ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Личный тренер
Хочу быть с тобой
Земля лишних. Горизонт событий
Перстень Ивана Грозного
Секрет индийского медиума
Новая Королева
Мне сказали прийти одной
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)
Эра Водолея
A
A

— Бесполезная затея, — возразил я. — Мы бы нашли другой выход.

Взорвать перекрытия туннеля. Ярдов сто. Это бы нас добило. — А вообще-то, какая разница? — подумал я.

— Они взорвали один заряд у выхода, — продолжал Гриффите. — Без особого эффекта. Потом они стали ломами дробить скалу под очередные заряды. Мы забросали их аматоловыми шашками. Возможно, уничтожили часть группы. И они оставили свою затею.

— А документ? — прохрипел я. — Вы сказали им про документ?

— Конечно, — нетерпеливо ответил Гриффите. Речь шла о фальшивке, которую Флекк должен был подбросить в радиорубку: "Подтверждаем: судно Ее Величества «Кандагар» следует большой скорости маршруту Сува — Вардю.

Рассчитываем прибытие 8.30". Подразумевалось, якобы это отклик на посланный в эфир Флекком сигнал SOS. Мы предупредили Леклерка о приближении судна. Он не поверил, сказал, что это невозможно, часовой не допустил бы. А Флекк утверждал, что часовой спал. Может, часовой погиб в перестрелке? Не знаю. Мы сказали Леклерку, пусть поищет радиограмму на столе. Он послал за ней своих. Все-таки встревожился. Если это не мистификация, в его распоряжении всего три часа. Но Флекк утверждает, что капитан «Грассхоппера» не рискнет идти сквозь рифы без лоцмана в темноте.

— К великой радости Леклерка.

— Леклерк взбеленился. Голос его дрожал от ярости. Он требовал позвать тебя. Но ты был без сознания. Он пригрозил убить мисс Гопман.

Ну, я ответил: ты при смерти.

— Это должно было привести его в восторг, — сказал я устало.

— И вправду, — согласился Гриффите. — Потом он ушел. Не знаю, один или со своими.

— Не знаете? — мрачно изрек Флекк. — Первому, кто высунется, снесут голову.

Время шло. Свет в конце туннеля медленно менял свои оттенки, пока под конец не сверкнул голубизной. Взошло солнце.

— Гриффите! — Это голос Леклерка заставил нас вздрогнуть. — Слышите меня?

— Слышу.

— Бентолл очнулся?

Гриффите попытался жестом остановить меня. Но я проигнорировал этот жест.

— Очнулся.

— Ты вроде помирал, Бентолл? — В его тоне появилась нотка озлобления, впервые за время нашего знакомства.

— Чего тебе надо?

— Тебя.

— Я вот он. Лезь сюда — убедишься.

— Послушай-ка, Бентолл. Хочешь спасти жизнь Мэри Гопман?

Вот оно! Я должен был это предвидеть. Они давили на меня из последних сил. Я нужен был позарез.

— И мы оба будем в твоих руках, верно, Леклерк? — Верно, верно, без всяких сомнений.

— Даю тебе честное слово. Сейчас пришлю ее.

— Не слушай его, — предупредил капитан Гриффите тревожным шепотом. — Ты в его руках станешь приманкой, чтоб выудить отсюда меня, и так далее.

Или же он просто застрелит вас обоих.

Я это знал. Он убьет нас обоих. Другие его не интересовали. Но нас двоих он убьет. Меня-то во всяком случае. Но нельзя было упускать шанс.

Может, он нас не сразу уничтожит, может, возьмет нас на судно. Последний шанс. Один на миллион. Но все же шанс. А мне ведь и нужен был всего только шанс. А вдруг мне повезет, и я спасу нас обоих. Мысль явилась и тотчас пропала. Да нет, надежды меньше, чем один шанс против миллиона.

Мэри права: надежды не больше, чем у приговоренного к электрическому стулу за миг до включения рубильника. И я сказал:

— Ладно, Леклерк, я иду.

Знака я не заметил. Флекк, Генри и Гриффите одновременно вцепились в меня, прижали к земле. Несколько секунд я сопротивлялся как сумасшедший, но в конце концов выбился из сил.

— Отпустите, — шептал я. — Ради Бога, отпустите.

— Не отпустим, — сказал Гриффите и повысил голос. — Убирайся, Леклерк. Мы держим Бентолла. Крепко держим. Почему, объяснять не надо.

— Что ж, я вынужден буду убить мисс Гопман, — свирепо прорычал Леклерк. — Я убью ее, слышишь, Бен-толл? Я убью ее. Но не сегодня, немного погодя. Если она наперед не покончит с собой... Прощай, Бентолл.

Спасибо за «Сорокопута».

Удаляющиеся шаги — и тишина... Трое убрали прочь руки, и Флекк сказал:

— Прости меня, мой мальчик. Не могу выразить, как я перед тобой виноват.

Я молчал. Просто сидел, поражаясь, почему не рушится небосвод.

Медленно приподнялся на руках, оперся на колено и проговорил:

— Я пошел.

— Не делай глупостей. — По гримасе Гриффитса было видно, что он возвращается к первоначальному мнению обо мне, весьма, кажется, нелестному. — Они пока выжидают.

— У них нет времени выжидать. Который час?

— Около семи.

— Он приступил к делу. Не станет рисковать «Черным сорокопутом» ради того, чтоб подарить мне шанс на жизнь. Не удерживайте меня. Есть дело!

Я протиснулся сквозь узенькое жерло туннеля наружу. Несколько секунд я ничего не видел. Стреляющая боль в колене странным образом застила глаза. Наконец удалось сфокусировать взгляд на окрестностях. Никого вокруг. Ни одной живой души.

У входа — три трупа. Двое китайцев и Хьюэлл. Конечно же Хьюэлл. А кому еще можно было доверить взрывные работы у выхода из туннеля?

Аматоловые шашки разнесли его в клочья. Из-под гигантской туши торчит дуло автомата. С трудом пригибаюсь, с трудом извлекаю смертоносное оружие. Заряжено на полную катушку.

— Ну вот, — говорю, — они ушли.

Десять минут спустя мы начинаем спуск к ангару. Брукман, возможно, прав, и через неделю нога моя придет в норму, а пока половину моего веса берут на себя ребята-моряки, на чьи плечи я опираюсь.

Вот и последний гребень, отделяющий нас от долины. Площадка перед ангаром пуста. Грузовое суденышко уходит за черту рифов. До моих ушей доносится громкая брань. Это Флекк. Понятная реакция. В пятидесяти ярдах от пирса из воды высовываются мачта да макушка капитанского мостика.

Остатки былой роскоши вместо шхуны. Леклерк позаботился обо всем.

Разговоры, болтовня. Даже натужные шутки. Даже всплески смеха, нервозного, истерического смеха, но все-таки смеха. Разве их осудишь?

Только что над ними простиралось зловещей тенью крыло неизбежной смерти, и вдруг опасность миновала, тень рассеялась. Как тут не утратить равновесие?! Тревога долгой ночи, а для женщин — многих долгих ночей, позади. Ужас и страх, и драматический накал страстей — позади. Едва не рухнувший мир воскрес во всей своей красе. Семеро ученых. Их жены, которых я до сих пор так и не видел. Они переглядываются, улыбаются друг другу. Жмут друг другу руки. Не могу на них смотреть. Разве мне суждено заглянуть в глаза Мэри? Зато мы гуляли с ней рука в руку. Один раз.

Целых две минуты. Неужели мы не заслужили большего?

Один лишь Флекк угрюм и нелюдим. Один Флекк. Думаю, что не из-за шхуны. Или не только из-за шхуны. Единственный изо всех, QH знал Мэри.

Когда он назвал ее милой девочкой, я грубо оскорбил его. А у Него дочь приблизительно такого же возраста. Флекк опечален. Опечален судьбой Мэри. Флекк чист перед Богом и людьми. Он искупил с лихвой все свои былые грехи.

Мы вплотную подошли к ангару. Я перебросил затвор, заклиная провидение: пусть Леклерк будет там собственной персоной или хоть люди Леклерка, засада. А кораблик на горизонте — отвлекающий маневр. Но нет, нас никто не встретил, и мы никого не встретили ни в ангаре, ни в других помещениях. Разбитые приемники, разбитые передатчики. И все.

Оружейная настежь открыта. Пустая комната. Смятое пальто, служившее ей подушкой. Еще теплое. Инстинктивно приподымаю его. Конечно. Толстое золотое колечко с безымянного пальца левой руки. Обручальное кольцо. Я нанизываю кольцо на мизинец и ухожу.

Гриффите отдает распоряжение убрать трупы. Потом мы втроем — он, Флекк и я — приближаемся к блокгаузу. Флекк буквально тащит меня. Нас сопровождают вооруженные моряки.

Суденышко уже далеко. Шпарит на запад. «Черный сорокопут» и Мэри.

«Черный сорокопут». Угроза миллионам жизней. Огромные города в руинах.

Кровавая баня, какой еще не знало человечество. «Черный сорокопут». И Мэри. Мэри, которая, заглянув в будущее, не увидела там ничего. Мэри, предрекшая: я когда-нибудь вляпаюсь в ситуацию, где моя самоуверенность не спасет меня. И вот этот день настал.

56
{"b":"18818","o":1}