ЛитМир - Электронная Библиотека

До сих пор Шторм не знал, что Тани взяла серебристую кобылку. Он с внутренним трепетом выслушал рассказ Высоко Прыгающего о том, как молодая лошадь убила воина, который пытался на неё сесть. Шторм подумал, что туземец честно рассказывает все как было. Гремящая Громом изъявила желание взглянуть на удивительную лошадь-воительницу, и все торжественно потянулись к выходу из шатра. Они двинулись к табуну, Тани подозвала кобылку, и нитра с восхищением воззрились на неё. Шаманка обернулась к Шторму, пальцы её помощника замелькали.

«Друг нашего клана ездит на этой лошади. Можешь ли ты сделать то же?»

Хостин сделал отрицательный жест и потом пояснил:

«Быть может, я сумею удержаться на ней. Но это ещё не езда. Её сердце отдано Вечерней Заре. Лошадь возненавидит меня, если я буду принуждать её. А ездить на ней, коль скоро она того не хочет, — всё равно что пытаться превратить воина в раба. Эта лошадь признает только Вечернюю Зарю. Никто другой не сможет на ней ездить».

Краем глаза Шторм увидел, как вытянулось лицо Тани. До сих пор она не понимала, насколько глубоко двуроги привязываются к своему всаднику. Теперь кобылка уже не годится для верховой езды. Ездить на ней сможет только Тани. Когда девушка улетит с Арзора, кобылка станет пригодна только на племя. Серебристая лошадь никогда больше не ощутит восторга двух, становящихся единым целым, не почувствует радости стремительного бега, умноженной радостью всадника. Шторму было жаль, что он сказал это столь прямо, но, в конце концов, рано или поздно девушке все равно пришлось бы это узнать.

Тани действительно этого не знала. Всё, что она теперь могла, — это подойти и обнять тёплую шею Судьбы. Шаманка это заметила, но, будучи женщиной мудрой, смолчала. Вернувшись в шатёр, Высоко Прыгающий завершил свой рассказ. Некоторое время все сидели молча, а потом Гремящая Громом обратилась к Шторму, и помощник стал переводить:

«Твой народ стремится уничтожить Смерть-Что-Приходит-Ночью. Вечерняя Заря может слышать смерть, если она близко. Можешь ли ты сделать то же?»

«Не знаю, — честно ответил Хостин. — Я не пытался услышать смерть наяву, хотя во сне мне это удавалось. Однако Вечерняя Заря услышала смерть, когда была с вашими воинами и бодрствовала. Видимо, она чувствительнее, чем я».

Шаманка поразмыслила.

«Среди кланов немного таких, кто умеет греметь Громом. Но в опасные времена те, кто на это способен, могут установить связь между собой. Такое было, когда к нам явился ложный Гремящий Громом и велел: повинуйтесь мне, я Владыка Грома! Ты видел это?»

Шторм кивнул.

«Я был там. И видел силу тех, чьё могущество неподдельно. Я видел, как был повержен обманщик».

«Так что же ты думаешь, человек, за которым следуют духи? Девушка умеет слышать смерть. Если ты соединишься с ней, сможете ли вы слышать её лучше?»

Тани возмущённо скривилась. Это заметили и шаманка, и Шторм. Гремящая Громом покачала головой.

«Я не заставляю вас, а только советую. Но если ничего не предпринимать, боюсь, эта смерть поглотит весь мир. Кто же не будет бороться против этого? Кто не согласится рискнуть всем ради того, чтобы спасти свой клан?»

Она медленно поднялась.

«Я пойду отдыхать. Отдохните и вы. Отдохните и подумайте».

Шаманка перевела взгляд на Шторма.

«Ты свободен ходить куда угодно в пределах стойбища, но не покидай его пределы, чтобы наши воины не подумали, будто ты собираешься оставить нас, не попрощавшись!»

Она коснулась руки Тани.

«Идём, сестрица, поешь со мной. Расскажи мне о своей семье. Высоко Прыгающий говорил мне, что твои родители погибли, а дом уничтожен врагами. Мне хотелось бы знать, как это произошло».

Хостин проводил их взглядом. Туземцы разошлись, и он остался один — только Хинг лежала у него на коленях да разыскавшая его Сурра привалилась к ноге.

На душе у Шторма было невесело. Он готов был установить связь с Тани, если это понадобится для спасения Арзора. Но это будет очень и очень неприятно. И опасно. Девушка почему-то недолюбливает его и не доверяет ему. Во время обучения Шторму пару раз доводилось устанавливать связь с другими повелителями зверей. Однако связь эта была слабая, на уровне эмоций, установленная между единомышленниками исключительно из любознательности и не преследующая никаких определённых целей.

Связь с Тани представлялась ему делом куда более серьёзным. Если, разумеется, она согласится, напомнил себе Хостин и вздохнул с облегчением. Девушка недвусмысленно дала понять, что ей эта идея не нравится, так что всё в порядке. Как только нитра поймут, что из этой затеи ничего не выйдет, их отпустят. Быть может, позднее, вернувшись на ранчо, он сумеет уговорить её подумать над предложением шаманки. Ведь Тани нравится Арзор, и едва ли она останется равнодушной к тому, что планете грозит гибель. Впрочем, время ещё есть; возможно, они достигнут взаимопонимания или подвернётся другой способ отыскать убивающих ночью тварей и покончить с ними.

ГЛАВА 9

На следующий день все племя пришло в движение. Почувствовав, что кто-то трясёт её за плечо, Тани нехотя выглянула из-под одеяла.

«Я отправляюсь на разведку, — передал ей на языке жестов Высоко Прыгающий. — Я и мой отряд. Если хочешь, поедем с нами. Мы отправимся в путь, как только поедим и оседлаем лошадей».

Сиреневое небо светлело, всходило солнце. Тани зевнула и улыбнулась. Судьба будет рада поразмяться, да и вся её команда тоже.

«Никто не будет против, если я возьму с собой своих друзей по духу?»

«Это будет хорошо».

Девушка рассмеялась и побежала умываться. Когда она вернулась, супруга Высоко Прыгающего, Маленькая Птичка, уже подавала завтрак. Она сделала несколько шагов навстречу Тани и обняла девушку.

«Ты хорошо спала, Вечерняя Заря, теперь поешь. Я приготовила оладьи. Ты раньше ела оладьи?»

Тани покачала головой.

«Они тебе понравятся», — уверенно сказала Маленькая Птичка.

Оладьи из хорвы Тани и впрямь понравились. Теперь она вспомнила, что уже пробовала это блюдо раньше, на ранчо Куэйдов. Их пекли из зёрен местного злака, только нитра использовали дикую разновидность этого растения, и потому их оладьи были несколько иные на вкус. Ели их с повидлом из ягод лорга. Получалось ужасно вкусно. Тани наелась до отвала. Перед тем как уйти, она обняла Маленькую Птичку. Девушка успела заметить, что друг к другу нитра относятся на удивление нежно и постоянно поддерживают физический контакт. Все то и дело обнимались: с родными, с друзьями, — или просто прикасались друг к другу. Тани это нравилось. Её родители тоже не стеснялись проявлять любовь друг к другу и к своему ребёнку. Ясное Небо, Алиша и Тани тоже часто обнимались и целовались, считая это в порядке вещей. Вся их жизнь была пронизана теплотой.

Кейди с Брайоном любили друг друга и свою племянницу, но не стремились это демонстрировать. До сих пор Тани не сознавала, насколько ей недостаёт физического контакта с близкими людьми и удивилась, что Маленькая Птичка заключила её в объятия при первом же знакомстве. Дочери Высоко Прыгающего тоже сразу же бросились её обнимать, и это понравилось Тани. А теперь, два дня спустя, дружеские прикосновения стали ей необходимы. Они заполняли какой-то провал в душе, которого она не замечала, пока не очутилась в клане.

Собрав вещи, Таня пошла к табуну, чтобы разыскать свою кобылку.

Далеко ей ходить не пришлось. Судьба выбежала ей навстречу, шутливо боднула подругу и загарцевала вокруг.

Тани рассмеялась:

— Да-да, ты правильно поняла: мы едем кататься! Нас ждёт славная долгая прогулка с друзьями.

У неё за спиной раздался негромкий свист, который издают нитра, когда хотят привлечь чьё-либо внимание. Девушка обернулась и увидела Гремящую Громом, рядом с которой стоял переводчик.

«Ты едешь с Высоко Прыгающим. Будь осторожна, сестрица. На рассвете я получила весть от другого клана. Прошлой ночью их посетила смерть. Погибла целая семья».

28
{"b":"18809","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Английский пациент
Новые правила деловой переписки
Случайный лектор
О тирании. 20 уроков XX века
Мучительно прекрасная связь
Как поймать девочку
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Убить пересмешника