ЛитМир - Электронная Библиотека

Николсон позволил себе бесшумно сделать глубокий вдох и обратился к Файндхорну:

— Этот тип никогда не узнает, как ему повезло. — Он указал пальцем вверх, на позицию «гочкисов». — Даже наши торговцы хлопушками, сидящие там наверху, могли бы превратить его в обломки.

— Знаю, знаю. — Опираясь спиной на дверь ходовой рубки,Файндхорн смотрел вслед исчезающим истребителям. — И чего хорошего мы бы этим достигли? Просто потратили бы драгоценные боеприпасы, вот и все. Он не принес нам никакого вреда. Весь вред, какой он мог нам принести, он уже принес задолго до того, как приблизился к нам. Наш вид, вплоть до последней заклепки, наши координаты, курс скорость — все это его штаб получил по радио раньше, чем он к нам приблизился. — Файндхорн опустил бинокль и тяжело повернулся. — Мы не можем ничего изменить в нашем виде и координатах, но мы можем кое-что сделать относительно курса. Двести градусов, мистер Николсон, если вы будете так любезны. Попробуем добраться до пролива Макклсфилд.

— Есть, сэр. — Николсон помедлил. — Думаете, есть какая-то разница, сэр?

— Никакой, — чуть-чуть устало ответил Файндхорн. — Где-то в радиусе двухсот пятидесяти миль отсюда тяжело груженные бомбардировщики — обычные, пикирующие, торпедоносцы — уже взлетают десятками с японских аэродромов. Жизненно важным сейчас для них остается только престиж. Если мы скроемся, то японцы станут посмешищем в их драгоценной восточно-азиатской сфере совместного процветания. Они не могут себе позволить потерять его. — Файндхорн посмотрел прямо на Николсона спокойными, печальными и отрешенными глазами. — Я сожалею, Джонни. Сожалею о маленьком Питере, девушке и обо всех остальных. Они нас добьют, это точно. Они потопили «Принца Уэльского» и «Рипалс». Уничтожат и нас. Они окажутся здесь немногим более чем через час.

— Тогда зачем менять курс, сэр?

— Тогда зачем вообще хоть что-нибудь делать? Это даст нам, может быть, еще десять минут до того, как они появятся. Жест, мой мальчик. Знаю, что пустой, но все-таки жест. Даже теленок поворачивается и бежит, прежде чем стая волков разорвет его на части. — Файндхорн немного помолчал и улыбнулся. — И говоря о телятах, Джонни, вы могли бы отправиться вниз и увести наше маленькое стадо в загон.

Через десять минут Николсон вновь был на мостике. Файндхорн выжидательно посмотрел на него:

— Всех отправили в загон безопасности, мистер Николсон?

— Боюсь, не всех, сэр. — Николсон дотронулся до трех золотых нашивок на своем рукаве. — Нынешние солдаты отличаются довольно сильным неподчинением старшим по званию. Слышите что-нибудь, сэр?

Файндхорн удивленно посмотрел на него и прислушался:

— Шаги. Словно наверху топает целый полк.

Николсон кивнул:

— Капрал Фрейзер и два его весельчака, сэр. Когда я им приказал отправиться вниз, в буфетную, капрал попросил меня пойти куда подальше. Думаю, он оскорбился. Они могут управиться с тремя винтовками и автоматом. Подозреваю, что они принесут в десять раз больше пользы, чем те две личности с «гочкисами», находящиеся наверху.

— А остальные?

— То же относится и к другим солдатам. Все они уже бросились наверх со своим оружием. Никакой героики, все четверо мрачные и задумчивые. Прямо дети. Раненые все еще находятся в медсанчасти. Они слишком плохи, чтобы их переносить куда-то. Впрочем, там так же безопасно, как и в любом другом месте, я думаю. И с ними две сестры.

— Четверо? — нахмурился Файндхорн. — Но я думал...

— Их было пятеро, — признал Николсон. — Пятый — тяжелый случай. Какой-то Алекс, не знаю его фамилии. Он бесполезен. Он весь сплошной комок нервов. Я затащил его вместе с другими в буфетную. Все остальные на месте. Старый Фарнхолм не слишком хотел покидать каюту механика, но когда я сказал, что буфетная — единственный отсек в надстройке, в котором дверь не открывается наружу, а переборки металлические, а не деревянные, что две стальные плиты защищают сверху, а три — каждую из боковых сторон, то он мигом оказался там.

Файндхорн скривился:

— Таков наш храбрый вояка. Большая шишка — наш оплот, но только не тогда, когда начинают греметь орудия. Это оставляет неприятное впечатление, Джонни, и совершенно не соответствует его характеру. Подобные люди в этом мире отличаются одной особенностью: они не знают, что такое страх.

— Не знает этого и Фарнхолм, — убежденно сказал Николсон. — Я бы мог об этом крепко поспорить, но думаю, что он очень сильно чем-то обеспокоен. Очень, очень сильно. — Николсон покачал головой. — Странный старик, сэр. У него есть какая-то очень личная причина прятаться в убежище, но она не имеет ничего общего со спасением его собственной шкуры.

— Вероятно, вы правы, — пожал плечами Файндхорн, — однако вряд ли это имеет какое-либо значение. Во всяком случае, не сейчас. Ван Оффен с ним?

— В кают-компании. Он счел, что Сиран со своими приятелями может использовать это неподходящее время и создать суматоху. Пока он держит их под дулом пистолета, те ничего не предпримут. — Николсон еле заметно улыбнулся. — Ван Оффен производит на меня впечатление очень толкового и знающего джентльмена.

— Вы оставили Сирана и его людей в салоне? — Файндхорн поджал губы. — Эта каюта прямо для самоубийц. Она полностью открыта для штурмовых атак и не имеет ни одной металлической плиты для защиты.

Это был не столько вопрос, сколько утверждение. Файндхорн подтвердил его выжидательным взглядом, но Николсон только пожал плечами и отвернулся, осматривая северную часть горизонта, ярко освещенную лучами солнца. Взгляд его холодных голубых глаз наполнился безразличием.

Японцы вернулись в двадцать минут третьего в большом количестве. Было бы достаточно и трех-четырех самолетов. Но японцы послали пятьдесят. Они не делали никаких пробных заходов, не делали предварительно никакого высотного бомбометания — вытянутый вираж на северо-запад и массированная атака с солнечной стороны. Рассчитанная, тщательно спланированная атака пикирующих бомбардировщиков и истребителей «зеро», атака, в которой мастерство и точность выполнения плана были превзойдены лишь целеустремленной свирепостью и жестокостью. С того момента, как первый «зеро» спланировал на уровень палубы и пули его сдвоенного пулемета ударили по мостику, и до того момента, как последний торпедоносец набрал высоту, отвернув в сторону, чтобы спастись от взрыва своей собственной торпеды, прошло только три минуты. Но эти три минуты превратили «Вирому» из самого лучшего танкера англо-арабского флота, из двенадцати тысяч тонн безупречной стали со всеми винтовками, автоматами и пулеметами на палубе, ведущими огонь в слабой надежде оказать сопротивление нападавшему противнику, в разбитые, пылающие, покрытые клубами дыма обломки, где умолкло все оружие, замолчали все двигатели, а команда умирала или уже была мертва. Беспощадная и бесчеловечная резня имела лишь одно преимущество: немилосердная ярость атаки компенсировалась ее благословенной скоростью.

Резня, но направленная не на корабль, а главным образом на людей, которые на нем находились. Летчики, очевидно имевшие строгий приказ, выполнили его блестяще. Они сосредоточили удары на двигателе, на капитанском мостике, полубаке с позициями пулеметчиков. Двигатели понесли страшный урон. Две торпеды и самое малое десяток бомб попали в машинное отделение и палубу над ним. Половина кормы была разворочена, и в кормовой части корабля практически никто не выжил. Из всех стрелков остались в живых только двое: Дженкинс, бывалый моряк, стрелявший из пулемета с полубака, и капрал Фрейзер. Капралу тоже, по-видимому, оставалось недолго: половину его искалеченной левой руки оторвало, он был слишком слаб и потерял слишком много крови, потому что в момент ранения потерял сознание и не мог зажать артерию, чтобы остановить кровотечение.

На мостике лежали навзничь, распластавшись на палубе под защитой бронеплиты, полуоглушенные взрывом, ударами и разрывами снарядов Файндхорн и Николсон, смутно понимавшие значение атаки, причину появления и применения такого количества бомбардировщиков и мощного сопровождения истребителей «зеро». Они также понимали, почему мостик чудесным образом остался неповрежденным, почему ни одна торпеда не поразила заполненные нефтью танки, то есть не попала в цель, в которую невозможно было не попасть, и почему у «Виромы» вырвали сердце. Враги пытались спасти «Вирому» и уничтожить команду. Неважно, что у корабля разбиты нос и корма, — девять огромных трюмов с нефтью не повреждены, а полубак имел достаточную плавучесть. Возможно, была течь, но корабль все же оставался на плаву. И если бы они могли быть уверены, что из команды «Виромы» никто не выживет и не сможет взорвать или затопить разбитый корабль, значит, они получили бы десять тысяч тонн горючего, миллионы галлонов высококачественного топлива для их кораблей, танков и самолетов.

26
{"b":"18822","o":1}