ЛитМир - Электронная Библиотека

— Старший инспектор Харденджер из Лондона, — кратко представился он.

— Не видали ли вы сегодня вечером голубой «ванден-плас-принсис»? Час назад, может, немного меньше?

— Видел, сэр. Он ехал на желтый свет. Хорошо, что тут же загорелся красный. Я просвистел. Он остановился, проехав перекресток. Я спросил водителя, о чем он думал. Водитель объяснил, что задние покрышки плохо тормозят на мокрой дороге, хотя он и затормозил. Он не решился снова сильно тормозить, так как его дочь спала на заднем сиденье. Могла ушибиться от резкого торможения. Я взглянул на заднее сиденье. Там действительно спала леди. Крепко спала. Даже наши голоса ее не разбудили.

Около нее сидел еще один человек. Ну... ну, я его предупредил и махнул рукой... — Он в нерешительности умолк.

— Действительно! — взревел Харденджер. — Теперь сообразили?! Разве нельзя отличить спящего от человека, которому приказали притвориться спящим, приставив к боку пистолет?! Она продолжала спать! — съязвил он. Несчастный простофиля! Я вас вышвырну со службы!

— Да, сэр. — Полицейский застыл истуканом, глядя поверх крыши «ягуара», настоящая копия гвардейца на параде, который вот-вот рухнет, но сохранит стойку «смирно». — Прошу прощения, сэр.

— Какой дорогой они поехали? — спросил Харденджер.

— Лондонской, сэр, — деревянно ответил полицейский.

— Не стоит надеяться на то, что вы запомнили номер, — с сарказмом сказал Харденджер.

— ХО-973, сэр.

— Что?!

— ХО-973.

— Считайте себя восстановленным на службе, — прорычал Харденджер, поднял окно дверцы, и мы вновь помчались. Сержант о чем-то тихо говорил в микрофон. Харденджер произнес:

— Я несколько грубо с ним обошелся. Если бы он был повнимательнее и заметил что-то неладное, то сообщил бы по рации, вместо того чтобы играть кнопками светофора. Простите, Кэвел, что перебил вас.

— Неважно, — сказал я, даже радуясь, что меня перебили, так как все, отвлекавшее мысли от Мэри с направленным на нее пистолетом убийцы, облегчало мое состояние. — Макдональд. Я говорил о Макдональдс. Падкий на деньги, но хитрый. Очень хитрый, иначе он так долго не продержался бы. Он знал, что похищение ботулинуса повлечет тщательное изучение личных дел всех работающих в лаборатории номер один. Уверен, Грегори никогда не упоминал о своем намерении похитить дьявольский микроб. Он знал, что все факты его жизни изложены в секретном досье. Он знал, что начальник охраны Дерри имеет это досье. Он сказал Грегори, что не может быть и речи о совместной работе, пока он не просмотрит картотеку. Макдональду не хотелось попасть как кур в ощип при расследовании.

— Так, Истон Дерри, то есть останки его лежат сейчас в подвале, тихо произнес Шеф.

— Да. Это только мои предположения, но они довольно основательны. Вот так. Макдональд хотел добраться до картотеки, Грегори хотел знать комбинацию цифр двери в лабораторию номер один, которая была известна только Дерри и доктору Бакстеру. Думаю, они устроили приглашение Дерри Макдональдом к нему в дом, и едва тот вошел, уже мог считаться мертвецом.

Грегори, вероятно, ждал, притаившись с оружием в руках. Прежде всего они забрали у него ключи от сейфа в доме Дерри, там он держал картотеку.

Начальник охраны обязан всегда носить ключи при себе. Затем попытались заставить его назвать комбинацию цифр двери лаборатории. Во всяком случае, Грегори пытался... Представить не могу, чтобы это сделал Макдональд, хотя он наверняка слышал или видел происходившее. Возможно, Грегори и не безумец, но в некотором роде кровожадный психопат, человек с садистскими наклонностями. Видели, что он сделал с Дерри и миссис Турпин? Не упоминаю о своих ребрах и повешенном Макдональдс.

— И расстроил собственные планы, — глухо заметил Харденджер. — Так пытал Дерри, что тот умер прежде, чем что-то сказал. Будет нетрудно установить личность такого преступника, этого лже-Грегори. При таких методах он обязательно отыщется в картотеке преступников. Если послать отпечатки его пальцев и черепной индекс, то Интерпол узнает это через час.

— Он наклонился вперед и отдал приказание сержанту.

— Да, — сказал я, — здесь не будет трудностей. Но сейчас это не так важно. Не добившись ничего от Дерри и убив его, лже-Грегори пришлось искать иной путь проникновения в лабораторию номер один. Конечно, они обыскали дом Дерри. Уверен, что в его вещах они наткнулись на фотографию Дерри, когда он был шафером на моей свадьбе. Шеф тоже есть на снимке. Вот почему они похитили меня, потом Мэри. Словом, они открыли сейф, удалили лист из досье Макдональда и очень внимательно просмотрели остальные досье.

И тут они узнали о денежных затруднениях доктора Хартнелла. Удачная находка для шантажа. И фигура подходящая для отвлечения внимания от взлома в Мортоне. Лже-Грегори изобрел новый план похищения вирусов.

— Взлом? — нахмурился Харденджер. — Или, скорее, проникновение.

— Прошу прощения, имею в виду взлом. — Я высказал сидящему в сумраке на заднем сиденье и с изумлением взиравшему на меня Харденджеру предположение, изложенное сегодняшним ранним утром Шефу, о двух неизвестных, внесенных в ящиках, один из которых загримирован под Икса, а другой — под доктора Бакстера, о том, что оба вышли через проходную в обычное время и показали жетоны, между тем как настоящий Икс остался до одиннадцати часов, убил Бакстера ботулинусным токсином и отравленными леденцами Кландона, а потом только исчез с вирусами через забор.

— Очень и очень любопытно, — возбужденно сказал Харденджер. — Бог мой! И вы еще говорили об Истоне Дерри, который играл с огнем! У вас настоящий талант водить меня за нос, черт возьми!

— Это не так. Вы шли своим путем, а я иным. О налете на Мортон говорили вы, а не я. У вас были подозрения относительно досье Макдональда.

Неожиданно заработало радио в машине. Владелец «ванден-пласа», участковый врач, пришел в полицейский участок и сообщил очень интересные подробности: бензобак в его машине был почти пуст. Харденджер коротко приказал, чтобы сержант-водитель сразу сообщил о первой же заправочной станции, и затем повернулся ко мне:

— Так, продолжайте.

— Осталось немного добавить. Этот Грегори не только знал о сложных отношениях Хартнелла с ростовщиком Тариэлом, но также обнаружил, что Хартнелл растратил общественные деньги столовой. Не спрашивайте меня как.

После этого...

— Могу рассказать, — перебил Харденджер. — Черт возьми, как всегда поздно, — добавил он. — Макдональд был руководителем столовой в Мортоне.

Обнаружив финансовые трудности Хартнелла, стал проверять внимательнее расходные книги.

— Конечно, конечно. — Я также был раздражен, как и Харденджер. — Все это мне известно. Но старина Кэвел считал, что слишком это очевидно.

Словом, Хартнелл был у него в руках. Зная, что Хартнелл обязательно попадется, он подсунул молоток и кусачки, которыми пользовались в Мортоне, и наляпал желтой глины под крыло мотороллера. Если это сделал не Грегори, то один из его помощников. Первый трюк. А вот и второй трюк. Представляясь таинственным дядей Джорджем, он положил деньги на счет Чессингема за неделю до преступления. Он знал, конечно, что полицейские первым делом займутся банковскими счетами.

— Ловкие трюки, — сокрушенно сказал Харденджер. — Ох уж эти трюки! Но зачем?

— Выиграть время. Я как раз к этому подвожу.

— Значит, два убийства в Мортоне и похищение вирусов произошли именно так, как вы предполагаете? — спросил Шеф.

— Нет, — покачал я головой. — Здесь я ошибался. — Шеф смотрел на меня. По его лицу нельзя было определить ничего, хотя взгляд был красноречив. Я продолжал:

— Мое предположение заключалось в другом. Один из ученых лаборатории номер один убил обоих, доктора Бакстера и Кландона.

Все указывало на это. Но я ошибся. Мы проверили и вновь перепроверили каждого ученого и техника этой лаборатории. Все они имели твердое алиби в ночь убийства. Возможно, внесли двоих или троих. Не знаю. Но ясно, что Грегори имеет шайку сообщников. Возможно, трех. Предположим, трех. Только один из них вышел из Мортона в обычное время, переодетый Бакстером. Двое остались, но не остался еще некто, а также ушел в обычное время и пришел домой, чтобы обеспечить алиби. Некто был почти наверняка Грегори, ибо Макдональд слишком незначительный соучастник. Грегори забрал, а скорее даже не забирал вирусы с собой. Ведь иначе его могли бы поймать при проверке. Одно точно: он оставил ампулу ботулинуса и леденцы с ядом.

37
{"b":"18821","o":1}