ЛитМир - Электронная Библиотека

— А ты хитер, — рассуждал Икс-3, — но меня не проведешь, не на того напал. Ты бы так не осторожничал, если бы не замышлял какое-нибудь черное дельце. Кто воровал варенье? То-то же! Первый неосторожный шаг — и ты у меня мигом окажешься за решеткой…

Изучив последнюю сводку, Икс-3 вздрогнул: в нем сработало шестое чувство — внутренний сигнал тревоги для каждого уважающего себя полицейского.

Сводка начиналась словами «Совершенно секретно» и, как всегда, была предельно лаконична:

«Дерзкое ограбление ювелирного магазина «Жемчуг». Сегодня ночью неизвестный злоумышленник похитил драгоценности на сумму шесть миллионов лир. Отпечатки пальцев и другие следы преступника оперативной группой не обнаружены. Кража совершена между 23.30 и 1.30».

Судорожно перелистывая блокнот, Икс-3 издал торжествующий вопль: шестое чувство не обмануло его. На страничке от 3 марта он обнаружил любопытную запись:

«Сегодня вышеупомянутый Гаетано Лойяконо остановился перед витриной ювелирного магазина «Жемчуг» и, разглядывая выставленные в ней драгоценности, подумал: «Какая прелесть! Вот бы мне такие!» После чего с нарочито скучающим видом пошел дальше, насвистывая».

3 марта, то есть какой-нибудь месяц назад, вышеупомянутый был на месте преступления! А зачем? Черт возьми, чтобы выработать план действий. Он даже мысленно признался в своих преступных намерениях: «Вот бы мне такие!»

— Нет, он от меня не уйдет, этот вор! — сказал себе Икс-3. — Но не следует и торопиться: чтобы, наконец, отправить вышеупомянутого за решетку, нужны улики. Перво-наперво проверим, что Гаетано Лойяконо делал в часы, когда была совершена кража.

Он полистал блокнот.

«Сегодня вечером вышеупомянутый вернулся домой в 22.20, выпил стакан теплого молока и в 22.30 лег спать. Проснулся в 7.00…»

Икс-3 растерялся: если вышеупомянутый спал, он не мог обчистить ювелирный магазин! Все его подозрения рушились. Возможно ли, чтобы шестое чувство обмануло его?

— Ну и дурак же я! — спохватился он через минуту. — Да ведь это его алиби! Разумеется, фиктивное. Посмотрим, чем он докажет, что безотлучно находился дома.

К несчастью, в ту злополучную ночь Икс-3 оставил своего подопечного без присмотра, поскольку сам проспал с 22.30 до 7.00.

— Не будем торопиться, — успокаивал он себя. — Мы имеем дело с опытным преступником. Интересно не только, заручился ли он свидетелями, способными подтвердить его версию, но и заслуживают ли они доверия.

Икс-3 снова обратился к верному блокноту, напряг память. Когда в 22.20 Гаетано Лойяконо вернулся домой, привратницы уже не было на месте. Как известно, вышеупомянутый жил один… Следовательно, незадолго до 22.30, воспользовавшись непростительной халатностью Икса-3, он мог незаметно выбраться из дома и ограбить магазин.

Таким образом, алиби вышеупомянутого не выдерживало критики. Подозрение по-прежнему падало на него, более того — росло. Оставалось натянуть сети и загнать в них преступника.

Икс-3 удвоил внимание, следя за каждым шагом, за каждым словом, за каждым движением мысли Гаетано Лойяконо. Очень скоро он обнаружил, что вышеупомянутый частенько думает о недавнем ночном ограблении «Жемчуга» и подозрительно вздрагивает при слове «магазин», точно вор, пойманный с поличным. Значит, рыльце у него в пушку!

Да, но краденое? Икс-3 произвел тщательный обыск в квартире Гаетано Лойяконо, однако ничего не обнаружил. Интересно, где он спрятал драгоценности? Нет, что ни говори, а дураком его не назовешь.

И все-таки он допустил промах: от внимания Икса — 3 не ускользнуло, как однажды, остановившись на улице Инквизиции, вышеупомянутый издали смотрел на знаменитый ювелирный магазин.

— Вот он, незыблемый закон! — обрадовался доблестный агент. — Как нам говорили в Полицейском училище, преступник всегда возвращается на место преступления. Прямо гора с плеч. Остается маленькая формальность — допрос. Сегодня ночью он у меня запоет!

И вот вышеупомянутый перед ним — в центре зеркала. Попался, старый знакомый! Ну и рожа — глупее не бывает. Хвалиться, конечно, не обязательно, но преступника от честного человека Икс-3 безошибочно отличал по выражению лица.

— Гаетано Лойяконо, — предупредил он допрашиваемого, — Иксу-3 все известно, поэтому советую тебе сознаться. Что ты делал в ночь ограбления ювелирного магазина?

— Я? Спал.

Какое невинное личико! Обвиняемый явно прикидывался дураком.

— Бедненький, он спал… А у тебя есть свидетели, которые это подтвердят? Боюсь, что нет…

— Клянусь вам, я говорю правду. Я лег в двадцать два тридцать и проснулся…

— В семь ноль-ноль! — с издевкой в голосе закончил за него Икс-3. — Верно, в семь ты был в постели, как раз с этого времени я возобновил за тобой наблюдение. Но чем ты докажешь, что с двадцати двух тридцати до семи оставался дома и что кража в ювелирном магазине не твоих рук дело?

— А для чего вам доказательства, если вы не спускаете с меня глаз?.. Вот тебе и на!

— Откуда ты знаешь? — возмутился Икс-3. — Еще не родился полицейский, который наблюдал бы, подсматривал, выслеживал, проверял, подслушивал, вынюхивал незаметнее, чем я. Если тебе известно, что я не спускал с тебя глаз, значит, ты сам за мной следил. Надеялся рассеять подозрения?.. Или собирался меня убить, если я докопаюсь до истины?

Этот тип в зеркале выглядел смущенным. Тем лучше! Главное — не дать ему опомниться.

— Сознавайся! — наседал на него Икс-3. — Ты всегда мечтал о драгоценностях из «Жемчуга». Кто третьего марта торчал перед витриной? Кто подумал: «Вот бы мне такие драгоценности!»

Прижатый к стенке, Гаетано Лойяконо побледнел.

— Ну я… — пролепетал он, но тут же взял себя в руки. — Мало ли кто думал то же самое… Каждый, кто останавливается перед витриной, я уверен…

— Ты прав, иначе в Полицейске не было бы стопроцентной подозреваемости. Однако против тебя не только это законное предварительное подозрение, но и весьма серьезные косвенные улики. Первая: ты воровал еще ребенком. Помнишь, варенье из буфета? А три книги и два теннисных мячика, которые ты украл, когда учился во втором классе? Неужели у тебя хватит наглости отпираться? Вторая улика: отсутствие алиби. Третья: ты следил за мной… Ну что, сознаешься?

— В чем? Клянусь, я не виновен. У меня есть алиби — я спал!

Это начинало напоминать сказку про белого бычка. Тем хуже для допрашиваемого! Как объясняли в Полицейском училище, при допросе третьей степени признание не заставляет себя ждать.

Икс-3 направил яркий свет лампы в ненавистную рожу, смотревшую на него из зеркала. Тупая, с мертвенно — бледными щеками, это была типичная физиономия закоренелого преступника.

— В последний раз спрашиваю: сознаёшься? Нет? В таком случае, пеняй на себя.

Бац!.. — это Икс-3 подкрепил последние слова звонкой оплеухой.

— Ой, больно! — Щека в зеркале стала красная, как помидор.

— Говори, где спрятал краденое! — И опять — бац!.. Отчего вторая щека тоже сделалась красная, как помидор. — Признавайся!

— Не бейте меня, я ничего не знаю, клянусь, я невиновен!

Икс-3 был в бешенстве. Как, этот замухрышка хотел добавки? Ну что ж, пусть получает… И на вышеупомянутого обрушился град зуботычин и подзатыльников, изменивших лицо в зеркале до неузнаваемости.

— Говори! — Икс-3 бил с такой силой, что невозможно было вытерпеть. — Сознавайся!

Избиение продолжалось до тех пор, пока допрашиваемый не взмолился:

— Хватит, я больше не могу, я все расскажу!..

Распухшее лицо вышеупомянутого напоминало уже не помидор, а внутренности перезрелого арбуза. Он больше не отпирался: кража в ювелирном — его работа.

Торжествующий Икс-3 сломя голову бросился в полицейский комиссариат.

— Господин Комиссар, — громко доложил он, — я знаю, кто обчистил ювелирный магазин. Гаетано Лойяконо, вот кто!

Почему же Комиссар, вместо того чтобы поздравить отличившегося агента, смотрел на него с таким подозрением? Должно быть, не расслышал, иначе он не сказал бы:

8
{"b":"1881","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Серые пчелы
Верховная Мать Змей
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Зона навсегда. В эпицентре войны
Нелюдь
Понаехавшая
Убить пересмешника
Что посеешь
Белый квадрат (сборник)