру стояла большая кружка с крышкой. Должно быть, это девчонка. Боится встречаться с ним лицом к лицу. Барис приоткрыл дверь и взял кружку.

— Чего там?

— Опять сок притатцили, — сообщил Барис Идине. Отхлебнул большой глоток, и тут же его лицо побагровело, а глаза едва не выскочили из орбит, пока обжигающий напиток прокладывал себе путь в желудок. Барис открыл было рот, желая уточнить, что это вовсе не сок, но вовремя передумал. К чему Идине об этом знать? Она ещё, чего доброго, начнёт скандалить и требовать, чтобы он сделал не больше двух глотков этого замечательного пойла. Но человек, проторчавший столько времени взаперти с нею, нуждается в компенсации! И это пойло — как раз то, что надо! Барис глотнул ещё и расплылся в улыбке. Очень хорошо, просто замечательно!

Идина снова задремала. А Барис продолжал прихлёбывать из кружки, содержимого которой с лихвой хватило бы на двоих. Оно погрузило бы их в блаженное, дремотное состояние. Возможно, им захотелось бы попеть песен. Но Барис не принадлежал к числу мирных, добродушных пьяниц. Он любил пить один и в сильном подпитии не пел задушевные песни, а либо приставал к женщинам, либо учинял драки.

На некоторое время Барис впал в пьяное забытьё, поскольку выхлебал большую часть того, что было в кружке. Однако через час, когда представление завершилось и циркачи начали расходиться по своим палаткам, поднявшийся в цирковом городке шум разбудил его. Отлично! Раз кругом полно народу, значит, можно пойти прогуляться. Барис переоделся и кое-как загримировался. Теперь он выглядел как тучный, респектабельный господин средних лет, изрядно выпивший и чрезвычайно этим довольный. Он допил содержимое кружки и потихоньку выбрался наружу. Кружку он прихватил с собой. Возможно, скоро ему представится случай её наполнить.

Ларис отработала свои номера, переоделась и развела животных по клеткам. Она знала, что Дедран захочет поговорить с ней, и нарочно ошивалась там, где он мог её заметить. Девушка не ошиблась: возвращавшийся в свою палатку Дедран увидел её и сделал ей знак следовать за собой.

— Ну, что тебе сказал этот парень? — спросил он, пристально глядя на Ларис.

— Он говорил про нападение на стойбище туземцев. И про налёт на их ранчо, — ответила она и принялась подробно пересказывать то, что ей довелось услышать от Логана. Когда она сказала, что Логан может опознать Бариса с Идиной, Дедран поджал губы и глаза его яростно сверкнули. Ага, дела идут на лад, решила Ларис и начала говорить о том, что власти Трастора, неохотно выслушивающие жалобы инопланетников, отнеслись к Тани весьма внимательно, поскольку её отец считается здесь национальным героем.

Дедран мрачнел с каждой минутой. Теперь ему стало очевидно, что вся эта шумиха скоро не уляжется. Напротив, со временем страсти разгорятся пуще прежнего. Раз уж кто-то начал такой большой шмон, то не успокоится, пока своего не добьётся. Если же Бариса с Идиной обнаружат в цирке, это его как минимум разорит. Кроме того, в ходе следствия неизбежно станет известно о его связях с Гильдией. А если у Нхары возникнут неприятности, Дедран за это дорого заплатит. Большие шишки в Гильдии грызлись между собой, и положение Нхары было шатким. Либо он сам разберётся с Дедраном за то, что тот подставил его, либо это сделают те, кто свалит Нхару. Положение было аховое, он ходил по лезвию ножа и прекрасно сознавал это.

Между тем Ларис закончила свой рассказ и спросила:

— Желаете вы, чтобы я продолжала встречаться с Логаном? Мне кажется, он в курсе того, что замышляет этот Лараш-Ти. Хотя рассказывает о своих делах не слишком охотно.

Она сделала скучающую мину, от всей души надеясь, что Дедран прикажет ей продолжать встречаться с Логаном.

— Да-да, встречайся, насколько позволяет работа…

Голова у Дедрана была занята другим. Он расстегнул полог палатки и отступил в сторону, выпуская Ларис. Девушка быстро выскочила наружу, боясь, как бы хозяин цирка не переменил своего решения.

По пути она встретилась с Грегаром, направлявшимся к палатке Дедрана. Он замедлил шаг и шёпотом спросил её:

— Ну что, сказала?

— Как договорились.

— Молодцом.

Грегар вошёл в палатку и опустил за собой полог. Ларис не стала дожидаться результатов его переговоров с Дедраном и даже не пыталась подслушивать. Палатка хозяина цирка только выглядела тонкой и лёгкой, на самом деле она была пошита из термопласта — несгораемого, звуконепроницаемого материала, обладающего вдобавок рядом иных достоинств. К тому же девушка устала после представления и всего этого длинного, насыщенного событиями дня.

Войдя в палатку, Грегар, не тратя время на предисловия, в нескольких словах поведал Дедрану, что их опасные гости, вместо того чтобы сидеть тише воды ниже травы, частенько бродят по цирку на виду у почтенной публики.

— Ты уверен? — переспросил Дедран. Насчёт Бариса он мог поверить чему угодно, но уж Идина-то! Не могла же она быть такой дурой? Однако если верить Грегару, которому не было никакого резона врать, выходило, что могла, да ещё как.

— Поначалу я сам не был уверен. Они действительно неплохо маскируются. Но потом я узнал Бариса, нарядившегося преуспевающим торговцем. Когда он появился снова, я порасспросил кое-кого из наших, и они сказали, что видели его уже не раз.

Грегар умолк с видом человека, который сообщил всё, что намеревался сказать. Дедран колебался. Нет, он был не против убийства, но стоит ли так рисковать? Идина — баба хитрая. Возможно, избавиться от неё без лишнего шума окажется не так-то просто, тем более когда вокруг шастают агенты Андерса…

— Мне придётся с этим разобраться. Можно попробовать для начала поговорить с Идиной.

— Сейчас я пойду и…

Но тут снаружи послышался тонкий, встревоженный голосок. Дедран расстегнул молнию и откинул полог. Ларис влетела внутрь и затараторила:

— Барис выбрался наружу! Он на главной аллее. Вдрызг пьяный и в любую минуту может затеять скандал, попытавшись пристать к какой-нибудь девушке! Скорее, сделайте что-нибудь!

Грегар сообразил, что к чему, быстрее Дедрана, поскольку сам заварил эту кашу.

— Я так и знал, что с этой парочкой будут проблемы! Дедран, разберись с Идиной, а я позабочусь об этом пьяном идиоте. Выбора у нас нет. Если Барис исчезнет, она устроит скандал на весь Трастор. Ларис, отведи меня к этому алкашу.

53
{"b":"18808","o":1}