ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я прошу у дам извинения за эту сцену, — сказал он. — И уверяю вас, что на сей раз я действительно ухожу. Вы увидите, что капитан не сильно ранен, дон Карлос. Он сможет возвратиться в свой гарнизон в течение дня.

Он снял шляпу, и низко поклонился всем, в то время как дон Карлос бормотал что-то и не мог придумать, что бы такое сказать, достаточно обидное и резкое. Глаза сеньора Зорро на мгновение встретились с глазами сеньориты Лолиты, и он был рад, не увидев в них отвращения.

— Доброй ночи, — сказал он и снова засмеялся.

Потом выбежал через кухню во двор, нашел действительно ожидавшую его лошадь, быстро вскочил на нее и ускакал.

Глава X

Намек на ревность

Через полчаса раненое плечо капитана Рамона было обмыто от крови и перевязано, и капитан, бледный и усталый, сидел у одного конца стола, потягивая вино. Донья Каталина и сеньорита Лолита выказывали ему сочувствие, хотя последняя едва могла сдержать улыбку при воспоминании, как хвастал капитан и как предполагал поступить с разбойником в сравнении с тем, что случилось на самом деле.

Дон Карлос выбивался из сил, чтобы дать капитану почувствовать себя у него как дома, так как было бы хорошо иметь влияние в армии. Он уже намекнул офицеру, что тот может пробыть в гациенде несколько дней, пока не заживет рана. Заглянув в глаза сеньориты Лолиты, капитан ответил, что он готов остаться хотя бы на день. Несмотря на рану, он старался поддержать вежливую и остроумную беседу, но потерпел в этом полную неудачу.

Снова послышался стук копыт, и дон Карлос послал слугу открыть дверь, чтобы свет падал на дорогу. Все предполагали, что это возвращался кто-нибудь из солдат. Всадник подъезжал все ближе и ближе и вдруг остановился перед домом. Слуга поспешно выбежал, чтобы позаботиться о лошади. Прошла минута, в течение которой находившиеся внутри дома не слышали ничего; потом послышались шаги на веранде, и дон Диего поспешно вошел через дверь.

— Ха! — крикнул он как бы с облегчением. — Я счастлив, что вы все живы и здоровы.

— Дон Диего, — воскликнул хозяин дома, — вы приехали из села второй раз в течение одного дня.

— Конечно, я заболею от этого, — сказал дон Диего. — Уже чувствую одеревенелость и боль в спине. Все же считаю, что должен был приехать. В селе подняли тревогу: там распространилась весть, что этот сеньор Зорро, этот разбойник, посетил вашу гациенду. Я видел, как солдаты неслись в этом направлении, и страх закрался в мое сердце. Я уверен, вы понимаете меня, дон Карлос?

— Я понимаю, кабальеро, — ответил дон Карлос, просияв и мельком взглянув на сеньориту Лолиту.

— Я… я считал своим долгом проделать это путешествие, а теперь нахожу, что сделал это напрасно — все живы и здоровы. Каким образом это случилось?

Лолита фыркнула, а дон Карлос быстро ответил:

— Молодчик был тут, но сбежал, после того как проткнул плечо капитану Рамону.

— Ха! — сказал дон Диего, опускаясь на стул. — Итак вы попробовали его стали? Э, капитан? Это должно было насытить вашу жажду мести. Ваши солдаты погнались за негодяем?

— Да, — коротко ответил капитан; ему не хотелось чтобы говорили, будто он потерпел поражение. — Его будут преследовать, пока не схватят. В моем распоряжении громадный сержант Гонзалес. Он кажется ваш друг, дон Диего? Педро жаждет арестовать его и заработать награду губернатора. Когда он вернется, прикажите ему взять свой отряд и преследовать этого разбойника, покуда с ним не расправятся должным образом.

— Позвольте мне выразить надежду, что солдаты достигнут успеха, сеньор. Негодяй потревожил дона Карлоса и этих дам, а дон Карлос мой друг. Я хочу, чтобы вы знали это.

Дон Карлос просиял, а донья Каталина очаровательно улыбнулась; но сеньорита Лолита старалась удержать свою красную верхнюю губку от презрительной усмешки.

— Кружку вашего освежающего вина, дон Карлос! — продолжал дон Диего. — Я утомлен. Два раза в день скакать сюда из Рейна де Лос-Анжелес — это больше, чем может вынести человек.

— Разве это большое путешествие — четыре мили? — сказал капитан.

— Может быть, небольшое для грубого солдата, — возразил дон Диего, — но не для кабальеро.

— А разве солдат не может быть кабальеро? — спросил капитан Рамон, несколько задетый этими словами.

— Прежде случалось, но теперь редко можно встретить, — сказал дон Диего. При этом он посмотрел на Лолиту, желая обратить ее внимание на свои слова, так как он заметил, какими глазами капитан смотрит на нее. В его сердце начала разгораться ревность.

— Не думаете ли вы инсинуировать, что я не благородной крови, сеньор? — спросил капитан Рамон.

— Я не могу ответить на это, капитан, так как никогда не видел ее. Без сомнения, сеньор Зорро мог бы рассказать мне. Он видел ее цвет, кажется?

— Клянусь святыми, — крикнул капитан Рамон, — вы насмехаетесь надо мной!

— Никогда не принимайте правду за насмешку, — заметил дон Диего. — Он проткнул вам плечо, э? Это простая царапина, я не сомневаюсь. Но не должны ли вы быть в гарнизоне и обучать ваших солдат?

— Я ожидаю здесь их возвращения, — ответил капитан Рамон. — Кроме того, ведь это же утомительное путешествие отсюда до гарнизона, согласно вашим же собственным словам, сеньор.

— Но солдат приучен к лишениям, сеньор.

— Это верно, ему приходится встречаться с разного рода чумой, — сказал капитан, взглянув многозначительно на дона Диего.

— Вы называете меня чумою, сеньор?

— Разве я сказал это?

Дон Карлос, опасаясь попасть в затруднение, не желал допустить, чтобы офицер армии и дон Диего Вега имели столкновение в его гациенде.

— Еще вина, сеньоры! — воскликнул он громким голосом и встал между их стульями, вопреки всем правилам хорошего тона. — Выпейте, капитан, так как от раны вы ослабли. А вы, дон Диего, после вашей быстрой скачки…

— Я сомневаюсь в ее быстроте, — заметил капитан Рамон.

Дон Диего принял предложенную ему кружку вина и повернулся спиной к капитану. Он посмотрел на сеньориту Лолиту и улыбнулся. Потом поднялся медленно, взял свой стул, перенес его через комнату и поставил его рядом с ней.

— Этот негодяй испугал вас, сеньорита? — спросил он.

— Предположим, что да, сеньор. Вы отомстите ему за это? Пристегнете ли вы шпагу и поскачете ли за ним, пока не найдете его и не накажете по заслугам?

— Клянусь святыми, если бы это было необходимо, я мог бы сделать это. Но я могу использовать отряд сильных молодцов, которые не желают ничего лучшего, как погнаться за этим негодяем. Зачем рисковать своей собственной шеей?

— О! — воскликнула она в отчаянии.

— Не будем больше говорить об этом кровожадном сеньоре Зорро, — попросил он. — Есть много других тем, пригодных для разговора. Думали ли вы, сеньорита, о цели моего визита?

Сеньорита Лолита думала об этом теперь. Она вспомнила снова, какое значение имела бы эта свадьба для ее родителей и для их состояния. Вспомнила она также и разбойника, его мужество и ум, и ей захотелось, чтобы дон Диего был бы таким же. И она не могла произнести слово, которое сделало бы ее невестой дона Диего.

— Я… я едва имела время подумать об этом, кабальеро, — ответила она.

— Надеюсь, вы скоро придете к решению, — заметил он.

— Вы так торопитесь?

— Мой отец снова принялся за меня сегодня. Он настаивает, чтобы я женился как можно скорее. Это, конечно, несносно, но приходится угождать отцу.

Лолита прикусила губы, почувствовав внезапный гнев. «Ухаживали ли когда-либо так за девушкой?», думала она.

— Я приму решение по возможности скорее, сеньор, — сказала она наконец.

— А этот капитан Рамон долго останется в гациенде?

В груди Лолиты появилась маленькая надежда. Возможно ли, что дон Диего ревнует? Если так, то, значит, в этом человеке есть все же какое-нибудь живое чувство. Может быть, он пробудится, любовь и страсть проснутся в нем, и он будет как и все другие молодые люди.

— Мой отец просил его остаться, пока он не будет в состоянии отправиться в гарнизон, — ответила она.

12
{"b":"18812","o":1}