ЛитМир - Электронная Библиотека

Софи пристально взглянула в глаза мужу.

– Я в жизни не встречала мужчину, более обаятельного и красивого, чем ты, – взволнованно проговорила она.

– А я – более очаровательной женщины. Из нас получится хорошая пара, можешь мне поверить.

– Действительно, мы очень подходим друг другу, – согласилась Софи.

Она выпила еще немного шампанского и с любопытством и волнением стала думать о предстоящей ночи.

Глава 12

Отпустив пораньше слугу, Джеймс, все еще в свадебном костюме, взял лампу и вышел из комнаты. Он ждал этого момента все последнее время и теперь твердо решил не торопиться. Не зря он мечтал о приближении заветного мига – время наслаждения, наконец, пришло.

Чувствуя пробуждение нервной дрожи от предстоящих нескольких часов, Джеймс медленно спускался по тускло освещенному коридору своего лондонского дома, а когда дошел до спальни жены, постучал в дверь. Он надеялся, что дал Софи достаточно времени для того, чтобы переодеться и привести себя в порядок. Наверняка Милдред, ее новая горничная, хорошо о ней позаботилась.

– Входи, – услышал он изнутри и, открыв дверь, переступил через порог.

Софи, одетая в белую ночную рубашку, сидела, скрестив ноги, на большой кровати с балдахином, по лицу ее блуждала лукавая улыбка. Джеймс поздравил себя с тем, что хотя бы в одном он оказался прав: она уже сейчас готова с энтузиазмом выполнять свои обязанности, в том числе главную – произвести наследника. В этом аспекте своей женитьбы он сделал правильный выбор. Что касается плотского удовольствия, которое они будут получать, то оно было, по всей видимости, единственной вещью, которой он позволит себе наслаждаться долго.

Пройдя в глубь комнаты, Джеймс присел около маленького столика, стоявшего у кровати.

– Надеюсь, ты не очень устала после столь длинного дня?

Софи отрицательно покачала головой. Тогда он поднялся и медленно двинулся к большой кровати, на ходу ослабляя галстук.

– Тогда, возможно, мы используем наше время вместе для того, чтобы еще ближе познакомиться друг с другом?

– Я бы хотела этого более, чем чего-либо другого.

Джеймс освободился от своего белого жилета и начал расстегивать пуговицы на рубашке.

– Ты встретила Милдред? – Он подумал, что, заведя легкую беседу, можно будет попытаться снять нервное напряжение у новобрачной.

– Да, и сразу ее отослала. Надеюсь, это не стало слишком большой неприятностью... для нее.

Джеймс некоторое время стоял в нерешительности, а потом осторожно стал добираться до сути:

– Ты отослала ее? Зачем?

– Она хотела искупать меня. – Софи сказала это так, словно в этом было что-то чрезвычайно странное.

– Тебе это не понравилось?

– Еще как не понравилось. С детства я привыкла мыться одна.

Джеймс стянул рубашку и присел на большую кровать рядом с Софи.

– А вот герцогинь всегда купали горничные.

– Именно так и сказала мне Милдред. – Опустив длинные ресницы, Софи начала теребить обручальное кольцо.

Джеймс накрыл обе ее руки своей большой рукой.

– Со временем ты привыкнешь к таким вещам.

Его прикосновение, казалось, успокоило Софи.

– Я рада, что ты рядом.

– Я тоже рад. Может быть, ты хочешь, чтобы я потушил свечи?

Она задорно подмигнула ему.

– Нет, мне бы хотелось, чтобы они горели – тогда я смогу видеть твое лицо.

Но Джеймсу, было совершенно ясно, что она хочет видеть еще что-то, кроме его лица. Это ее желание удивило его, возможно, потому, что Софи уже была его женой, а у него имелись определенные представления о поведении супруги в постели. Неожиданно Джеймс почувствовал тяжесть в груди. Определенно, женитьба принесет ему слишком много эмоций, вот только хорошо ли это?

– Тогда мы оставим гореть свечи на всю ночь. – Джеймс был опытным любовником, и желание доставить удовольствие Софи оказалось сильнее его сомнений.

Он нагнулся к ней и, раздвинув языком ее полные губы, почувствовал себя как в раю, когда она нежно ответила на движение его языка.

Его захлестнула неудержимая волна, заставившая забыть обо всем и раствориться в неуправляемом потоке эмоций. Софи заставила его полностью погрузиться в наслаждение, волнуя воображение нежной кожей и потрясающим ароматом духов, а когда она застонала, он почувствовал боль в паху.

Осторожно уложив Софи на мягкие подушки, Джеймс положил руку на ее живот, а затем провел ею по рубашке. Сладость ее рта заставляла его кровь быстрее бежать по жилам, лишая возможности разумно мыслить. Целуя Софи, он нежно втянул губами теплую кожу на ее тонкой шее.

Внезапно Софи сползла с подушек и прошептала ему в ухо:

– Я мечтала об этом с того самого вечера в оранжерее, а до этого даже не знала, что такое страсть.

Боже! Голова Джеймса пошла кругом. Борясь с настойчивым желанием взять ее немедленно, он приподнялся на локте и пристально посмотрел в лицо Софи.

– Так ты с тех пор хотела именно этого?

– Да. Я хочу делать с тобой все, Джеймс. Я хочу, чтобы ты показал мне, как сделать тебя счастливым.

– Это будет весьма приятно нам обоим, моя герцогиня.

После этих слов София начала расстегивать свою рубашку, затем села и стянула ее через голову. Отклонившись назад, чтобы не мешать ей, Джеймс снова подумал, что женился на удивительной женщине. Она была решительной даже в спальне, и его это нисколько не огорчило. Она притянула его к себе, приоткрыв губы для нового поцелуя, и страсть Джеймса вспыхнула с новой силой. Повернувшись, он оказался над ней, и ноги их соединились. Руки его заскользили от ее груди к длинным стройным ногам. И тут же высвободившись, Софи обхватила его ногами. Тогда он начал целовать ее соски, чувствуя, что теряет контроль над собой. Софи застонала и погрузила пальцы в его волосы, а он, словно изголодавшийся зверь, все продолжал терзать и ласкать языком ее высоко вставшие соски.

– Эти ощущения так прекрасны, Джеймс! – Голос Софи звучал прерывисто и возбужденно. – Откуда ты знаешь, что именно эти ощущения мне приятны?

– Потому что они приятны и мне тоже.

– Я полагаю, мужчина и женщина созданы именно для этого, не правда ли? – Софи с наслаждением извивалась под ним. – Похоже на идеальный замок с подходящими ключом.

Никто не смог бы сказать лучше. Рука Джеймса продолжала свой путь вниз по ее восхитительно плоскому животу, к расщелине, обрамленной мягкими волосками. Софи инстинктивно раскинула ноги, и его пальцы соскользнули в кремовый, влажный жар женской плоти. Страсть вихрем закружила его. Джеймс закрыл глаза, продолжая ласкать Софи и в то же время, подготавливая ее к тому, что должно было произойти дальше.

– Боже, что ты со мной делаешь? – Софи словно не верила, что такое удовольствие возможно.

Джеймс пристально наблюдал за ее лицом, в то время как в нем разгоралось нетерпеливое желание.

– Я думал, мы начнем с малого и будем двигаться постепенно.

– Куда? Это не кажется мне малым. Я просто переполнена чувствами!

Джеймс радостно засмеялся:

– Однако впереди тебя ждет еще много нового, поверь.

В то время как его пальцы ощущали ее нетронутую девственность, в глубине его чресел бушевало пламя: ему не терпелось погрузиться в этот влажный, жаркий источник наслаждения. Убрав пальцы, Джеймс потянулся к ремню брюк.

Софи открыла глаза и перевернулась на бок. Она чувствовала влажность и какое-то жжение между ног, но по поведению Джеймса догадывалась, что все идет нормально. Пока он снимал брюки, по его лицу медленно расползалась ухмылка. Софи дрожала, сначала от огня, бежавшего по ее венам, а потом ее бросило в жар от шока при виде невероятного возбуждения, охватившего Джеймса.

Слишком поздно, сообразила она, чувствуя, как широко открываются ее глаза.

– Я напугал тебя? – спросил Джеймс, отбрасывая брюки. Он отвернулся и подождал, пока она успокоится. – Может быть, все же погасим свечи?

– Нет, я не хочу, – соврала Софи, пытаясь удержать взгляд на его лице в то время, когда больше всего на свете ей хотелось снова взглянуть вниз и увидеть то, что даже в ее воображении никогда раньше не представлялось ей возможным.

27
{"b":"18813","o":1}