ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неправда, я никогда не стремился к оригинальности. Просто я не расположен стать чьим-то преданным мужем и поэтому намерен откладывать это событие, насколько возможно, а если удастся, постараюсь и вообще избежать его.

– Но что тут такого уж страшного? Ты живешь в огромном доме – у тебя будет возможность видеть свою жену только тогда, когда тебе этого захочется.

Джеймс усмехнулся простоте, с которой его друг пытался решить весьма сложную для него проблему.

– Женщины совсем не такие простые создания, как тебе кажется, мой дорогой Эдвард; большинство из них не хотят, чтобы их игнорировали, особенно если, не дай Господь, они вобьют себе в голову, что влюблены в тебя.

Уитби кивнул проходящему мимо них джентльмену, затем наклонился к приятелю:

– Тем не менее женитьба может оказаться весьма выгодным бизнесом, если умело взяться за это дело.

– Вполне возможно. Но к счастью, у меня есть младший брат, на которого я могу переложить ответственность за наследника. Мартин, безусловно, женится – он не похож ни на меня, ни на нашего папашу. У Мартина доброе сердце, и он легко и с удовольствием влюбляется.

Каким-то непонятным образом Мартин в отличие от Джеймса избежал обладания наследственной страстной натурой, которая превратила в сущий ад жизни многих их предков, – вот почему Джеймс не терял надежды на то, что брат, значительно более уравновешенный, чем он сам, прервет цепочку насилия, преследовавшего семью во многих поколениях. Иногда ему даже казалось, что он просто временно управляет герцогством в ожидании того момента, когда Мартин вырастет и поймет, что именно он является самой большой надеждой семьи и что именно ему предстоит продолжить род герцогов Уэнтуорт.

Уитби замолчал, и Джеймс понял, что своим ответом он исключил возможность дальнейших нескромных расспросов.

Тем временем американская красавица повернулась, посмотрела в его сторону, и Джеймс вдруг почувствовал невероятное раздражение. Какое-то мгновение они смотрели друг на друга, как будто в зале не было никого, кроме них. У нее были огромные выразительные глаза, но еще больше поразили его полные влажные губы, выглядевшие одновременно невинными и в то же время невероятно сексуальными. В его воображении, помимо его воли, тут же возникли картины того, как бы он обошелся с этими губами в темноте. Естественный мужской инстинкт требовал, чтобы он предпринял какие-то шаги, приблизился к ней, и это его невероятно раздражало. Такого влечения Джеймс не испытывал многие годы, точнее, с того времени, как он повзрослел, и все это время он ни разу не заводил любовных связей с молодыми девицами, стремившимися выйти замуж; осторожность и осмотрительность заставляли его иметь дело только с замужними дамами.

Через несколько секунд богатая наследница любезно кивнула ему, и он едва заметно нагнул голову, после чего она спокойно продолжила разговор с лордом Брэдли.

Так, началось...

Американка слегка коснулась руки хозяина дома, вероятно, реагируя на то, что он сказал, и лорд Брэдли невольно опустил глаза; шокированный ее жестом, он даже покраснел, а в глазах его появился необычный блеск, как будто он помолодел лет на десять.

Глядя на него, Джеймс непроизвольно улыбнулся. Он не мог припомнить, когда последний раз присутствие женщины производило на него подобное впечатление. В какой-то момент, игнорируя свой внутренний голос, он подумал, что ему все же стоит познакомиться с ней, то есть для начала быть ей официально представленным, а уж потом посмотреть, к чему это может привести.

В последнее время Джеймс часто жаловался на скуку, но было ли дело только в скуке? Ответить на этот вопрос со всей определенностью герцог не мог. Он настолько привык подавлять свои желания, что уже давно забыл, какие они вызывают ощущения.

Джеймс еще раз напомнил себе, что его отец был настоящим зверем, а дед – параноидальным убийцей, и что если он выпустит на свободу свои страсти, какими бы они ни были, это может привести к опасным последствиям.

Благодаря этим мыслям ему удалось подавить свое желание познакомиться с богатой американской наследницей, и он благоразумно присоединился к группе джентльменов, обсуждавших вопросы политики в соседней галерее.

Чувствуя себя беспомощной, миссис Беатрис Уилсон наблюдала за тем, как красавец герцог Уэнтуорт покинул гостиную. Она посмотрела на дочь, которая беседовала с пожилой маркизой, совершенно не обращая внимания на все происходившее вокруг. Не заметила она и исчезновения самого престижного в Лондоне и трудноуловимого жениха.

Когда маркиза откланялась, Беатрис отвела дочь в тихий уголок зала.

– Дорогая, пойдем со мной и разыщем Флоренс. Ты обязательно должна быть представлена герцогу. Но... почему ты так странно смотришь на меня?

Софи с несчастным видом прижала руку ко лбу.

– Мне кажется, я не совсем здорова, мама, – расстроенно проговорила она.

– Так ты плохо себя чувствуешь? – забеспокоилась Беатрис. – Но, дорогая, герцог Уэнтуорт сейчас здесь, а, насколько я слышала, он весьма редко появляется в обществе. Мы просто не можем упустить такую возможность!

Весь этот год был наполнен бесконечной борьбой с дочерью – борьбой, от которой Беатрис невероятно устала. Софи, в силу ее невинности, не понимала важности предстоящего шага. Она еще не знала, что романтические увлечения и страсть проходят, и не переставала верить в то, что сумеет.выйти замуж по любви.

Беатрис же слишком сильно любила своих дочерей, чтобы позволить им совершить неправильный выбор, а потом страдать всю оставшуюся жизнь. Как всякая любящая мать, она хотела для своих дочерей благополучия и надежности, прекрасно зная, как быстро могут исчезнуть деньги и как общество отворачивается от тех, кто остается нищим.

А вот аристократический титул – это совсем другое дело. Уж он-то сохраняется навсегда! Единственным долгом женщины в аристократическом обществе является рождение наследников, а социальный статус детей заранее гарантирован.

– Ты и в самом деле заболела? – Беатрис приложила ладонь ко лбу дочери.

– Не знаю, может быть. Во всяком случае, сегодня не самый удачный вечер для знакомства с герцогом. Не могли бы мы уехать домой?

Опять это несгибаемое упрямство, подумала Беатрис. Софи с самого рождения обладала сильным характером, но сегодня Беатрис увидела что-то новое в глазах старшей дочери, и она многое бы отдала, лишь бы узнать, что произошло.

– Неужели герцог тебе не понравился? Мне он показался очень достойным мужчиной.

Софи довольно долго обдумывала ответ, а затем сказала:

– Если говорить честно, мама, это совсем не тот человек, которого я хотела бы встретить.

– Как ты можешь судить о нем, если вы не обменялись с ним и парой слов! И что может быть плохого в том, что вас представят друг другу? Потом ты легко сможешь решить, нравится он тебе или нет.

– Но я не хочу, чтобы меня ему представляли.

– Ты не права, Софи, тебе нужно попробовать. Нельзя быть такой разборчивой. Сезон не продлится вечно, а твой отец слишком много денег потратил на все это...

– Мама, – перебила ее Софи, – ты же обещала, что я смогу сама сделать свой выбор.

Сердце Беатрис болезненно сжалось при этом напоминании. Она ведь действительно обещала. Чувствуя себя усталой и изнуренной после бала и мучительной подготовки к нему, Беатрис не в состоянии была спорить. Раз Софи нездоровится, ничего не поделаешь, придется соглашаться.

– Давай тогда возьмем свои плащи, – сказала она уже спокойнее.

Когда они с дочерью выходили из зала, Беатрис вдруг подумала, что, возможно, ей все же следовало настоять на своем и заставить дочь познакомиться с герцогом. Муж Беатрис всегда говорил ей, что она слишком многое позволяет своим дочерям, но что она могла поделать, если невероятно любила всех троих...

На следующее утро Джеймс в задумчивости направился в свой кабинет, чтобы прочитать газету и просмотреть почту. Усевшись в удобное кресло, он взглянул на обитую дубом стену, и мысли его вновь вернулись к американской наследнице. Интересно, чего ей удастся добиться и какого именно обедневшего захудалого лорда они с матерью смогут поймать? Им, безусловно, не составит труда очаровать любого: в последнее время американские девицы намного превосходили невест из английской провинции. Впрочем, что же тут удивительного: американки путешествуют по миру, изучают науки и искусство у самых лучших преподавателей, которым платят огромные деньги, и наяву видят Сикстинскую капеллу и картины итальянских мастеров, в то время как английских девиц обучают одна или две гувернантки где-нибудь в скромной комнате на втором этаже замка.

3
{"b":"18813","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темные стихии
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Думай и богатей: золотые правила успеха
Метро 2033: Площадь Мужества
Мститель. Долг офицера
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Сила воли. Как развить и укрепить
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе