ЛитМир - Электронная Библиотека

Внутри увидел две железные лестницы, идущие снизу от стальной платформы. Одна вела наверх к трапу под широкой застекленной крышей, другая — вниз к трапу на уровне лампочек, горящих внутри станции. Первая, должно быть, служила для мойщиков окон, а вторая — для электриков. Очень мне надо было разбираться во всем этом! Стоило подниматься шесть пролетов, чтобы этим интересоваться...

Я выпрямился. И в тот же миг шею сжала могучая рука, выдавливая из меня жизнь. Мне показалось, что это рука гориллы, желающей оторвать мне голову. Пару секунд не мог прийти в себя от шока. Ничего не успел сделать, а уже почувствовал тяжелый удар по правой руке, выбивший мой «уэбли». Он ударился о железную площадку и исчез во тьме. Я так и не услышал, как он упал на землю. Я боролся за жизнь. Левой рукой схватился за душившую меня руку и попытался ее вывернуть. С таким же успехом я мог бы пытаться выворачивать толстенную дубовую ветку. Рука медленно выдавливала из меня дух.

Вдруг я почувствовал адскую боль в спине, чуть повыше почек. Но я продолжал сопротивляться, хотя чувствовал: еще несколько секунд — и я останусь без шеи. Тогда я оттолкнулся правой ногой от двери, и мы откатились к внешним поручням площадки. Он стукнулся животом о поручень, и мы оба повисли над мраком, готовые потерять равновесие. Его нога повисла в воздухе. Мгновение он еще держал меня за горло, но затем я освободился от железной хватки. Он пытался уцепиться за ограду, чтобы не свалиться вниз.

Я отпрянул в сторону и упал на ведущий вверх пролет лестницы, судорожно дыша. Упал я на сломанное ребро, и свет померк у меня в глазах от боли. Если бы я хоть на миг поддался ей, то, наверное, сразу бы умер.

Но смерть была той роскошью, которую я не мог себе позволить. Во всяком случае, не от руки этого типа, ибо теперь знал, с кем имею дело. Если бы он хотел просто сбросить меня, то достаточно было удара по голове. Если бы он хотел просто убить, то достаточно было выстрелить в спину. Если он не имел бесшумного пистолета и опасался шума, то мог бы ударить по голове и сбросить с высоты шестидесяти футов, что также было способом уничтожить меня.

Но этот тип не хотел действовать тихо. Если он предназначил меня к смерти, то ему хотелось еще насладиться видом моей агонии. Садист с помутившимся рассудком. Жаждущий крови, сообщник Грегори, Генрих. Немой с пустыми глазами убийцы. Полулежа-полустоя на ступенях, я повернулся как раз тогда, когда он вновь подходил ко мне. Он шел, пригнувшись, с пистолетом в руке. Но он не хотел стрелять. От пули умирают слишком быстро, если, конечно, она пущена в нужное место. Вдруг я осознал, что он именно того и хотел: он водил пистолетом, выбирая то место на моем теле, которое не сразу меня прикончит пулей, а заставит помучиться. Я напряг руки, ухватившись сзади за лестницу, и выбросил ноги, рассчитывая одним ударом заставить Генриха больше не беспокоить меня. Но я плохо видел и, вероятно, плохо рассчитал. Моя нога скользнула вдоль его бедра и ударила по руке с пистолетом. Пистолет отлетел на край площадки и упал на ступеньку лестничного пролета. Он кошкой бросился за ним. Я был не менее проворен: когда он нагнулся у лестницы, нашаривая пистолет и найдя его, прыгнул на него сверху и ударил сразу двумя ногами. Он замычал, всхлипнул и рухнул, вылетев вниз по лестнице к нижней площадке. Но сразу поднялся с пистолетом в руке.

Я не мешкал. Если бы попытался бежать по пролетам вверх к вертолетной площадке, он поймал бы меня через несколько секунд или спокойно убрал бы выстрелом. Даже если бы я добрался до вертолетной площадки, предположив, что время чудес еще не кончилось, то все равно внезапности уже не было.

Там уже Грегори ожидал бы меня. Я оказался бы между двух огней. И тогда для Мэри все было бы кончено.

Было так же самоубийственно и спускаться, чтобы встретить его внизу.

Ждать, пока он поднимается, тоже не мог. У меня оставался только нож.

Правая рука моя была отшиблена. Ею ножом уже невозможно действовать.

Впрочем, даже если бы мы оба были безоружными, а я находился бы в отличной форме, и тогда вряд ли справился бы с этим феноменально мощным немым. А я был далеко не в отличной форме.

Я проскочил в решетчатую дверь, словно кролик из норы, спасающийся от хорька. С отчаянием оглядел пустую платформу. Взобраться кошкой по вертикальной лестнице, которой пользовались мойщики окон, наверх или спуститься вниз по лестнице электриков? В полсекунды смекнул, что и то и другое невозможно. С одной рукой быстро не взберешься. Не успею достичь низа или верха лестницы, как Генрих снимет меня выстрелом. В шести футах от края платформы шла через всю ширину крыши станции гигантская балка. Я ни на миг не переставал сознавать, что едва остановлюсь, задумаюсь, как встречусь с Генрихом на этой пустой платформе. Для меня безразлично вооруженным или нет он будет. И я не останавливался. Пролез под цепью, ограждающей платформу, и двинулся над пропастью в шестьдесят футов глубиной.

Здоровой ногой осторожно и твердо ступал по балке, больная же нога, короткая, предательски соскальзывала по толстому слою сажи, скопившемуся здесь от проходящих бесчисленных поездов. Прыгнув, сразу больно ударился коленом о край балки, схватился левой рукой за нее и балансировал в продолжение смертельных трех секунд, стараясь сохранить равновесие.

Гигантская пустая станция поплыла у меня в глазах, но все же каким-то чудом я сохранил равновесие и уцелел. Все в один миг. Выпрямился на дрожащих ногах. Не пополз по перекладине, не пошел кошачьими шагами, раскинув руки для равновесия, а просто наклонил голову и побежал.

Перекладина была восьми или девяти дюймов ширины и вся покрыта толстым слоем сажи. Два ряда выпуклых гладких заклепок шло по всей ее длине. Они представляли для меня смертельную опасность, ступи хоть раз на их скользкую выпуклость. Но я бежал. Потребовались секунды, чтобы преодолеть семьдесят футов до центральной вертикальной балки, до стояка, исчезавшего где-то вверху, во тьме. Я схватился за него, совершенно не чувствуя страха, и посмотрел назад, туда, откуда пришел. Генрих находился на платформе у решетчатой двери. В вытянутой руке он держал пистолет и целился в меня. Он хорошо видел меня, но слишком долго целился, так что я успел спрятаться за вертикальную балку.

Он нерешительно огляделся. Правая рука моя медленно отходила. Пока Генрих раздумывал, я проклинал себя за собственную глупость: лез по пожарной лестнице, ни разу не оглянулся назад. Немой, видимо, проверял расставленные посты и, наткнувшись на тело оглушенного, сделал соответствующий вывод.

Но вот Генрих решился. Мысль о прыжке с платформы на балку не улыбалась ему. За это на него не стоило обижаться. Он приставил железную лестницу к окну, долез по ней до балки, на которой я находился, перебрался на еще одну балку, повыше, и уже оттуда осторожно опустился вниз. Теперь он находился на одном уровне со мной и приближался с расставленными руками, как канатоходец. Я не стал ждать, повернулся и тоже пошел. Но далеко не ушел: идти было некуда. Балка упиралась в кирпичную стену.

Деваться было некуда.

В шестидесяти футах внизу слабо мерцали рельсы и проглядывались гидравлические прессы. А здесь, вверху, только я, глухая стена и балка.

Повернулся лицом к приближающемуся Генриху и приготовился умирать.

Генрих добрался до вертикального стояка в центре, обошел благополучно вокруг него и двинулся прямо на меня. В пятидесяти футах он остановился и оскалил зубы в улыбке. Он видел, что я в ловушке и нахожусь в его руках.

Наверное, это был самый счастливый момент в его жизни. Генрих вновь двинулся, медленно сокращая расстояние между нами. В двадцати футах вновь остановился, нагнулся, ухватился за балку и сел на нее верхом, обхватив для страховки ногами. Поднял пистолет и, держа его обеими руками, стал целиться в живот.

Я ничего не мог поделать. Руки за спиной держались за стену. Напрягся в ожидании выстрела, глядя на его руки и представляя, как его пальцы побледнели от напряжения. Не выдержав бесполезной готовности получить пулю, я моргнул и закрыл глаза. Только на секунду. Когда вновь открыл их, он ухмылялся, уставившись на меня, и пистолет опустил до самой перекладины. Такого утонченного садизма и дьявольской жестокости я нигде не встречал. Но должен был ожидать этого. Безумный монстр, запихнувший в рот Кландону яд, повесивший Макдональда и проломивший затылок миссис Турпин, замучивший до смерти Истона Дерри и, мало того, поломавший мои ребра. Нет, я не доставлю такому типу удовольствия видеть меня умирающим не от пули, а от страха, по крупицам. Представил себе пустые глаза, падкие на зрелище страданий других, отчетливо представил перекошенный ухмылкой волчий рот. Он был кошкой, а я мышью, и он собирался играть, пока не выжмет из меня последнюю унцию удовольствия и затем, сожалея, застрелит.

44
{"b":"18821","o":1}