ЛитМир - Электронная Библиотека

Она побежала в свой шатёр и вскоре вернулась со сбруей Судьбы. Следом за ней бежали Миноу и Ферарре.

— Сурра не будет против, если мы их возьмём? Они тоже хотят на охоту.

Сурра сама ответила на этот вопрос: подошла к койотам, любезно с ними обнюхалась и повернула на тропу, ведущую из стойбища.

— Вот тебе и ответ! — усмехнулся Шторм, хотя в душе был изрядно удивлён.

Сурра привыкла вести себя как королева. Она предпочитала охотиться в одиночестве. И то, что она разрешила койотам присоединиться к ней, было на неё не похоже. Шторм знал, что кошка любит Тани: она одобряла девушку, поскольку та её понимала. Но до сих пор он не подозревал, что это одобрение распространяется ещё и на команду Тани.

Девушка седлала Судьбу, пока та нетерпеливо переступала ногами. Потом Тани с хохотом вскочила в седло. Её хрупкая фигурка покачивалась в такт движениям могучей лошади.

— Поехали скорей, Шторм! А то Судьба того и гляди из шкуры выскочит!

Хостин поправил лук и послал своего коня вслед Сурре. Судьба, пританцовывая, двинулась за ними. Там, где долина заканчивалась и тропа вела в пустыню, их ждал Высоко Прыгающий. У него тоже был при себе мощный лук и колчан стрел, а к седлу приторочено свёрнутое одеяло. Следом за его конём бежала смирная вьючная лошадка. Высоко Прыгающий, ни слова не говоря, присоединился к маленькому отряду. Тани широко улыбнулась ему. Она любила спокойного, рассудительного нитра.

Сурра не спеша трусила вперёд. Оставив долину позади, они направились туда, где полупустыня переходила в настоящую пустыню Великого Уныния. Кошка забрала к востоку, пробежала по длинному узкому оврагу, и следовавшие за ней всадники очутились у подножия холмов, где она добыла мерена, щипавшего высокую жёсткую траву. Здесь Сурра остановилась, и Шторм, прочитав её мысли, передал своим спутникам:

— Мерены пасутся в полумиле отсюда. Давайте оставим лошадей тут. Сурра зайдёт с противоположной стороны. Мерены побегут на нас, мы подождём их, спрятавшись в кустарнике.

Все спешились. Тани взглянула на Шторма с упрёком.

— Вам-то хорошо, а мне что делать? Ловить оленей руками и перегрызать им горло?

— Ты же как-то ловила степных курочек! — поддразнил её Хостин.

— Курочек я сбивала камнями. А мерена камнем не подшибешь!

Похожие на земных оленей, мерены были невелики — они доходили нитра всего лишь до пояса. При этом они отличались проворством, а головы их были защищены загнутыми рогами.

Высоко Прыгающий похлопал Тани по руке и, когда девушка обернулась к нему, отвязал от седла одеяло и протянул ей, сделав знак посмотреть, что там внутри. Тани осторожно отогнула край одеяла и увидела великолепно изготовленный лук! Взяв его в руки, она залюбовалась искусной резьбой и мощной, свитой из жил тетивой. Потом ей пришло в голову, что от лука без стрел мало проку. Она развернула одеяло до конца и ахнула.

Внутри, как она и надеялась, оказался колчан со стрелами. Он был великолепен. Его сделали из шкуры йориса, при этом куски кожи были так выкроены и сшиты, что цвета чешуи воспроизводили родовые узоры клана. Девушка любовалась им, утратив дар речи, заворожено водя пальцами по маленьким изображениям джимбута, Молнии и ножа — символа воина.

Стрелы были тоже сработаны мастерами своего дела. Наконечники четырёх из них были изготовлены из блестящего белого кварца, а остальные словно светились изнутри мягким зелёным светом. Тани взяла одну из стрел в руки.

— Какие красивые! Ими и стрелять-то жалко. Я бы сделала из этих наконечников ожерелье и носила на шее…

Шторм перевёл это на язык жестов. Высоко Прыгающий просиял от удовольствия и ответил:

«Тебе незачем портить эти стрелы. Это ещё не все дары клана. Лук и охотничьи стрелы — от тех воинов, которых ты спасла своим предупреждением. Маленькая Птичка сшила для тебя колчан. Она говорит, — тут Высоко Прыгающий широко ухмыльнулся, — что привыкла ко мне и ей не хочется тратить силы на дрессировку нового супруга. Зелёные боевые стрелы сделали для тебя Песня Ручья и Проворный Убийца. Это их сына ты спасла. Гремящая Громом видела, что он носит знаки силы, — воин указал пальцем на Шторма. — Мы посоветовались и решили, что, раз ты умеешь слышать Гром, тебе тоже положено носить знаки силы».

Тани взглянула на Шторма вопросительно.

— О каких знаках силы он говорит?

Хостин вытащил из-под рубашки индейское ожерелье, с которым никогда не расставался. Это была старинная вещь: тускло блестело старое серебро, тепло светилась зеленовато-голубая бирюза. Потом Шторм задрал рукав и показал свой браслет — кетох. Теперь это просто украшение, а когда-то была весьма полезная вещь, защищавшая запястье при стрельбе из лука. Тани с восхищением уставилась на продемонстрированные ей «знаки силы».

— Вот здорово! Это все? Хостин покачал головой.

— Есть ещё пояс. Но он нуждался в починке, и я оставил его на ранчо.

Он взглянул на Высоко Прыгающего.

«Почему вы говорите, что это знаки силы?»

Воин нитра улыбнулся.

«Так сказала Гремящая Громом. Она говорит, эти вещи прибыли издалека, и всё же их сила взывает к ней. Она согласна с тем, что Вечерней Заре тоже надлежит носить подобные знаки. Женщины…»

Дальнейшего Тани не поняла, жесты были ей незнакомы, и Шторм перевёл:

— Он говорит, женщины решили, что тебе нужен набор украшений, которые были бы под стать моим. Такие украшения изготовляются для Тех-Кто-Гремит-Громом. Обычно из такого же камня, что вот эти стрелы. На них изображают громовые цветы. Они священны и приносят удачу. Женщины изготовляют такие пластинки в свободное время, которого у них не так уж много. Каждая семья, обязанная тебе жизнью одного из своих членов, отдала несколько таких пластинок. Чтобы изготовить дар, остаётся только соединить готовые плашки. Такие украшения имеет право носить лишь Гремящий Громом или тот, кто ему подобен. Подозреваю, таких людей чрезвычайно мало, — задумчиво добавил он.

Тем временем Высоко Прыгающий разворачивал свёрток, извлечённый из одеяла последним. Бережно развернув свёрток из ткани, сотканной из шерсти якобыка, Высоко Прыгающий аккуратно разложил украшения на голубовато-сером фоне. Тани ахнула и бессознательно протянула руку, чтобы потрогать ожерелье. Шторм изумлённо помотал головой — туземцы сотворили для друга своего клана настоящее чудо.

В украшениях чередовались пластинки из белого кварца и неизвестного камня восхитительно-зелёного цвета. Браслет состоял из шести зелёных и белых цветков, соединённых тоненькими металлическими цепочками. Пояс выглядел так же, но посередине его красовалась пряжка, выточенная из редкого кварца с прожилками, а цветы соединялись плоскими металлическими кольцами. Подобные вещи Шторму доводилось видеть. Такие изделия нитра использовали вместо денег во время торговли между кланами. Причём некоторые из них представляли собой настоящие произведения искусства и использовались только для церемониального обмена. А вот ожерелье было подлинным шедевром. Его составляли не просто вырезанные в форме цветов пластинки, оно представляло собой множество бусин, изготовленных из зелёного или белого камня. Бусины были расположены таким образом, что создавали рисунок цветка. К нему крепилась подвеска, тоже в форме цветка, в центре которого сиял камень-глаз. Это был уникальный самоцвет, встречавшийся только на Арзоре, и то очень редко. Он словно сиял изнутри потаённым светом, а посредине его проходила узкая линия, похожая на зрачок хищника. Чаще всего такие камни бывают красными, изредка золотистыми или белыми. Реже всех встречаются и потому дороже всех ценятся зелёные камни. Вставленный в подвеску ожерелья камень лучился зелёным светом.

Высоко Прыгающий надел ожерелье на шею Тани. Она протянула руку и молча смотрела, как он застёгивает браслет у неё на запястье. Хостин взял пояс и застегнул его на талии девушки, а её старый потёртый ремень свернул и сунул в кожаную сумку. Воин нитра сказал:

«Эти цветы — цветы Грома. Они распускаются, когда Гром гремит в небесах, когда дождь падает на землю. Они приносят удачу тому, кто носит их, получив в дар».

34
{"b":"18809","o":1}