ЛитМир - Электронная Библиотека

Скала! Она — они оба — скала! Усталая скала… Тани судорожно удерживала ускользающий образ. Надо быть скалой. Она так устала, что в голове мутилось, но она была скалой. Она всегда была скалой. Она не помнила себя чем-то иным — только скалой. Скалой, которая преграждает путь опасности, защищает Шторма и её самое. Скалой, и только скалой.

Шторм тоже быстро терял силы. Рука болела. Проклятый лазер оттягивал руку, но стенка инкубатора начала дымиться. Какая же температура должна быть внутри него? Но нет, он не должен об этом думать! Скала не умеет думать, скале не может быть больно! Скале не может быть страшно, она не может испытывать разочарование! Нет-нет, скале не бывает больно… Шторм заставил себя вернуться к образу скалы. Он — скала. Скала ничего не чувствует. Он — скала.

В лазере кончился заряд. Шторм взял лазер Тани и направил его на второй инкубатор. Чтобы обработать его, ему понадобилась целая вечность. Надо было тщательно прокалить каждый дюйм. Чтобы щелкуны внутри передохли все до единого. Как хорошо, что глубинная мина не сработала! Но нет, скала не может радоваться!..

Тани понимала, что она уже на пределе. Она… нет! Скалы не устают! Она — скала. Она почувствовала, как Шторм обернулся и потянул её за руку — заряд второго лазера был исчерпан и он бросил его на каменный пол. Кто бы мог подумать, что им понадобятся запасные аккумуляторы! Но как бы то ни было, они не захватили их и теперь могли идти обратно. Чем бы дело ни кончилось, они могут идти назад по длинному-длинному тоннелю. Возможно, там их ждёт спасение. Дневной свет и живая зелень. Друзья, клан, Судьба… Нет! Она — скала. Скале всё равно, у неё никого и ничего нет. Они — скала!

Тани снова споткнулась. Она ещё крепилась, но силы утекали с поразительной быстротой. Шторм обхватил её за плечи здоровой рукой. Они были уже на полпути к выходу, но их всё сильнее шатало из стороны в сторону. Теперь они двигались с черепашьей скоростью, и, видя это, Логан не выдержал.

Выругавшись сквозь зубы, он сунул свой фонарь стоящему рядом Келсону:

— Свети в тоннель!

Он рванулся навстречу шатающимся фигурам, и поредевшие ряды щелкунов не успели обрушиться на него, как Думарой показал класс стрельбы. Щелкуны горели один за другим, а он стрелял и стрелял, до тех пор пока Логан не оказался подле Тани и Шторма.

— Тани, мы — скала, все трое! — резко бросил Хостин.

Логан подхватил девушку, и они ускорили шаг.

Однако связь становилась все слабее. Силы Тани иссякали стремительно, как вода, уходящая сквозь щели… Щели в скале. Да-да, они по-прежнему были скалой! Тани мрачно, отчаянно удерживала ментальную маскировку, пока Логан тащил её навстречу спасению. Щелкуны придвигались все ближе.

Думарой, стоящий на одном колене посреди тоннеля, продолжал стрелять со скоростью пулемёта. Он стрелял быстро и точно. Щелкуны горели один за другим. Думарой превзошёл самого себя. В глубине души он знал, что никогда ещё не стрелял так хорошо. Прежде он иногда промахивался. Здесь он не мог себе этого позволить. Если он промахнётся хотя бы один раз, ему придётся застрелить девушку.

Ружьё беззвучно выплёвывало импульс за импульсом, и каждый выстрел попадал в цель. Шторм с Логаном шли вперёд. Вот им осталось десять шагов, пять… Но и заряд лазерного ружья стремительно иссякал. Импульсы сделались заметно слабее. Думарой бранился себе под нос, но продолжал стрелять. Стоявший рядом Келсон шёпотом отдавал приказы. Логан вынес Тани из тоннеля, двое нитра подхватили девушку и понеслись с нею прочь, подальше от подземной лаборатории. Шторм прошёл шагов пять за ними и рухнул на тёплый камень.

Как только тоннель опустел, в него вошли Келсон и рейнджеры, расчищая себе путь огнём лазеров. «Жаль, что нельзя было сделать это с самого начала!» — подумал он. Но это было бы слишком рискованно. Зато теперь тоннель был в их руках, а в инкубаторах, скорее всего, не осталось ни одного живого щелкуна.

Келсон приказал своим людям внимательно осмотреть подземелье, но держаться настороже.

— Рейтер, займись комнаткой слева. Шторм думает, что там находится кнопка ликвидации лаборатории.

Невысокий жилистый человек с седеющими висками кивнул и скрылся за металлической дверью. Во время войны с ксиками он был специалистом-подрывником.

Гремящий Громом, пришедший вместе с Изрекающей Сны, подошёл к Келсону и спросил жестами:

«Здесь не было вражеских воинов, только Смерть-Что-Приходит-Ночью. Где же враги? Прячутся?»

«Быть может. Подожди».

Келсон смотрел на шкалу прибора, установленного Логаном. Пат подошёл и, заглянув ему через плечо, воскликнул:

— Вон же они, глядите! Двое или трое. Тепловые поля накладываются одно на другое, направь-ка его в сторону!

Логан послушался.

— Больше вроде бы никого. Я бы предположил, что эти ксики — дневная смена и больше там действительно никого нет.

Шаман, тоже смотревший на экран, разговора, разумеется, не понял, но догадался, что означают шевелящиеся на нём тени. Он обернулся к Думарою и знаками спросил:

«Ружьё умерло?»

Великан-фермер как раз вставлял в своё ружьё новый аккумулятор. Теперь, когда наступило затишье, он мог перезарядить оружие, не опасаясь, что это будет стоить жизни его соратникам. Он усмехнулся, опустил ружьё и ответил знаками:

«Нет. Ружьё снова живо. А что?»

«Мои воины. Мы выманим наружу Смерть-Что-Приходит-Ночью. Тех, что попрятались в щели. Ты их убьёшь».

Никто не успел возразить — шаман зачирикал, и один из нитра побежал в глубь тоннеля, достиг зала и остановился в ожидании. Откуда-то из-за инкубаторов выпрыгнул щелкун и тут же был сожжён Думароем.

Последовавшие примеру своего товарища воины-нитра мало-помалу выманивали щелкунов из укрытий. Думарой продолжал стрелять. И вот наконец настал момент, когда щелкуны перестали появляться.

Келсон оторвал взгляд от экрана и выпрямился.

— Тащите фонари. Надо проверить инкубаторы. Я хочу, чтобы их вскрыли и обработали лазером изнутри. Для верности. А остальные пусть найдут и выкурят из нор этих ксикских учёных, или кто они там. Тех, кого инфракрасные датчики обнаружили в дальних помещениях.

Люди и нитра бросились выполнять его приказы.

Рейнджеры вскрыли инкубаторы и тщательнейшим образом прокалили. Группа воинов-нитра, возглавляемая Думароем, исчезла в противоположном конце зала и углубилась в подземелье. Возможно, затаившиеся там ксики и были учёными, но дрались они как бешеные собаки, доложил Думарой, вернувшись. Живьём никого взять не удалось, но нитра вынесли наружу три трупа. Двое воинов были ранены, но не слишком серьёзно.

Через час после начала атаки на лабораторию Келсон вернулся из тоннеля и подошёл к лежащим на одеялах Шторму и Тани. Хостин уже пришёл в себя, а девушка всё ещё спала, уютно свернувшись клубочком и держа Шторма за руку. Изрекающая Сны кивнула посреднику.

«Они сильно устали. Дай им немного отдохнуть, напиться воды, поесть чего-нибудь. Скоро они достаточно окрепнут, чтобы ехать обратно в наше стойбище».

Келсон присел на корточки перед Штормом.

— Дело сделано. В инкубаторах все выжжено дотла, и никто из сторожей усика не кажет. Если учёные с «Ковчега» правы, оставшиеся в живых щелкуны перемрут без матки в течение нескольких недель. В дальних помещениях было трое учёных. Они дрались отчаянно, в плен взять никого не удалось. Думаю, ксикам это не сойдёт с рук. У верховного командования достаточно доказательств, чтобы применить к ним самые жёсткие санкции. Через час поедем к вертолёту. Я поделю добычу, как мы договорились, а потом нитра разъедутся по своим кланам.

Шторм устало кивнул и взглянул на Тани.

— Нас вы до последнего момента не трогайте, ладно, Келсон? Пусть она отдыхает, пока есть возможность. — Он улыбнулся. — Когда мы вернёмся в стойбище, клан пожелает отпраздновать победу. Скверно получится, если Тани уснёт в разгар празднества!

Клан действительно устроил пышное празднество, и Тани не спала до утра. К тому времени, как праздник начал утихать, один из воинов нитра уже отправился с лошадьми Шторма и Тани на ранчо Куэйдов. А на рассвете вертолёт доставил на ранчо едва стоящих на ногах Хостина и девушку. Тани сразу же легла спать, а проснувшись, обнаружила в своей спальне Кейди, зашедшую к ней, чтобы поговорить.

62
{"b":"18809","o":1}