ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По правде сказать, вначале он почти не смотрел на арену, а больше разглядывал публику, искал среди зрителей Перлину. Но девочки в цирке не было.

— И куда только она пропала? — удивлялся Гвоздик. — Вдруг я её так никогда и не найду?!

Чтобы не думать больше о Перлине, он стал смотреть на артистов и мало-помалу увлёкся представлением.

Ведь цирк, известное дело, как шестерня, — зацепит тебя одним зубчиком и уж не выпустит больше.

Все начинается с веселой музыки, от которой даже хромому хочется танцевать, а потом один за другим идут номера и сменяются так быстро, что прямо диву даёшься, как это у артистов здорово получается.

Правда, бегать и работать в таком бешеном темпе их заставляет директор: он стоит с хлыстом в руке у выхода на арену, нетерпеливо стучит ногой в пол — и люди, и животные слушаются его беспрекословно.

Гвоздик, который первый раз был в цирке, пришёл в восторг и смотрел на всё широко раскрытыми глазами.

Нуволино и Нуволетта под самым куполом, словно две ласточки, перелетали с трапеции на трапецию. «Гуттаперчевый человек» Ромпиколло ходил по канату, жонглировал одновременно шестью шарами и ни разу не уронил ни одного, а клоун Ридарелло то и дело умолкал, чтобы дать зрителям отдышаться от смеха.

Вдруг публика замерла: на арене начали устанавливать клетку для львов. Когда вошёл Мустаккио — Грозные Усы, в красной куртке, и, словно индюк, надувшись от спеси, подошёл к дверце, зрители разразились громом рукоплесканий.

Надо, впрочем, признать, что Мустаккио заслуживал аплодисменты. Не то, чтобы он был замечательным укротителем, но в клетку со львами он всё-таки входил, правда, вооруженный пистолетами, ружьями, трезубцами, саблями и хлыстами: ведь в таком деле, несомненно, нужна особая осторожность.

Публика была в восторге: по приказанию Мустаккио львы прыгали с тумбы на тумбу, бегали вокруг арены, послушно ложились.

Однако самые бурные аплодисменты выпали на долю трёх лилипутов: Нано, Нане и Нани. На трех малюсеньких велосипедиках они выехали на арену и понеслись. Они сделали круг, молниеносно поднялись по шестам, на которых держался купол цирка, и добрались до огромной, сверкающей огнями люстры.

Наездница Оп-ля позавидовала малышам, испугалась, что после их номера она не будет иметь успеха, поэтому раньше времени вскочила на свою белую лошадь и выехала на арену.

Увидев, что за ними гонится огромное скачущее чудовище, Нано, Нане и Нани столкнулись друг с другом, упали с велосипедов, с криком бросились к Гвоздику и спрятались за его спиной. Публика смеялась над испугом трех малышей, а довольная своей проделкой наездница Оп-ля на свободной арене стала показывать высокое искусство верховой езды.

Гвоздику, который терпеть не мог зазнайства, это не понравилось.

«Какая она противная и злая! — подумал он. — Вот я сейчас проучу ее!»

Он притаился за шестом, у самой арены, улучил момент, когда Оп-ля галопом проносилась мимо, и схватил ее лошадь за хвост. Благородное животное, почувствовав его железную руку, сразу же остановилось, а Оп-ля с разгона вылетела на самую середину цирка.

Однако Гвоздику этого было мало: он поднял трёх лилипутов и бросил их, словно три резиновых мячика, на лошадь. Нано, Нане и Нани примостились на спине огромного животного и, потешно гримасничая, закружили по арене. Оп-ля в бессильной ярости лежала на земле; белый костюм её перепачкался в песке, а зрители так и покатывались со смеху.

Только после представления взбешённая Оп-ля узнала от Мустаккио, кто сыграл с ней такую шутку.

Приключения Гвоздика - i_060.png

Она хотела уже бежать за Гвоздиком, чтобы надавать ему пощёчин, но укротитель, хорошо знавший силу железного мальчика, удержал её.

— Не пачкай своих прелестных белых ручек о физиономию уличного мальчишки, — лицемерно сказал он. — Есть гораздо лучший способ отомстить: надо добиться, чтобы этого грубияна выгнали из цирка. И тогда мы навсегда избавимся от него.

ГЛАВА VIII,

ГДЕ СНОВА ОЧЕНЬ КРАТКО ГОВОРИТСЯ О ПЕРЛИНЕ

В последний раз мы видели Перлину с Миледи в автомобиле. Теперь девочка жила в одном из самых роскошных особняков города.

Не спрашивая Перлину, согласна она или нет, Миледи сделала её своей компаньонкой.

Дама была добра, но полна капризов и разных причуд, как все старые аристократки, живущие в полном одиночестве. Поэтому она предъявляла к своей компаньонке самые странные требования: каждый день в продолжение целого часа Перлина училась делать реверансы; так она обязана была приветствовать знатных подруг Миледи, и ещё целый час она должна была учить попугая говорить гостям: «Мое нижайшее почтение, графиня», «Честь имею кланяться, баронесса».

Приключения Гвоздика - i_061.png

Кроме того, Перлина, в белом переднике, перчатках и накрахмаленной наколке на голове, подавала кушанье и чай. Плохо приходилось девочке, если она подносила блюда с правой, а не с левой стороны, как полагается по правилам хорошего тона. Миледи так бранила её, как будто бедная девочка совершила настоящее преступление.

По вечерам Перлина обязана была до поздней ночи читать Миледи вслух скучнейшие романы, так как старая дама страдала бессонницей; а когда, наконец, Перлине разрешали идти спать, она должна была брать в свою крохотную каморку попугая, кота и собачку: Миледи не желала, чтобы животные ночью разгуливали по всему дому.

— Ах, какая я несчастная! — вздыхала Перлина, поворачиваясь с боку на бок в своей кроватке, в то время как кот и собака возились у нее на одеяле. — Вся беда в том, что я не привыкла к обществу старых аристократок; я привыкла жить с людьми простыми и добрыми, как Гвоздик. При мысли о Гвоздике глаза её наполнялись слезами. «Конечно, я плохо сделала, что ушла от него! Но вернуться к нему… нет, я не хочу унижаться».

Так жила Перлина и была очень несчастна.

ГЛАВА IX

ЗАГОВОР УДАЁТСЯ, И ГВОЗДИКА УВОЛЬНЯЮТ ИЗ ЦИРКА

Чтобы избавиться от железного мальчика, Мустаккио и Оп-ля изобрели сто один способ. Прежде всего они заставили его делать самую унизительную работу — чистить конюшни. Они надеялись, что Гвоздик сам уйдёт из цирка. Но так как у Гвоздика нос был железный, то и в зловонной конюшне мальчик работал с обычным усердием. Тогда они придумали ему новую обязанность: под предлогом того, что лошадям ни в коем случае нельзя жиреть, его заставили каждый день три часа подряд бегать с ними вокруг арены. Но лёгкие у Гвоздика были тоже железные, и он мог бегать не то что три часа, а хоть шесть дней подряд. Один только раз он остановился: ему пришлось завести своё сердце-часы, — от такой нагрузки их завод быстро подходил к концу.

Приключения Гвоздика - i_062.png

— Что же нам ещё придумать? — бесился Мустаккио. — Прикажу ему погонять вокруг арены слонов; посмотрим, как-то он с этим справится!

Но не тут-то было! Гвоздик хватал слонов за хобот, те упирались ногами в землю, а он с такой силой тащил их за собой, что огромные животные катились за ним, как на роликах. Одним словом, из ста одного хитроумного способа Мустаккио уже испробовал девяносто семь, и всё безрезультатно. Тогда он пустил в ход девяносто восьмой, самый коварный. Он украл из дневной порции львов лучшие куски мяса, а потом заявил, что их съел Гвоздик, и потащил мальчика на расправу к директору. Откровенно говоря, директор сначала этому не поверил, но, когда его родная дочь Оп-ля не краснея сказала: «Я это видела собственными глазами», — ему пришлось согласиться с тем, что Гвоздик действительно виноват.

— Неправда! — возмущался Гвоздик. — Я ничего не брал. И зачем мне мясо? Ведь я питаюсь машинным маслом и бензином! — Рядом как раз стоял бидон с бензином, и Гвоздик, в доказательство того, что говорит правду, немедленно осушил его до половины. Но никакие объяснения не помогли, и директор тут же уволил железного мальчика.

14
{"b":"1882","o":1}