ЛитМир - Электронная Библиотека

Мартин взял бокал и покрутил его. В янтарной жидкости плавало отражение горящей настольной лампы.

– Хатфилд просто осел. И многие знают это.

– Возможно, все так и есть. Но не нужно позволять ослу думать, что он умнее погонщика. Хатфилда нужно было поставить на место.

Мартин поднял бокал.

– Это следует сделать мне, а не тебе.

– Так почему ты до сих пор этого не сделал?

Мартин посмотрел на брата, а потом прошел через кабинет и остановился около камина. Красные языки пламени отбрасывали длинные дрожащие тени, тихо потрескивали угли.

– Мне все равно, что люди говорят и думают обо мне. Я уже привык ко всякого рода сплетням.

– Видишь ли, болтовня об особенностях твоего характера и твоих вкусах – это одно, – сказал Джеймс. – Слухи, касающиеся гибели человека и бросающие тень на твою репутацию, – это совершенно другое.

Мартин сел напротив брата.

– И что ты сказал ему, если не секрет?

– Я просто спросил его, есть ли у него какие-либо доказательства, что мачта была подпилена. И подпилена именно тобой. Он сразу завилял хвостом и сказал, что никаких доказательств предъявить не может. Хатфилд испугался.

Мартин посмотрел на брата и грустно улыбнулся:

– Что-то я сомневаюсь, Джеймс, что ваша встреча прошла так тихо и мирно. Может быть, когда я встречу его в следующий раз, то обнаружу у него под глазом синяк? Или, возможно, ты размахивал пистолетом у него перед носом?

Джеймс добродушно рассмеялся:

– Ничего такого я не делал. Я просто задал ему пару вопросов, и Хатфилд сразу же пошел на попятную. Он даже стал утверждать, что вообще ничего о тебе не говорил. Сказал, что никаких сплетен не только не распускал, но даже ничего об этом деле не слышал. Вот до чего договорился. Вел себя как ребенок. – Джеймс поднес бокал к губам и сделал несколько глотков.

Мартин посмотрел на пламя в камине.

– Не нужно было к нему ходить, Джеймс. Он лжец и лицемер, рано или поздно он запутается в своей собственной паутине.

– Это может случиться раньше, чем ты думаешь.

– Что ты имеешь в виду?

Джеймс скрестил ноги.

– Хатфилд по-прежнему пылает ненавистью к тебе. Он хочет унизить тебя, хочет, так сказать, самоутвердиться и доказать всему миру, что кое-чего стоит. Он утверждает, что если бы гонки состоялись, то первым пришел бы «Стремительный». У «Орфея» якобы шансов не было. И он намеревается доказать это.

– Но как, черт возьми? Как он может это доказать?

– Он только что купил яхту «Стремительный-2». Это точная копия первого. Хатфилд попросил меня лично передать тебе вызов. Он собирается принять участие в соревновании через шесть недель. Говорит, что на этих гонках все смогут убедиться в том, что «Стремительный» Брекинриджа пришел бы первым в Каус, если бы регата состоялась.

Мартин покачал головой и тяжело вздохнул:

– Чертов идиот. Не прошло и недели, как погиб его друг, а он уже думает бог знает о чем.

Джеймс устремил на Мартина изумленный взгляд:

– Я удивлен. Еще месяц назад ты только и говорил что о гонках. Разве что-то изменилось? Из Кауса ты вернулся совсем другим человеком. Там что-то произошло? Я имею в виду не несчастный случай со «Стремительным».

Мартин откинулся назад и внимательно посмотрел на брата:

– Ты что-то слышал?

– Так, совсем немного. Только то, что она богата и мила.

– Кто тебе сказал это?

– Моя женушка. Моя красивая женушка.

Мартин наклонился вперед, уперся локтями в колени. Его лицо вдруг помрачнело.

– Твоя женушка действительно красивая. Но шутки в сторону. Та женщина, о которой рассказала тебе твоя супруга, все перевернула с ног на голову. Она перечеркнула всю мою прежнюю жизнь, она все испортила!

– Что она испортила? Что же она такое сделала?

– Видишь ли, она сделала так, что я потерял интерес ко всему, что занимало меня раньше. Ты знаешь, я последние годы придерживался правила не заключать никаких долгосрочных соглашений с женщинами, только легкие, необременительные отношения. Моим главным увлечением, моей страстью были яхты и гонки. И что теперь? Теперь я начал задумываться о своем предназначении в этой жизни, и что-то неуловимое, неопределенное стало бередить мне душу. Все же остальное, включая и победы в соревнованиях, перестало меня волновать. И, кажется, с этим уже ничего нельзя поделать.

– Может быть, с этим ничего и не надо делать?

Мартин раздраженно посмотрел на брата:

– Хочешь сказать, что мне следует сделать ей предложение? Думаешь, если я надену ей на палец кольцо, все может сложиться не так уж и плохо? А?

– Нет, я совсем не это хочу сказать. Мне кажется, я даже уверен, что если ты женишься на ней или на ком-то еще, это будет ошибкой. Непростительной и непоправимой ошибкой.

– Что ж, благодарю за поддержку… Я думал, ты на моей стороне.

Джеймс поднялся со стула и встал за его спинку.

– Позволь мне задать тебе вопрос. Что ты делал все эти четыре года с тех пор, как погибли твоя жена и ребенок?

– Но ты же знаешь, – пожал плечами Мартин. – В Америке мне не было смысла оставаться. Там меня ничто не держало. Семья моя погибла, дом сгорел…

– Да, знаю. На следующий день после трагедии ты уехал из города, а уже через неделю сел на корабль, плывущий в Англию. В Америке ты, разумеется, не захотел остаться.

– Да, все так и было. – Мартин помолчал. – А потом ты купил мне мою первую яхту.

– Которую ты почти сразу же разбил. Я все помню, разумеется. И сейчас я склонен думать, что напрасно сделал тебе этот подарок. Это было ошибкой.

– Но почему? Это мне помогло отвлечься и прийти в себя.

– Именно поэтому я считаю, что ты должен сейчас сделать то, что не сделал в свое время, а именно четыре года назад, Мартин.

– Но что же это?

– Ты должен оплакать свою жену и сына.

Глава 24

Несколько дней спустя после разговора с герцогиней Уэнтуорт Эвелин отправилась на прогулку в Гайд-парк. День выдался отличный: светило солнце, дул легкий ветерок, на небе не было видно ни облачка.

Неожиданно Эвелин увидела герцогиню, которая тоже прогуливалась по парку вместе со знакомой дамой.

– Миссис Уитон, – поравнявшись с Эвелин, воскликнула герцогиня Уэнтуорт, – какой сюрприз! Очень рада вас видеть!

– Ваша светлость, – проговорила Эвелин, опуская и складывая свой зонтик, – мне тоже очень приятно видеть вас.

Она так и не набралась храбрости нанести визит герцогине, о чем та ее просила. Эвелин на самом деле очень хотела этого, но вечные сомнения и нерешительность, ее главные внутренние враги, снова одержали над ней верх.

Герцогиня повернулась к шедшей рядом с ней красивой молодой даме с каштановыми волосами:

– Клара, это миссис Уитон, о которой я рассказывала тебе на прошлой неделе. – Герцогиня снова взглянула на Эвелин: – Миссис Уитон, это моя сестра Клара Вулф, маркиза Родон.

Карие глаза маркизы внимательно изучали новую знакомую.

Эвелин сразу же догадалась, что маркиза была женой того самого Вулфа, о любовных похождениях которого в свое время ходили легенды. Сейчас же он превратился в добропорядочного семьянина и примерного отца. А в последнее время Вулф начал проявлять интерес к политике и недавно занял место в палате лордов.

– Почту за честь познакомиться с вами, леди Родон.

– Не хотите ли присоединиться к нам? – спросила герцогиня. – Мы идем к озеру.

– С удовольствием.

Женщины подняли зонтики и пошли по тропинке к озеру. Завязался разговор о погоде, политике, последних светских новостях и обо всем том, о чем обычно разговаривают дамы при подобных обстоятельствах.

Наконец они зашли в лесистую часть парка. У Эвелин оказалось много общего с герцогиней и ее сестрой.

Они легко находили темы для разговора, всех троих интересовали музыка и театр, все трое любили детей.

– Ваша светлость, – обратилась Эвелин к герцогине, – я хотела спросить, как поживает брат вашего мужа, лорд Мартин.

49
{"b":"18815","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Золото Аида
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Разоблачение
Лесовик. В гостях у спящих
Магнетическое притяжение
Темные стихии
Страсть под турецким небом