ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто?

Взглянув искоса на него, она ответила:

– Адель, конечно. Мне понравилась ее манера поведения. Она, безусловно, нервничала, когда знакомилась с нами, но не пыталась скрыть это за напускным равнодушием, как делают многие. Она была весьма приветлива и дружелюбна. Теперь я понимаю, почему американские девицы похищают всех наших женихов. Клара, ее сестра, такая же естественная.

– Думаю, что да, – ответил он холодным тоном.

Высунувшись из экипажа, Кэтрин палкой толкнула его в колено:

– Прекрати разговаривать со мной таким тоном. Ты ее хорошо знаешь?

– Не очень.

В течение нескольких минут они ехали молча, глядя на пролетавших в небе птиц.

– Ты думаешь, она будет счастлива с Гарольдом? – спросила старая леди.

– Откуда я могу знать?

– Она говорила, что очень любит ездить верхом.

– Правда, говорила?

– Да. А Гарольд это ненавидит.

– Существуют более важные вещи в браке, чем любовь к лошадям и к прогулкам на свежем воздухе. Людей связывает многое другое.

– Я совсем не говорила о прогулках, – заметила бабушка. – Мне кажется, ты знаешь ее лучше, чем хочешь показать.

Дамьен придержал лошадь. В любой другой день он бы проехал с ней до самого дома. Но сегодня, имея в виду тему их разговора, он предпочел отстать от экипажа.

Сидя на кровати, Адель наблюдала за тем, как доктор закрывал свой кожаный саквояж. Он, вероятно, весьма опытный врач, подумала она. После того как он осмотрел ее рану и наложил свежую повязку, он только взглянул между ног, это длилось меньше секунды, и спокойно сказал:

– Все в полном порядке.

Хотя она ощущала себя неловко после того, как находилась в такой необычной позе, облегчение от услышанного возобладало над неловкостью.

Она встала, с трудом сдерживая свое, совершенно не английское, желание подпрыгнуть от радости и расцеловать доктора. Вместо этого она только произнесла:

– Большое спасибо, доктор Лидден.

Проводив его до двери, не удержалась и спросила:

– Это, безусловно, весьма приятная новость. Могу я узнать, собираетесь ли вы сообщить об этом лорду Осалтону?

Доктор остановился и внимательно посмотрел на нее. У него были очень добрые голубые глаза.

– Лорд Элсестер просил соблюдать строгую конфиденциальность. Я должен был иметь дело только с вами, мисс Уилсон. Если, конечно, вы сами не хотите, чтобы я сообщил лорду Осалтону.

Значит, Гарольд до сих пор ничего не знал. Дамьен сохранил все в секрете. Адель продолжала смотреть в глаза доктора. Должна ли она просить его поговорить с Гарольдом? Милый Гарольд не высказывал свою озабоченность по этому поводу, но как бы он смог завести с ней разговор на такую скользкую тему?

Наверное, он все-таки волнуется, вся семья, должно быть, беспокоится...

– Я думаю, доктор Лидден, что вам следует рассказать все лорду Осалтону. Мы ведь собираемся стать мужем и женой. Вы можете объяснить ему причину моего обращения к вам, поскольку я была какое-то время без сознания, когда меня похитили, и успокоить его.

Доктор улыбался, испытывая облегчение оттого, что его избавили от необходимости хранить чужие тайны.

– Я прямо сейчас отправлюсь к лорду Осалтону и все ему расскажу, – проговорил доктор и поклонился ей, прежде чем выйти.

– Прошу прощения? – спросил Гарольд, выпрямившись и сдвигая защитные очки на лоб. – Что вы сказали?

Доктор Лидден откашлялся.

– Я говорю, мой милый лорд, что мисс Уилсон не была скомпрометирована во время ее похищения. Я только что осматривал ее, и вы можете быть абсолютно уверены в том, что касается наследника титула, если такой вскорости появится. Вы понимаете, о чем я говорю?

Гарольд нервно рассмеялся. Он снял очки, бросил их на стоящий рядом стул, взял какую-то банку со стола, крепко закрыл ее крышкой и опять рассмеялся.

– Вы действительно можете выяснять такие вещи? – спросил он доктора. – Это почти как наука, да? Но не такая наука, как та, которой я занимаюсь? – Он показал рукой на бутылки, стоявшие на столах и на полках вдоль стеклянных стен бывшей оранжереи. – Вы сами ученый, доктор? – Гарольд покраснел и опять нервно рассмеялся: – Что за глупый вопрос я задаю. – Он замолчал, переминаясь с одной ноги на другую. – Так вы говорите, что она совершенно здорова? – продолжил он задавать вопросы. – Это ведь очень хорошая новость, не правда ли? Весьма приятная новость.

Гарольд повернулся к противоположной стене, как будто подыскивая, чем бы заняться, затем опять посмотрел на доктора и понизил тон до такого, каким следовало говорить настоящему лорду.

– Так что я думаю, это все. Большое спасибо вам, доктор, за вашу заботу.

Доктор Лидден поклонился и направился к лестнице, ведущей в основную часть дома, при этом он удивленно покачивал головой.

Дамьен выпрямился в седле, наблюдая за экипажем доктора, который покидал поместье. Дело было сделано, он осмотрел Адель.

Дамьен глубоко вздохнул. Он прекрасно отдавал себе отчет в неуместности своего любопытства. Он велел доктору общаться только с самой мисс Уилсон, но теперь он очень сожалел, что не попросил доктора Лиддена сообщить и ему результаты обследования.

Дамьен хотел быть уверенным, что она не пострадала в тот период, когда была без сознания, и его просто убивало, действительно убивало то, что он ничего не мог узнать.

Глава 12

Из окна второго этажа Адель наблюдала, как доктор Лидден вышел из дома, сел в свой экипаж и выехал со двора. Она повернулась и посмотрела на дверь, ожидая услышать стук в любую минуту. Безусловно, Гарольд успокоился, когда узнал, что все в порядке, и она не пострадала во время похищения.

Она ждала, ждала, но он не приходил. Наверное, он боялся, ему было неловко говорить с ней об этом.

Адель вздохнула, вспомнив, каким чувствительным человеком был Гарольд. Она хорошо помнила, как он спас паука в их гостиной в Ньюпорте, когда все присутствовавшие дамы были очарованы, видя, как он выпустил паука на свободу через окно. Именно в этот момент она решила, что он предназначен для нее. Он не раздавил бедное создание своим ботинком. Он был мягким, добрым человеком.

А сейчас она решила, что пойдет и разыщет его. Ей хотелось поделиться с кем-нибудь своим счастьем. А кто лучше, чем ее будущий муж, сможет понять ее?

Встретив дворецкого в большом зале, она спросила, где может быть лорд Осалтон.

– Он в оранжерее, мисс Уилсон, – ответил не сомневаясь дворецкий.

«Какое удачное место», – подумала Адель, надеясь увидеть зеленые растения и цветы. Пройдя по длинному коридору, она наконец нашла вход в оранжерею, по обеим сторонам которого стояли красивые статуи. Она даже не остановилась, чтобы рассмотреть их. Однако, ошеломленная, замерла на верхней ступени лестницы. Никаких растений, никаких цветов. Оранжерея была превращена в лабораторию. Там стояло пять или шесть столов, на которых находились бутылки, мензурки, колбы и были разбросаны бумаги с записями. Высокие книжные полки, заполненные отчетами и журналами, стояли у стеклянных стен и загораживали вид в сад. Это было совсем не то, чего она ожидала.

Медленно, как будто чувствуя себя разбитой, она спустилась по лестнице, глядя на банки и бутылки, заполненные жидкостями и порошками, на которых были надписанные от руки наклейки. Прокашлявшись, она сказала:

– Гарольд, я хотела бы поговорить с вами.

Он улыбнулся, но улыбка казалась немного натянутой.

– О чем, моя дорогая?

Адель очень старалась, чтобы голос ее звучал небрежно, хотя чувствовала она себя неловко.

– Доктор Лидден говорил с вами?

– Доктор Лидден? – переспросил он. – Да-да, конечно.

– И он сказал вам, что все в абсолютном порядке?

Улыбка на какое-то время исчезла с лица Гарольда, потом опять появилась, но настолько вымученная, что хотелось назвать ее гримасой. Он переставил банку с одного стола на другой.

24
{"b":"18814","o":1}