ЛитМир - Электронная Библиотека

После завтрака она спросила, где может быть Гарольд, так как она предвкушала экскурсию по дому и саду и совсем не хотела больше говорить о приготовлениях к свадьбе. Ей было скучно, когда все окружающие с интересом обсуждали незначительные детали. Адель хотела начать новую жизнь, получше узнать своего будущего мужа. Ей хотелось осознать, ощутить, что этот дворец будет ее домом и она наконец сможет чувствовать себя спокойной. Только это имело значение, а не цвет шарфика на платье невесты.

Ей сказали, что Гарольд, вероятнее всего, в оранжерее, то есть в лаборатории. Когда она спустилась туда, ее жених вышел из-за книжных полок и с удивлением взглянул на нее.

– Боже правый, вы удивили меня, Адель, – произнес он, прижав руку к груди. Потом на лице у него появилась вымученная улыбка. – Что вы здесь делаете?

На нем был белый передник с большим темным пятном в центре. Когда она подошла ближе, то почувствовала запах серы.

– Вы обещали мне показать сегодня дом и сад, Гарольд. И я с нетерпением жду, когда вы покажете мне свои конюшни. Я слышала, что у вас там лучшие лошади Англии.

Гарольд взволнованно посмотрел на нее.

– Я как раз сейчас начал интересный эксперимент. Понимаете, я работаю над тем, о чем мы говорили с вашим отцом. – Он указал рукой в сторону заставленных колбами столов. – Сейчас я пытаюсь получить такое вещество, которое будет более практичным, чем любые натуральные красители. Такая перспектива вдохновляет, не правда ли?

– Безусловно, вдохновляет, – согласилась Адель, глядя на бутылки.

– Ваш отец верит, что синтетические красители могут стать началом крупного бизнеса. – В комнате воцарилось неловкое молчание. – Может быть, Дамьен сможет показать вам конюшню, – наконец усталым голосом предложил Гарольд.

Сердце екнуло у нее в груди.

– Что вы сказали? – переспросила она.

– Дамьен, – позвал Гарольд, повернувшись.

Ад ель замерла. Можно было заметить какое-то движение в дальнем конце лаборатории у высокого высаженного в горшок растения, которое чудом пережило преобразование оранжереи в лабораторию.

Ей показалось, что Дамьен всегда появляется из-за зеленых растений и каждый раз совершенно сбивает ее с толку и лишает самообладания.

Заложив руки за спину, он вышел с таким видом, как будто был весьма недоволен тем, что его разыскали.

– Доброе утро, мисс Уилсон.

– Доброе утро, – ответила она, стараясь выпрямить плечи и выглядеть независимо.

– Да-да, – говорил Гарольд с нескрываемым облегчением, – это, безусловно, удачная идея. Дамьен лучше кого-нибудь другого покажет вам конюшню. Это вообще его заслуга, – с гордостью продолжал Гарольд, – выбор лучших пород. Он в этом очень хорошо разбирается. Дамьен, будешь ли ты так любезен, чтобы показать моей очаровательной невесте конюшни?

Опять воцарилось неловкое молчание. Адель в этот момент готова была провалиться сквозь землю. Дамьен явно не хотел показывать ей конюшни. Он даже не хотел, чтобы она его видела.

– Конечно, – все-таки вынужден был сказать он.

Адель попыталась выйти из неловкой ситуации.

– Это совсем не обязательно, я могу подождать, Гарольд. Честное слово. Я хотела посмотреть все вокруг вместе с вами. – Она сделала ударение на последнем слове. – Но я не хочу нарушать режим вашей работы, а лорд Элсестер, наверное, беседовал с вами о чем-то важном до того, как я вам помешала, и...

– Не говорите глупостей, моя милая, – прервал ее Гарольд, – Дамьену уже давно надоели мои рассказы. И он только что сказал, что хочет прокатиться верхом. Он мог бы показать вам и все поместье. Он знает окружающие леса лучше любого из нас, не правда ли, Дамьен?

Адель невероятно удивляло полное доверие, которое ее жених испытывал к своему кузену.

Неужели его не беспокоила всем известная репутация Дамьена как соблазнителя женщин? Откуда он мог знать, что Адель не относится к тому типу женщин, которые падают в обморок при виде красивого мужчины? Гарольд ведь не знал ее хорошо. Хотя мысли об обмороках и гусиной коже от волнения вряд ли приходили ему когда-нибудь в голову.

– На самом деле, – повторила Адель, собираясь уйти, – я не возражаю, если экскурсия отложится.

– Нет, нет, подождите, – на лице у Гарольда появилась почти отчаянная улыбка, и он подошел ближе к невесте, – мне совсем не хотелось показывать вам конюшню. Могу признаться, что я вообще боюсь лошадей. Когда мне было двенадцать лет, лошадь ударила меня. Помнишь, Дамьен? Вредная была тварь, следует признать.

Гарольд боится лошадей? Он не любит ездить верхом? Адель даже не подозревала об этом. А чего еще она не знала?

– Пожалуйста, разрешите, чтобы Дамьен показал вам все снаружи, – в голосе Гарольда звучала просьба, – а я покажу вам все внутри дома сегодня в конце дня.

Адель и Дамьен молча смотрели друг на друга. Что они могли сказать? Твердо отказываясь от совместной экскурсии, они неминуемо вызвали бы подозрения, а Адель ни в коем случае не хотела бы признаться в том, что чувствует себя неловко в присутствии кузена своего жениха. Ей следует быть совершенно равнодушной к нему.

Наконец Дамьен сделал шаг вперед.

– Ну вот, – обрадовался Гарольд, – это даст мне время закончить мой эксперимент, и я буду спокоен, зная, что вы находитесь в надежных руках, моя дорогая.

«Да, в очень хороших, весьма надежных руках», – подумала она.

Они оба вели себя так, как будто встретились впервые только вчера. Дамьен шел за ней вдоль конюшни, описывая родословную каждой лошади, рассказывая, где и когда она была куплена или выращена тут, в поместье.

Адель кивала и была чрезвычайно довольна тем, что разговор шел о лошадях, которых она очень любила. При этом им удавалось избегать разговора на более опасные темы.

Она вспомнила письмо своей сестры, Софи, которая писала, что англичане могут вести себя абсолютно неестественно, лишь бы соблюдались приличия. И никогда нельзя понять, что скрывается за их поразительной сдержанностью. Теперь Адель прекрасно поняла, что ее сестра имела в виду. Сама Адель вела себя в настоящий момент так, как будто между нею и Дамьеном не было ничего общего. И Дамьен вел себя также совершенно неестественно. Он не пытался ни поддразнивать ее, ни флиртовать, как это бывало раньше.

– Не хотите ли проехаться верхом? – спросил Дамьен, стараясь не встречаться с ней взглядом.

Конюх стоял недалеко от них, ожидая приказаний.

– Пожалуй, хочу, – ответила Адель, твердо зная, что ей следовало отказаться. Но ей безумно хотелось вырваться из этого блестящего монументального дворца; от наблюдавших за ней глаз. Она просто не могла побороть такое искушение.

Конюх немедленно взялся за дело и оседлал двух лошадей. И через несколько минут они с Дамьеном шагом спускались с холма. Какое-то время оба молчали. Адель сдерживала свое желание заговорить о том времени, которое они провели вместе.

Дамьен держал себя так, как будто они не были знакомы до вчерашнего дня. И вероятно, это было к лучшему. Наверное, так им и следует вести себя в дальнейшем.

Вскоре они подъехали к озеру и остановились, дав лошадям возможность насладиться свежей травой.

– Там на острове, это чайный домик? – спросила Адель, заметив небольшое круглое строение, выкрашенное в белый цвет и окруженное старыми дубами.

– Да, но это не остров, – ответил Дамьен, – туда можно попасть, если подъехать с другой стороны озера.

– Мы можем туда добраться? – Она услышала волнение в собственном голосе и слишком поздно сообразила, что ей следовало быть равнодушной и к чайному домику, и ко всему остальному. Но ее способности притворяться были почти исчерпаны.

И потом, как можно было не поддаться соблазну попасть в здание, которое выглядело как таинственное убежище среди леса? Хотя она понимала, что отправиться в это убежище вместе с Дамьеном было неразумно.

– Может быть, в другой раз, – сказала она, – как-нибудь я выберусь сюда с Гарольдом.

27
{"b":"18814","o":1}