ЛитМир - Электронная Библиотека

Она рухнула на постель и уснула, едва коснувшись головой подушки. На её губах по-прежнему играла лёгкая улыбка. Жизнь с каждым часом становилась все интереснее. Это было жутковато, но восхитительно.

ГЛАВА 16

Проснувшись, Тани ещё немного повалялась в кровати, наслаждаясь теплом, присутствием своей команды и связью, которую она могла устанавливать. Интересно, сумеет ли она сделать это теперь без помощи зверей? Девушка лениво попробовала нащупать Шторма. Она уловила его присутствие, но связь установить не смогла — для этого нужен был физический контакт. Она знала, в каком направлении находится Хостин, насколько далеко он, и всё же… Тани снова мысленно потянулась к нему. Кстати, потом надо попробовать связаться с его командой, подумала она. Возможно, когда-нибудь это им пригодится.

Тани знала, что, настояв на установлении связи, она пошла на огромный риск. Это получалось у единомышленников, в спокойной обстановке, и то далеко не всегда. Но они со Штормом не были старинными знакомыми, любовниками, и даже друзьями, если уж на то пошло, их можно было назвать с большой натяжкой. Так что она до сих пор не знала, как им с Хостином удалось установить ментальную связь.

Возможно, это произошло благодаря Судьбе, ведь им не удавалось установить связь без её участия. Быть может, оттого, что в их жилах течёт индейская кровь. В конце концов, её отец тоже когда-то пытался установить подобную связь в неблагоприятных для этого условиях. Это у него не получилось, однако он не погиб и не лишился дара. Тани улыбнулась. Гипотеза эта попахивает расизмом, и всё же это вполне вероятно. Общеизвестно, что разные народы имеют предрасположенность к разным видам спорта, музыке, литературе…. Когда всё это кончится, надо будет сказать дяде Брайону и тёте Кейди, чтобы они провели соответствующие исследования. Если они смогут выяснить, как Шторм с Тани сумели установить ментальную связь, это может сослужить добрую службу другим людям.

Размышляя обо всём этом, Тани машинально пыталась поймать ментальное излучение Шторма. И неожиданно поняла, что он направляется к ней. Девушка вылезла из кровати, набросила одежду. Когда Хостин постучался, она уже расчёсывала свои длинные чёрные волосы.

— Входи, Шторм!

Он вошёл, взглянул на неё, и его взгляд потеплел. Койоты бросились здороваться с ним, Шторм улыбнулся, и Тани улыбнулась ему в ответ.

— Ты им нравишься.

— Взаимно.

Разговаривая, девушка проворно заплетала косу. Покончив с этим, она обернулась к Шторму.

— Пошли, пока я снова не струсила. Шторм легонько погладил её по руке.

— Ты не струсишь. Я попросил Кейди оставить щелкунов в надёжном портативном контейнере. Там никого не будет, кроме нас. Если мы с тобой сможем услышать их вблизи, Брэд поможет нам провести дальнейшие эксперименты. Надо выяснить, на каком расстоянии мы можем их услышать и удастся ли нам определить направление. Думарой и остальные прилетят сюда, когда мы будем готовы продемонстрировать им что-нибудь существенное. Отец говорит, они все ещё кипели, когда улетали отсюда: им не терпится вцепиться в глотку ксикам. Тани рассмеялась.

— Мистер Думарой мне понравился! Шторм посмотрел на неё с удивлением.

— Понравился? Чем? Нет, конечно, он неплохой человек и был отличным солдатом. Но при этом он криклив и опрометчив, к тому же на дух не переносит туземцев.

— Почему? Хостин фыркнул.

— Когда он был ребёнком, в их семье случилось несчастье. Его отец заболел, и матери пришлось самой объезжать стада. Она упала с лошади и сильно разбилась. Её подобрали норби, они лечили её, но она навсегда осталась калекой. Отец Думароя винил в этом норби. Говорил, что они позволили лечить её Гремящему Громом, тогда как надо было сразу привезти её к людям и обратиться к нормальному врачу. Риг тогда был совсем ребёнком и запомнил одно: его мать уехала из дома живой и здоровой, а неделю спустя вернулась инвалидом, и отец сказал, что в этом виноваты туземцы. Мать Рига так и не оправилась. Она была беременна, но после падения у неё случился выкидыш, и Риг остался единственным ребёнком. Имей в виду, сам я этому свидетелем не был. Все это рассказал мне Брэд как-то раз, когда я больше обычного злился на Думароя и его упрямство.

Брэд сказал, что Риг обожал свою мать. Сама она норби ни в чём не винила, однако Риг поверил на слово отцу. Правда, не так давно у него появился повод задуматься. Он поверил тому, кому верить не стоило, и действовал очертя голову. Некоторое время спустя он опять поднял крик, что туземцы замышляют недоброе, а оказалось, во всём был виноват тот самый человек. С тех пор Риг уже не торопится объявлять во всеуслышание, что во всём виноваты туземцы. Однако он их по-прежнему недолюбливает — и, боюсь, так будет всегда. Он не нанимает их на работу пастухами, как все остальные. Так почему он тебе понравился?

Тани слушала Шторма и представляла себе, как всё это было. Маленький мальчик, который очень любил свою маму. Женщина, которая покалечилась и попала к норби. Норби, которые сделали всё, что было в их силах. Отец, который в глубине души чувствовал себя виноватым: не заболей он, его жене не пришлось бы делать мужскую работу… Ничего удивительного, что он винил во всём норби, желая свалить вину на кого-то другого. И сын унаследовал от отца чувство вины…

Тани взглянула на Шторма — они уже подходили к лаборатории.

— Знаешь, он чем-то похож на тебя. Шторм разинул от удивления рот и не нашёлся с ответом. Что общего между ним и крикливым фермером с Пиков? Прикинув так и этак, он недоумевающе пожал плечами. Нет, он определённо не понимал, как Тани могла ляпнуть такое.

Девушка улыбнулась — похоже, ей всё-таки удалось вывести его из равновесия! Она сделала последний шаг и очутилась перед контейнером с щелкунами.

Тани содрогнулась. Щелкуны тоже возбудились и забегали по контейнеру. Хостин снял его с полки и поставил на середину лабораторного стола. Потом бережно сжал руку Тани — ту, на которой не было синяков.

— Давай попытаемся установить связь.

Они без труда связались друг с другом — и Тани мысленно потянулась к щелкунам. Контакт с ними был подобен удару. Голод! Боль-наслаждение. Память о металлическом солоноватом вкусе крови. Голод! Тани отшатнулась, бессознательно ставя ментальный блок. Шторму показалось, что в мозгу её с грохотом захлопнулась дверь. Чуть погодя она вновь приоткрылась…

Хостин кашлянул.

— Ладно, с этим проблем не будет. Пошли на улицу. Я хочу кое-что проверить.

Они вышли из лаборатории, и Шторм закрыл за собой дверь. Обернулся к девушке, взял её за плечи.

— Закрой глаза. Тани послушалась.

— И не открывай, пока я не скажу.

Шторм ненадолго оставил её, а вернувшись, принялся раскручивать, так что у Тани закружилась голова.

— Не открывай глаз и не пытайся нащупать щелкунов. Представь, будто ты чувствуешь жар пламени, но оно слишком далеко, чтобы обжечься. Ну, теперь можешь сказать, где сейчас щелкуны? В каком направлении?

Тани чувствовала его пальцы у себя на запястье. Она мысленно потянулась во все стороны одновременно. Вот они! Слабое чувство отвращения, ощущение чего-то неприятного. Девушка открыла глаза и обнаружила, что указывает в противоположную сторону от лаборатории.

— Я ошиблась! Шторм, это не сработало!

— Отлично сработало! Я нарочно перенёс контейнер. Брэд!

Его отчим вышел из-за сарая.

— Я здесь. Да-да, я все видел. Попробуем перейти к следующему этапу. Отведи Тани в дом и свари ей кружечку сванки. Мне потребуется некоторое время.

Девушка расслабилась, прихлёбывая горячий, пахнущий шоколадом напиток. Когда всё было готово для нового эксперимента, они вышли на улицу и Шторм сказал:

— Ну вот, контейнер с щелкунами в десяти минутах езды отсюда. Скажи, где они.

Он снова сжал её запястье. Тани закрыла глаза.

Её мысль металась из стороны в сторону, точно стрелка компаса. Вот они! В той стороне. Тани снова ощутила приступ тошноты и, вздрогнув, поспешила прервать ментальный контакт.

51
{"b":"18809","o":1}