ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщины, как и мужчины, носили узкие рубахи из кожи йориса с разрезами на бёдрах, но в дополнение к ней надевали свободные штаны из шерсти якобыка, которые заправляли в высокие, до середины икр, башмаки на шнуровке. К тому же они любили украшения. Некоторые ограничивались грубо обработанными полудрагоценными камнями, другие украшали себя клыками и когтями хищников, нанизанными вперемежку с самоцветами. На одной из пожилых женщин было широкое ожерелье, закрывавшее плечи и ниспадавшее почти до пояса. Шторм видел такие украшения у норби, но только на мужчинах. Привлёкшее его внимание ожерелье было сделано не из клыков или когтей, а из каменных пластинок великолепной работы. Оно выглядело старинным и очень ценным, так что Хостин поспешил отвернуться: если клан заподозрит, что он зарится на их драгоценности, ничем хорошим это не кончится.

На других женщинах Шторм таких ожерелий не видел, да и из мужчин их носили немногие, причём выглядели они весьма неказисто.

Старший воин подошёл к Шторму, за которым внимательно наблюдала собравшаяся на площади селения толпа, и передал при помощи языка жестов:

«Ступай в шатёр нашей Гремящей Громом. Она будет говорить с тобой и с Вечерней Зарёй».

Хостин успел сделать всего несколько шагов, прежде чем до него дошло сказанное воином. Он остановился и спросил:

«Ты сказал — „с Вечерней Зарёй“? Ты, наверное, хотел сказать: „на вечерней заре“»?

«Я сказал — „с Вечерней Зарёй“, — раздражённо прожестикулировал воин. — С той женщиной из вашего народа, что приехала с Высоко Прыгающим. Она — друг клана. Идём же!»

Хостин послушно последовал за туземцем, переваривая потрясающую информацию. «Вечерняя Заря» — это, очевидно, Тани; но как вышло, что нитра объявили девушку «другом клана» ? Что бы она ни сделала, это было что-то из ряда вон выходящее и очень важное. В старину нитра, нападавшие на поселенцев, женщин обычно не трогали. Но и объявлять их друзьями клана отнюдь не спешили. Даже если нитра решили, что Тани — женщина, проходящая испытание имени, всё равно бы они не стали принимать её в своё племя. Должно быть, она каким-то образом показала, что её дружба будет им очень полезна.

Судя по тому, что успел понять Шторм, клановая Гремящая Громом, то есть местная шаманка, разослала на поиски несколько отрядов воинов. Воинам было поручено найти одного или нескольких людей, которые чем-то отличаются от остальных. Чем именно они должны были отличаться, Шторм не знал. Видимо, его взяли из-за его команды. Быть может, и Тани взяли по той же причине. Вся разница в том, что на обратном пути она каким-то образом сумела произвести на туземцев огромное впечатление и стала теперь другом клана. Хостин наклонился, чтобы войти в шатёр. Жилище шаманки было высоким и просторным: здесь Та-ЧтоТремит-Громом не только спала, но и общалась с высшими силами.

Вдоль стен шатра кружком сидели нитра. Тани тоже была здесь: она сидела рядом с мужчиной, который беседовал с ней незадолго до этого. Была здесь и старая женщина в великолепном ожерелье. Её лицо, расписанное теперь символическими узорами Гремящего Громом, сделалось почти неузнаваемым. Шторм сел, скрывая своё любопытство. На Арзоре жило уже шестое поколение поселенцев, однако до сих пор все их контакты с нитра ограничивались пограничными стычками.

У норби женщины были хранительницами очага. Именно они помнили все предания и генеалогии клана. Мужчины были воинами и охотниками. Похоже, среди нитра роль женщин была ещё важнее. Справа от Гремящей Громом сидел молодой мужчина с сильно покалеченной, искривлённой ногой. Обычно нитра вежливо давали таким калекам понять, что им лучше умереть. Их земля была сурова. Клан не мог позволить себе кормить, бесполезные рты. Это означало, что юноша исполняет какую-то важную функцию. Вскоре Хостин понял, какую именно.

Старший из воинов его отряда тоже вошёл и сел. Женщина кивнула, и воин заговорил. На своём чирикающем наречии он принялся рассказывать, как они искали и нашли человека, которого сопровождают духи в обличье птицы и животных. Как только воин открыл рот, юноша поднял руки и принялся жестикулировать. Всё время, пока длился рассказ, юноша сопровождал его переводом на самый чёткий и беглый язык жестов, который Шторм когда либо видел. Очевидно, это делалось специально для людей. Но вот старая женщина подняла руку. Воин умолк, она заговорила, и юноша снова принялся жестикулировать.

«Вы понимаете этот язык, он не слишком быстро жестикулирует?»

Хостин покачал головой: он хорошо понимал жесты юноши, хотя сам бы так быстро на этом языке говорить не смог.

«А женщина из твоего народа? Она не понимает такой быстрой речи. Ты передашь ей всё, что ей следует знать?»

Шторм сделал утвердительный жест.

«Хорошо».

Однако Тани, сидевшая напротив, понимала язык жестов куда лучше, чем полагали Шторм и Гремящая Громом. Она чуть заметно улыбнулась. Девушка выучила язык жестов для забавы, используя для этого как учебные программы, так и гипнопедию. После того она целую неделю заставляла Логана объясняться с ней на этом языке и три дня почти непрерывно болтала с Высоко Прыгающим и его семьёй. Теперь она понимала куда более быстрые жесты, чем те, которые могли делать её непривычные руки. Все думали, что раз она медленно жестикулирует, значит, и понимает плохо. Но это не так. Впрочем, она попробует извлечь из этого хоть какую-то пользу. Она будет изо всех сил следить за переводчиком, а потом посмотрит, что Хостин ей передаст, а о чём предпочтёт умолчать.

Разумеется, Тани держалась осмотрительно. Она достаточно читала о различных культурах и успела за свою жизнь побывать на полутора десятках планет. Поэтому она представляла, какое непонимание может возникнуть при встрече представителей двух разных цивилизаций, и, очутившись в стойбище, обратила внимание на отрубленные руки, вялящиеся в дыме очагов. Девушка понимала, что каждая рука — это убитый нитра воин. Но это её не удивило и не вызвало у неё отвращения, вопреки предположениям Шторма. Ведь Тани выросла на легендах о подвигов шейенов, которые рассказывал ей отец. Да и история Ирландии была не менее длинной и кровавой, чем её саги, слышанные Тани от Алиши, а потом от тёти Кейди и дяди Брайона.

Сама она не раз ходила со своей командой на охоту. И понимала, что все живое рано или поздно умирает и проявить отвращение при виде боевых трофеев туземцев было бы просто невежливо. Она что-то сказала насчёт того, что, мол, сразу видно, когда попадаешь в жилище истинных воинов, и перестала думать о зловещих трофеях. Однако она отметила, что её высказывание доставило хозяевам удовольствие. Значит, она поступила правильно.

Тани внимательно выслушала историю появления Шторма в становище нитра, которая заняла немного времени. Затем начал свой рассказ Высоко Прыгающий.

Времени ему потребовалось куда больше, поскольку сидящие в кругу то и дело просили его повторить ту или иную часть повествования. О том, как Тани предупредила их о близости Смерти-Что-Приходит-Ночью. О том, как Высоко Прыгающий счёл за лучшее ей поверить и перенёс стоянку. Как другой отряд пришёл на эту стоянку после их ухода и был уничтожен. Но вот наконец все подробности были выяснены, и Тани заметила, что Хостин поглядывает на неё с интересом. Девушка усмехнулась про себя. То-то же! Пусть знает: не обязательно быть повелителем зверей, натасканных для войны, чтобы кое-что уметь!

Тани не ошибалась. Шторму действительно было интересно. Эта история объясняла, почему нитра приняли девушку в свой клан. Хостин тоже незаметно усмехнулся. Она просто не знала, кто такие нитра, — вот в чём все дело! Логан не рассказывал ей, что за землями мирных норби живут свирепые нитра. По всей видимости, Логан предполагал, что Тани никогда не встретится с нитра, а пугать девушку зря ему не хотелось. Так что, увидев перед собой четырёх воинов, Тани встретила их как друзей, предложив им еду, питьё и место у огня.

С точки зрения изумлённых воинов всё это свидетельствовало о том, что они встретились с необычной женщиной. Обнаружив, что вместе с ней странствуют духи в обличье животных, они убедились, что догадка их верна. Потом девушка спасла им жизнь, и они уверовали, что она слышала Голос Грома. Если это и не уравнивало её с Гремящей Громом, то делало существом, наделённым особыми способностями и достойным всяческого почтения.

27
{"b":"18809","o":1}