ЛитМир - Электронная Библиотека

Но, как бы там ни было, эти сомнения касаются только его. Миссис Уитон должна быть уверена в том, что он вернет ее на берег в «целости и сохранности». Он, разумеется, так и сделает.

– Конечно.

Она тяжело вздохнула.

– И еще… мне бы не хотелось скомпрометировать себя…

– Это вполне понятно, – сказал он. – Но на этот счет не нужно беспокоиться. Никто не узнает, что мы вместе выходили на яхте в море.

Она прикусила губу.

– Я не это имела в виду. Я подумала, что, возможно, стоит пригласить на прогулку кого-то еще. Например, лорда и леди Рэдли. – В ее глазах промелькнула робкая надежда.

– Вы считаете, что это будет правильно? – спросил он.

– Да, разумеется.

Мартин задумался.

– Дайте-ка мне подумать. Пригласить других… Нет, думаю, не стоит этого делать…

– Нет? Вы хотите, чтобы я одна поплыла с вами?

– Да.

– На яхте? Только вы и я? Вы сошли с ума!

С этими словами Эвелин отступила назад в комнату и захлопнула дверь перед носом у Мартина.

Мартин тихо, чтобы Эвелин не услышала, рассмеялся. Он так и остался стоять в коридоре перед ее дверью. Что-то подсказывало ему, что она сейчас снова выйдет.

Так и случилось. Через пару минут щелкнул замок, дверь распахнулась, и на пороге появилась Эвелин. И тут же отпрянула назад. Она никак не ожидала увидеть перед собой Мартина.

– Что вы здесь делаете? – испуганно спросила она.

– А почему вы так на меня смотрите?

– Не ожидала опять обнаружить вас у своей двери.

– Я решил не уходить пока.

– Вижу.

Они молча смотрели друг на друга. Потом Мартин провел рукой по своим мокрым волосам и наконец сказал:

– Я промок насквозь, и мне холодно. Так можно и заболеть. Я сейчас, пожалуй, сниму все это.

К ужасу Эвелин, Мартин и в самом деле вдруг начал раздеваться. Он снял мокрый пиджак и жилет. Ее глаза округлились. Она пребывала просто в шоке. И Мартин наслаждался ее, мягко говоря, замешательством, бросая вызов ее добропорядочности и благонравию. В конце концов, должен же кто-то был сорвать яблоки удовольствия с этого роскошного дерева. Так почему не он?

– Я хочу задать вам только один вопрос. Мы выходим завтра в море? – спросил Мартин.

– Завтра? – эхом повторила Эвелин. В ее голосе слышались нотки сомнения. Мартин сразу напрягся, испугавшись, что она передумает.

– Да. В семь часов ровно. – Он подошел к двери своего номера и вставил ключ в замок. – Я буду ждать вас за яхт-клубом. Так рано там никого не будет. Одевайтесь теплее и не опаздывайте.

Он открыл дверь.

– Я еще не сказала «да», – торопливо бросила Эвелин.

Мартин исчез в своей комнате, но через мгновение в дверном проеме появилась его голова.

– Вы не сказали «да», но вы сами меня попросили взять вас в море. Так что увидимся завтра в семь.

Дверь его номера захлопнулась.

Эвелин в растерянности продолжала стоять в коридоре. Она надеялась, что Мартин снова выглянет из номера и что-нибудь скажет…

А он тем временем стоял за дверью и прислушивался к звукам в коридоре. Он хотел знать, что будет делать Эвелин. Сейчас-то он уж точно не станет выглядывать в коридор. Она ведь могла и передумать, а он не хотел слышать это «нет». Все, дело уже решено, и завтра они встретятся в семь утра для того, чтобы вдвоем выйти в море.

Наконец дверь номера Эвелин хлопнула, и Мартин, весело рассмеявшись, направился в ванную комнату.

Глава 9

На следующее утро, надев платье в белую и голубую полоску, маленькую белую шляпку и пальто с рукавами три четверти, Эвелин вышла из отеля и направилась к яхт-клубу. Как и предполагал Мартин, так рано на улице еще никого не было. Прямо перед Эвелин расстилался залив, над которым седыми рыхлыми клочьями висел туман. Войдя в эту пелену, она почувствовала влагу и на своих щеках.

Она шла по дорожке вдоль берега, любовалась видом утреннего моря и изо всех сил пыталась не слушать голос разума, который настойчиво советовал ей вернуться в отель. Сейчас она делала то же самое, что когда-то, много лет назад, сделала ее импульсивная и эмоциональная подруга Пенелопа. Да, подумала Эвелин, она не повернет обратно, потому что ей хочется приключений. Хотя бы раз в жизни она должна вкусить эту свободу. Ту свободу, которая для Мартина была обыденностью, основой его существования. Сегодня она будет той женщиной, которая смеется и делает то, что ей нравится, не оглядываясь на всяких ретроградов и ворчунов типа лорда Брекинриджа. Всю ночь она пролежала в постели без сна, обдумывая слова Мартина. «Неужели вам не хочется попробовать чего-то нового? Пока вы еще молоды, пока вы полны жизни?»

Да, она хотела этого. Ей надоела роль правильной, сдержанной, никогда не улыбающейся вдовы. Эвелин нужен дом, в котором звучал бы смех, интересный собеседник, который мог бы понять ее и разделить ее мысли. Пришло время измениться ей самой.

Дойдя до яхт-клуба, Эвелин замедлила шаг. Мартин ждал ее там, где и обещал. На нем была теплая куртка на случай плохой погоды и фуражка. Позади него стеной поднимался плотный туман.

Она наблюдала за ним какое-то время, но Мартин ее не видел. Он с задумчивым видом смотрел на воду. Казалось, тихо плещущиеся волны зачаровывали его.

Но вот он поднял голову, и их глаза встретились. Эвелин судорожно вздохнула. Вид у Мартина в распахнутой куртке и с висящим на поясе ножом был решительный и какой-то зловещий. От него так и веяло опасностью. На сына герцога он совсем не походил – настоящий бандит из американских романов!

Но когда Мартин улыбнулся ей и помахал рукой, то снова превратился в очаровательного аристократа. Эвелин сошла с дорожки на усыпанный галькой берег.

– Я знал, что вы придете, – сказал он. – Надеюсь, вы уже не передумаете?

– Почему вы решили, что я могу передумать? – спросила Эвелин, подходя вместе с Мартином к маленькой шлюпке.

Он ничего не ответил, а только посмотрел на нее. По его лицу Эвелин сразу же поняла, что он догадывался о тех мыслях, которые всю дорогу до яхт-клуба одолевали ее. От этого ей вдруг стало спокойнее, и она с облегчением вздохнула.

Мартин протянул Эвелин руку:

– Мадам?

Эвелин вложила свою руку, затянутую в перчатку, в его ладонь. Даже сквозь ткань чувствовалось, что эта ладонь была твердой, даже грубой. Это была не рука изнеженного и праздного джентльмена, а рука чемпиона.

Эвелин забралась в шлюпку и села на скамью. Мартин оттолкнул шлюпку от берега, а потом прыгнул в нее сам. Шлюпка закачалась, опасно накреняясь сначала в одну сторону, затем в другую.

Мартин сел напротив Эвелин и начал грести. Когда они отошли от берега на довольно большое расстояние, он внимательно посмотрел своей спутнице в глаза.

– Это недалеко, – сказал он и поднял весла из воды.

«Все это сильно напоминает какой-то сон», – подумала Эвелин, когда лодка вплыла в пелену тумана. Она просто не могла поверить, что сидит здесь, в этой маленькой шлюпке, рядом с Мартином Лэнгдоном и собирается провести вместе с ним целый день. Если бы кто-нибудь раньше сказал Эвелин, что такое возможно, она бы не поверила.

– Вот мы и на месте, – сказал Мартин, бросил якорь и взял мешок, который нужно было отнести на яхту.

Эвелин окинула взглядом яхту, и ее охватил страх: как же они будут перебираться из лодки на борт яхты?

– О, здесь так высоко! Не знаю, смогу ли я подняться туда.

– Я помогу вам. – Мартин взялся рукой за бронзовые перила, поставил ногу на бимс и с легкостью приподнялся. Через минуту, уже стоя на яхте, он спустил вниз веревочную лестницу. – Она немного тянется, но вы не бойтесь. Все будет отлично, вы справитесь. Вот, держитесь за меня. – С этими словами Мартин протянул Эвелин руку.

Эвелин встала, и маленькая шлюпка снова закачалась на волнах, подпрыгивая вверх и вниз. Эвелин слегка пригнулась.

– Не бойтесь, – сказал Мартин. – Ставьте вот сюда ногу и держитесь.

Дрожа всем телом, Эвелин взялась за веревочную лестницу, и Мартин быстро подтянул ее вверх. Через мгновение она уже стояла на борту яхты, ее руки лежали на плечах Мартина, а он обнимал ее за талию.

17
{"b":"18815","o":1}