ЛитМир - Электронная Библиотека

Самолет медленно набирал высоту, чтобы после Гроссвунда перебраться через вершину горы Логан, вторую по высоте на Североамериканском континенте. Какое–то время Бренда думала: ночь не наступает потому, что их самолет все время поднимается, а солнце все уходит за горизонт, но потом вспомнила, что уже конец мая, а отец писал, что в это время у них полярный день. Да и по Школе Бренда помнила, что за Полярным кругом с мая по сентябрь стоит полярный день, который сменяется полярной ночью, длящейся целых полгода.

По другую сторону прохода, на месте сошедшего лейтенанта, которому так не нравился Айси кейп, теперь сидел стройный капитан ВВС. Он полистал иллюстрированный журнал, который, вероятно, показался ему скучным, оперся о подлокотник и, наклонившись к Бренде, сказал:

— Можете отстегнуть привязной ремень: самое опасное уже позади.

Бренда бросила на капитана беглый взгляд, но промолчала: она привыкла к тому, что военные заговаривали с ней. Поведение капитана ее нисколько не раздражало, тем более что он казался таким бравым, но, вспомнив о Гордоне, она решила промолчать, хотя привязной ремень таки расстегнула.

— Вы, видимо, летите в Фербенкс? — поинтересовался капитан.

Бренда лишь молча покачала головой, чувствуя, как начинает краснеть. Капитан, судя по всему, решил поболтать с ней. Это был симпатичный мужчина лет тридцати. Искоса взглянув на него, Бренда успела заметить густые волнистые волосы, большие уши, промежуток между передними верхними зубами. Однако самое большое впечатление произвел на нее его голос. Ей даже захотелось, чтобы он сказал что–нибудь.

— Пересядь на мое место, Бренда, — неожиданно предложил ей Грей, — отсюда лучше видно.

— Спасибо, Гордон, но мне и здесь хорошо.

— Сейчас появятся горы, которых ты еще не видела, — поднялся со своего места Гордон.

Он оказался прав. На горизонте, если смотреть прямо на север, туда, где находится Аляска, возникла огненная полоса, отблеск от которой падал и на вершину видневшегося под ними глетчера, более того, даже плоскости самолета стали розовыми. И хотя Гордон был абсолютно прав, Бренде впервые не захотелось последовать его совету.

— Это действительно очень красиво, — согласилась она, — но мне и отсюда хорошо видно.

— Не совсем.

— Нет, я вижу отсюда то же самое.

— Как хочешь, Бренда. — Гордон усмехнулся и сел на свое место, подумав, что она еще ребенок, которым нужно руководить.

— Слева все хорошо просматривается вплоть до Клондайка, — произнес капитан. — Того самого, где нашли много золота. Да и шоссе как на ладони. Его построили в сорок втором году, когда японцы высадились на Алеутах. Великолепное шоссе, ведет прямо в Фербенкс.

— А вы направляетесь в Фербенкс? — спросила Бренда.

— Нет, на базу, которая находится на самом севере.

— На какую именно?

— Кажется, база ВВС Айси крим.

— Айси кейп.

— Возможно, что и так.

При этих словах Бренда почувствовала нечто похожее на легкий укол в сердце. Они летели в одно место, а поскольку аэродром там небольшой, то трудно будет не встретиться. Положив руки на колени, она откинулась на спинку кресла и прислушалась к рокоту моторов. Ей стало вдруг очень легко, а по телу разлилась необычная теплота.

Капитан полистал журнал и углубился в чтение.

Бренда не могла понять, что так влекло ее к нему, ведь она его даже как следует не рассмотрела. Однако она уже знала, что, когда он наклонился к ней и сказал: «Можете отстегнуть привязной ремень: самое опасное уже позади», произошло что–то очень важное.

В двадцать два часа двадцать минут самолет благополучно приземлился в самом сердце Аляски, на аэродроме в Фербенксе. Свет в самолете потушили, однако возле иллюминатора было так светло, что можно было читать. Бренда спустилась по трапу на летное поле, чтобы немного размяться.

Там было так холодно, что она сразу спрятала руки в карманы пальто. Она с удивлением заметила, что багряная полоса на севере становится все ярче, а над ней быстро проносятся облака молочного цвета. Небо заливал какой–то странный свет. Бренда подняла меховой воротник и, войдя в передвижное кафе, взяла горячие сосиски и напиток, по вкусу напоминавший пунш. По бетонным полосам аэродрома на бешеной скорости мчались «боинги». Вдали она увидела плоские домики, несколько неоновых реклам и лес телеграфных столбов. Она даже представила, как гудит в проводах ветер. И все же это еще не Айси кейп. Бедный, бедный папа!

— Вы, очевидно, порядком продрогли? — спросил кто–то Бренду, и она сразу узнала голос капитана. — Айси крим расположен на целых пять градусов севернее, а это место находится приблизительно на широте Исландии. Правда, там немного теплее, чем здесь.

— Откуда вы все это знаете?

— Я лечу из Европы, точнее, из Франции и должен признаться, это скверный обмен.

— За что же вас ссылают?

— Это долгая история, — ответил капитан. — Не думаю, чтобы она вас заинтересовала.

Они начали подниматься по трапу в самолет.

— Я сразу понял, что вы летите дальше, — продолжал капитан, — ведь до Фербенкса можно добраться и гражданским самолетом… А еще я подумал, что вы не являетесь сотрудницей ВВС…

— Слишком о многом вы думали…

Когда Бренда ступила на предпоследнюю ступеньку трапа, сильный порыв ветра отбросил ее к капитану, которому пришлось поддержать девушку.

— Извините, — проговорила она, отстраняясь.

— Раз уж мы побывали в объятиях друг друга, разрешите представиться: меня зовут Джим Лесли.

— Очень рада, капитан Лесли, — быстро ответила она, направляясь к своему месту, однако проход оказался слишком узким, чтобы можно было легко разойтись.

— Могу я узнать ваше имя? — услышала Бренда за своей спиной.

— Бренда, да ты вся дрожишь? — удивился Грей.

— Боже мой, ты даже не представляешь, как там холодно, — пожаловалась девушка. — А какой сильный ветер!

— Не стоило выходить, малышка. Если тебе что–то было нужно, я бы принес сюда.

— Да, конечно.

— Иди поцелуй меня. Подними воротник, тогда этого никто не заметит…

Самолет стартовал в полночь. Пробив слой молочно–белых облаков, он оказался в безоблачном пространстве, где раскаленный шар солнца был виден как на ладони.

Солнце как бы ходило по горизонту, освещая косыми лучами застывшую тундру и деля ее на темную и светлую часть. Скрюченные ольхи и березки до земли гнулись под ветром. Вершины холмов были покрыты снегом, который сверкал на северных склонах до боли в глазах, а долины казались розовыми.

Самолет летел над болотами и замерзшими озерами. Двадцать минут второго машина достигла побережья и взяла курс на базу. Правда, этого никто не заметил, так как все пассажиры спали. На военно–воздушной базе Айси кейп тоже спали, и лишь вращающиеся антенны радаров посылали в пространство свои импульсы.

* * *

Оставив багаж, капитан Лесли вошел в заброшенный барак, где размещался буфет, и заказал себе кофе. Заспанный буфетчик, судя по нашивкам, сержант, быстро выполнил его заказ. Лесли молча пил горячий напиток. После столь плачевного поворота в служебной карьере — перевода, в Арктику — его могло обрадовать одно: надежда встретиться здесь со старым знакомым Бобом Харрисом. Когда–то они летали на одной машине. Боб занимал место то второго пилота, то штурмана, но, как бы там ни было, они прекрасно ладили.

— Сержант, — обратился Лесли к буфетчику, — у вас служит лейтенант Харрис, не так ли?

— Был, сэр, да весь вышел четверо суток назад.

— Что случилось? Его перевели?

— Нет, просто он пропал.

— Пропал?

— Да, поднялся в воздух и… не вернулся.

— Откуда он подал последний сигнал?

— Это одному небу известно. Откуда–то со стороны океана.

— Послушайте, сержант, мне бы хотелось знать подробности: лейтенант Харрис — мой друг.

— Я мало что знаю об этом, сэр. Объявлены поиски. Бывают случаи, когда пропавшего находят. Если, например, вертолет обнаружит его в снегах.

2
{"b":"188227","o":1}