ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скорпион его Величества
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Ложная слепота (сборник)
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Потерянные девушки Рима
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Соблазн
Византийская принцесса

— Жизнь несправедлива, — согласился я, встал, подошел к двери, повернул ключ и положил его в карман. — Вам ясно, мистер Мартин, что вы наболтали много лишнего. Итак, откуда у вас сведения о моей работе в Мортоне? Иначе вы не выйдете из этой комнаты. Мартин вздохнул, поправил пенсне.

— Мелодраматично, но совершенно излишне. Разве вы приняли меня за дурака, Кэвел? Неужели я кажусь дураком? Я рассказал вам все только в надежде на сотрудничество. Хорошо, выложу карты на стол. В прямом смысле.

— Он достал портмоне и вынул цвета слоновой кости визитную карточку. Что-нибудь говорит вам?

Карточка говорила о многом. Вдоль нее шла надпись: «Совет безопасности мира». В нижнем правом углу: «Генри Мартин, лондонский секретарь». Мартин пододвинул кресло поближе и наклонился, опершись руками о стол, с лицом напряженным и серьезным.

— Конечно, вы слышали о нас, мистер Кэвел. Без преувеличения скажу, что это огромная сила. Наш совет не обращает внимания на расу, религию, политику... Не хочется по этому поводу распространяться, но сообщу, что даже многие церковные деятели Англии являются его членами, будь то протестанты, католики, методисты. Наш список высокопоставленных лиц можно сравнить с «Кто есть кто». Министерство иностранных дел знает о нас и полностью поддерживает. На нашей стороне множество влиятельных людей страны. За мной стоят очень сильные люди, мистер Кэвел. — Он ухмыльнулся.

— У нас есть свои люди даже в Мортоне.

Все это походило на правду, за исключением Мортона. Впрочем, учитывая его осведомленность, и это могло оказаться правдой. Сам я не являлся членом этого совета — очевидно, не подходил по своим данным к справочнику «Кто есть кто», но знал, что такая организация полусекретного характера существует.

— Хочу подчеркнуть, что я — уважаемый человек, работающий в очень влиятельной организации.

— Возможно.

— Благодарю. — Он вновь нырнул в свой саквояж и извлек стальной контейнер, размерами и формой напоминающий фляжку. — Вот, мистер Кэвел, милитаристская клика в нашей стране грозится разбить вдребезги мечты и надежды. Откровенно говоря, она внушает страх. Сумасшедшие они. Голоса их становятся все громче с каждым днем. Они требуют превентивной войны против СССР. Биологической войны. Вряд ли они своего добьются. Но с нашей стороны было бы глупо им попустительствовать. — Он говорил это заученным тоном, будто в сотый раз. — Против бактериологической атаки нет и не может быть защиты. Вакцина против вируса создана после двух лет напряженной и лихорадочной работы, но она находится только в Мортоне, — он умолк, поколебался и бросил флягу мне через стол. — Ее достали в Мортоне три дня назад. Находящейся в ней вакцины достаточно для производства прививок любой нации мира. Спасение зависит от нас, мистер Кэвел. Я молча уставился на него.

— Отвезите это по адресу... — Он взял клочок бумаги на столе и что-то написал на нем. — Вам будет уплачено сто фунтов сейчас же, оплачены все расходы и плюс еще сто фунтов по возвращении. Очень деликатная миссия, полагаю. Возможно, и опасная, хотя на вашем месте я об этом не думал бы.

Вас считают человеком, знающим все проселочные дороги Европы так, как старый опытный таксист знает улицы Лондона. Поэтому не думаю, что границы представят непреодолимые барьеры.

— И мои пацифистские взгляды, — ввернул я.

— Ну да, ну да, — нетерпеливо подтвердил он. — Вы понимаете, конечно, что взгляды ваши проверялись особенно тщательно. И на вас единственном остановили выбор.

— Что ж, это очень заманчиво, — пробормотал я. — И интересно.

— Не понимаю... о чем вы? — быстро спросил Мартин. — Так согласны, мистер Кэвел?

— Нет.

— Нет? — Он сразу стал спокойным. — Вы отказываетесь? Значит, вы не пошли дальше пустых разговоров о вреде бактериологического оружия? Все эти разговоры в Мортоне...

— Вы же сами подтвердили, что дела у меня идут не блестяще, — перебил я его. — За три недели не было ни одного клиента, по всем признакам, не будет и через три месяца. Кроме того, вы признались, что я единственный, на кого пал ваш выбор.

— Значит, вы, в принципе, не отказываетесь? — Его тонкий рот скривился в усмешке.

— В принципе, нет.

— Сколько?

— Двести пятьдесят фунтов за каждый конец.

— Это ваше последнее слово?

— Совершенно точно.

— Хотите, я вам кое-что скажу, Кэвел? — грубо начал он.

— Не хочу. Придержите ваши слова и вашу мораль для своего совета.

Здесь речь идет о бизнесе.

Он долго и зло глядел на меня сквозь толстые стекла пенсне, затем наклонился к саквояжу, достал пять плоских пачек банковских билетов и аккуратно сложил их на столе перед собой.

— Двести пятьдесят фунтов ровно.

— Видно, лондонскому отделению совета придется искать себе другого секретаря, — вставил я.

— Не придется, — явно недружелюбно ответил он. — Мы предложили хорошую плату, но учли и возможность вымогательства. Берите, деньги ваши.

— Сначала снимите резинки с пачек, пересчитайте все билеты у меня на глазах.

— О, боже! — Самодовольство его испарилось. — Неудивительно, что вас выгоняли из стольких мест, — грубо подытожил он, пересчитал банкноты и положил передо мной пачку из полсотни пятифунтовых бумажек.

— Вот вам. Пятьдесят. Удовлетворены?

— Вполне. — Я открыл правый ящик стола, взял деньги, фляжку, адрес и положил все туда. Мартин застегивал саквояж, но что-то заставило его резко взглянуть вверх. Он замер, глаза его расширились, словно готовы были вылезти из стекол.

— Ну да, оружие, — уверил я его. — Японский «хэкати», девятизарядный, автоматический, на взводе. Думаю, этих подробностей достаточно. Не смущайтесь прозрачной ленты на стволе, это для предохранения механизма.

Пуля легко пройдет через нее, через вас и даже через вашего двойника, если бы он сидел за вами. Руки на стол!

Он довольно спокойно выполнил приказ. Обычно люди так не держатся, когда смотрят в дуло пистолета, направленного на них с трех футов.

Незаметно, чтобы он волновался. Это меня насторожило, ибо в таком положении волноваться должен только Генри Мартин.

— У вас несколько необычный способ ведения дел, Кэвел, — с холодным презрением, без всякой дрожи в голосе сказал он. — Что это? Грабеж?

— Не валяйте дурака. Разве это так выглядит? Ваши деньги у меня в кармане. Помнится, вы спрашивали, не принял ли я вас за дурака. Сразу я не мог ответить, но сейчас скажу. Вы именно потому дурак, что забыли о моей работе в Мортоне. Я отвечал там за безопасность.

— Не совсем понятно...

— Поймете. Вакцина, которую вы мне дали, для какого вируса предназначена?

— Я только агент совета.

— Ладно. Все вакцины приготавливаются и хранятся в Холдерс-холле, в Эссексе. Если эта фляжка попала сюда из Мортона, то в ней нет вакцины.

Вероятно, в ней один-два вируса. Во-вторых, я совершенно уверен: никто не может украсть секретный вирус из Мортона, как бы ловок и умен ни был. Едва последний человек покидает лабораторию, как приводится в движение часовой механизм, о котором знают только двое. Если оттуда что украдено, то взломом. А тогда немедленно начнется расследование. В-третьих, вы сказали, что вас полностью поддерживает министерство иностранных дел. Если это так, то зачем тайная возня с нелегальной переправкой вакцины? Дипломатическая почта — вот и все решение задачи. И самая большая ваша ошибка, друг мой, что вы забыли о моей работе в контрразведке. Любое учреждение или организация, вновь появившиеся в Англии, сразу привлекают внимание контрразведки. Не миновало эту участь и отделение вашего совета в Лондоне.

Я знаю одного из членов совета. Пожилого, толстого, лысого и близорукого человека, являющегося полной противоположностью вам во всех отношениях.

Его зовут Генри Мартин. Он числится секретарем лондонского отделения совета. Он-то и есть настоящий Генри Мартин.

Он смотрел на меня в упор, не отводя взгляда. Руки его покоились на столе.

— Вряд ли вы что-либо добавите к этому, так? — помолчав, произнес он.

2
{"b":"18821","o":1}