ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отшельник
Гончие Лилит
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Строптивый романтик
Я из Зоны. Колыбельная страха
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
A
A

Траккиа вышел из будки со сжатыми кулаками, лицо его было мрачным и злым, грубые ругательства срывались с его языка. Единственное цензурное слово, повторяемое им при этом, было «Харлоу». Со всей очевидностью Траккиа стало ясно, что этот «негодяй» звонил вовсе не в Виньоль, а в полицейское дежурное отделение.

Мэри переодевалась к ужину, когда в дверь к ней постучали. Она открыла и увидела Джекобсона.

— Можно ли с вами поговорить наедине, Мэри? Это очень важно, — сказал он.

Она удивленно поглядела на него и распахнула дверь, жестом приглашая механика войти. Джекобсон плотно прикрыл за собой дверь.

— Что за важность? Чего вы хотите? — удивленно спросила Мэри.

Неожиданно Джекобсон выхватил пистолет из-за пояса.

— Я попал в переделку, и сейчас мне не до соблюдения формальностей и правил приличия. Мне нужна безопасность. Соберите самое необходимое в сумку и дайте сюда свой паспорт.

— Вы с ума сошли? — спокойным голосом спросила девушка, но в глазах у нее все-таки был страх.

— Сейчас не до благоразумия.

— Но почему я?

— Начинайте собираться.

Мэри послушно вынула из гардероба маленький чемоданчик, неторопливо начала складывать в него необходимые вещи.

— Почему именно я? — повторила она свой вопрос.

— Потому что ваш возлюбленный Джонни вернется сюда через час. И с вашей матерью. Она была гарантией моей безопасности. Теперь мне необходима другая.

— Вы сказали, что Джонни... — Мэри недоверчиво уставилась на него.

— Да. Он разыскал вашу мать! — В тоне и лице Джекобсона сквозила злоба. — Он ловкий, хитрый, упорный, бессовестный молодой негодяй!

— Слышать это от вас для меня и для него высшая похвала. Я полагаю, что буду номером восемь.

— Что вы хотите сказать?

— Восемь следует за семью. Джек и Гарри, два механика в Марселе, которые слишком много узнали. Близнецы Твидлди и Твидлдам, которые тоже слишком много знали. Луиджи, которого вы отравили цианидом. Джету. Младший брат Джонни Джим, который погиб в Испании на гонках Гран При. И наконец попытка убить самого Джонни на гонках Гран При во Франции, когда вы исправляли сломанный рычаг подвески и поврежденные гидравлические тормозные шланги, за чем он вас и сфотографировал.

— Иисус! — Джекобсон был потрясен. — Кто наговорил вам всю эту ерунду?

— Это не ерунда. Это правда. Джонни мне все рассказал. Вы виноваты в смерти семерых. Разве еще одна смерть что-то будет значить для вас? — Непослушными руками она попыталась закрыть чемоданчик. — Я буду восьмой. Я это знаю. Но предупреждаю вас, мистер Джекобсон: Джонни Харлоу разыщет вас и на краю света.

Джекобсон подошел к кровати, нервно захлопнул замок на чемоданчике.

— Нам лучше поскорее уйти.

— Куда же вы хотите меня сейчас забрать?

— В Колле. Нам надо ехать. — Он угрожающе поднял пистолет.

— Лучше прикончите номер восемь прямо сейчас.

— Двигайтесь скорее. — Голос Джекобсона был резким, но в нем была и искренность. — Я не веду войну с женщинами. Вы будете свободны через двадцать четыре часа.

— Через двадцать четыре часа я буду мертва. — Она взяла свою сумочку. — Можно мне пройти в ванную комнату? Меня сейчас вырвет!

Джекобсон открыл дверь в ванную и оглядел ее. Ни окна. Ни телефона. Он пропустил Мэри в дверь. Она вошла и закрыла за собой дверь. Вынув из сумочки ручку, нацарапала несколько слов на листке туалетной бумаги, бросила его за дверь и вышла. Джекобсон ждал ее. В левой руке он держал чемоданчик, в правой, засунутой глубоко в карман куртки, пистолет.

Доплыв на лодке до «Шевалье» и поднявшись на яхту, Йонни сложил последние документы из штурманского столика в большой объемистый портфель и, оставив его на диванчике, спустился в общую каюту. Минут пять он лихорадочно запихивал в парусиновую сумку все попадающиеся под руку вещи. Затем обошел другие каюты в надежде обнаружить деньги или ценные вещи. Поиски были успешными. Найденное он складывал в ту же самую сумку. Наполнив ее и застегнув с трудом «молнию», он отправился в кают-компанию. Йонни оставалось преодолеть четыре ступеньки до конца трапа, как внезапно представшая перед его глазами картина заставила его замереть.

Четверо крупных полисменов удобно расположились на диванчике в салоне. Сержант с портфелем Йонни на коленях, облокотившись на него, целился из пистолета прямо в сердце Йонни.

— Решил переменить место, Йонни? — спросил он.

Глава 12

И вновь «феррари»' мчался сквозь тьму. Харлоу не очень спешил, он уверенно вел машину. Торопиться из Марселя в Виньоль ему вроде бы не было никакой причины. Миссис Мак-Элпайн сидела рядом с ним, набросив ремень безопасности, на заднем сиденье дремал утомленный Рори.

— Как видите, в действительности все оказалось очень просто, — проговорил Харлоу. — Джекобсон был тайным руководителем этой заурядной операции. А братья Марцио — реальными исполнителями ее. Во всяком случае, именно у Джекобсона родилась идея делать ставки на гонках на Гран При, и он подставлял меня, подкупая каждый раз не менее пяти гонщиков. Плюс столько же механиков, рисуя им будущее изобилие при условии помощи с их стороны. Он был настолько сообразителен, что не стал рисковать, предлагая мне взятки, но, оттого что я был постоянно первым, его бизнес терпел ущерб, и очень крупный. Вот почему он хотел убить меня в Клермон-Ферране. Я могу это доказать многими фотографиями и кинопленкой.

Рори сонно шевельнулся на заднем сиденье.

— Но как он мог это сделать, когда вы были на треке?

— Мне или другим. Двумя путями: радиоуправляемым детонатором, взрывающим подвеску колес, или же химикалиями, подсыпанными в тормозную систему. Предполагаю, что от взрыва детонатора ничего бы не осталось и случившееся приняли бы за несчастный случай, а не за чей-то «подарок». На снимках и кинопленке ясно видно, как Джекобсон заменяет подвеску колеса и тормозную систему.

— Выходит, поэтому он и предпочитал один осматривать испорченную машину? — догадался Рори. Харлоу кивнул утвердительно.

— Но как... как решились вы пойти на то, чтобы так скомпрометировать себя, изображая перед всеми, будто опускаетесь? — не понимала миссис Мак-Элпайн.

— Конечно, это было не очень приятно. Но я знал, что моя жизнь слишком открыта для всеобщего обозрения. Я не могу зубы почистить, чтобы об этом уже не узнали. Тогда я решил, что должен сделать что-нибудь такое, после чего на меня стали бы меньше обращать внимания: выйти из-под освещения и стать отверженным. Все это оказалось не таким уж трудным делом. А вот водителем транспортера я стал, чтобы узнать, в самом ли деле они хранят наркотики в гараже «Коронадо» или нет. Это так и оказалось.

— Наркотики?

— Пыль. Так называется на европейском жаргоне героин. Моя дорогая Мария, пыльная смерть уносит гораздо больше жизней, чем несчастные случаи на гонках, где установлен контроль за всеми. Многие добровольно идут по дороге пыльной смерти.

Мария содрогнулась от этих слов.

— Дорога пыльной смерти... И Джеймс знал об этом, Джонни?

— Шесть месяцев назад он узнал, что для этой цели используется транспортер... Однако, как ни странно, он никогда не подозревал Джекобсона. Наверное, потому, что долго работал с ним бок о бок, как я предполагаю. Тем или иным путем они должны были заставить его замолчать. Вы оказались этим залогом его молчания. Его же еще и шантажировали после вашего исчезновения, ему приходилось платить по двадцать пять тысяч фунтов в месяц, чтобы вы остались в живых.

Мария задумалась.

— А знал ли Джеймс, что я жива? — спросила тихо она.

— Да.

— Но он знал и про героин... все эти месяцы он знал. Только представьте себе, сколько людей разорилось, погибло. Представьте все это...

Харлоу взял ее правую руку и нежно пожал ее.

— Думаю, Мария, все это произошло от любви к вам.

Выскочившая навстречу машина шла с одними зажженными подфарниками. Харлоу выключил фары дальнего света. На мгновение идущая навстречу машина включила дальний свет и вновь выключила его. Водитель ее повернулся к своей пассажирке, девушке со связанными руками, которая сидела рядом с ним.

36
{"b":"18820","o":1}