ЛитМир - Электронная Библиотека

«Резольюшен» покинул залив 10 ноября и пошел на юго-восток до тех пор, пока не оказался на тысячу миль южнее начальной точки, затем повернул на восток, очень быстро пройдя путь до Кейптауна, оставив сильные западные ветры позади себя, приблизительно в районе 55-й параллели. Фюрно проделал примерно тот же путь, и ни тот, ни другой капитан не встретили следов материка Далримпла.

Путешествие до Кейптауна прошло без приключений. Кук записал даже, что оно было скучным. Они провели Рождество в районе Терра-дель-Фуэго, где собирали растения, делали карту, набирали запасы воды и пищи, а затем 29 декабря обогнули мыс Горн и направились в Атлантику.

Последней целью Кука было пересечь Южную Атлантику в высоких широтах, где, по его убеждению, напрасно было искать землю — часть большого Южного материка, о существовании которого высказывались Далримпл и другие известные географы, настолько уверенные в его существовании, что даже заранее нарисовали его карту. Поэтому Кук снова продвигался в глубь районов льда, жестокого холода и густых слепящих туманов. Он открыл Южную Георгию — безжизненный, голый и грустный остров льда и снега, лишенный населения и совершенно не пригодный ни для какой цели, но это, несомненно, не помешало Куку сойти на берег и присоединить его к британским владениям. Затем он обнаружил бесполезную группу островов, которую тоже присоединил, и назвал их Южными Сандвичевыми островами, а южнее их — еще один безжизненный клочок суши, названный им Южный Тул.

Помимо этого Кук искал везде и повсюду, но не нашел и следа той земли Далримпла, не говоря уже о Южном материке, по причине, ставшей уже давно очевидной для Кука, — ее просто здесь не было. Последние пару недель Кук искал остров Обрезания Бувье и не смог его найти. Его новый маршрут скрестился с тем, по которому он проходил примерно два года назад, когда впервые пересек Южный полярный круг. Он обогнул земной шар в районе столь высоких широт, что подобное путешествие считалось абсолютно невозможным, и окончательно похоронил мечту Далримпла, доказав, что никакого Южного материка не существует. Куку поставили задачу, или, если хотите, он сам себе ее поставил, и он ее выполнил.

Теперь пришло время плыть домой, хотя бы из-за того, что ему уже ничего не оставалось исследовать в Южном полушарии. 21 марта он доплыл до Кейптауна, где предстояло провести ремонт, что заняло пять недель. Там ему передали письмо, оставленное Фюрно, из которого он узнал о трагедии, разыгравшейся в заливе Королевы Шарлотты.

Обратный путь «Резольюшен» лежал через остров Св.Елены и Азорские острова. 30 июля 1775 года корабль бросил якорь в Спитхеде, через три года и одиннадцать дней после начала путешествия, которое до сих пор остается величайшей географической экспедицией.

Глава 6

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ПРОХОД

В конце второго путешествия не оставалось сомнений, как, впрочем, это можно сказать и о первом путешествии, кому принадлежит его слава и честь. Кук стал героем дня и, как ни странно, без особого шума, национальным героем. Его избрали в члены Королевского общества. Наградили золотой медалью Копли за статью, посвященную вопросам здравоохранения в море (введение им строгих правил для борьбы с цингой не упоминалось). Во всем этом невероятном путешествии Кук потерял всего одного человека — и не от цинги. Доверие к нему со стороны лордов Адмиралтейства было безграничным, его принял король, он был назначен на должность командира семидесятичетырехпушечного крейсера «Эйч-Эм-Эс [4] Кент», затем получил должность капитана в Гринвичском госпитале — это был способ, которым Адмиралтейство давало понять, что даже в возрасте сорока семи лет он уже сделал достаточно и заслужил почетную — и полную — пенсию.

Сам Кук не столь был уверен в этой синекуре. Он писал другу: «Что касается моего жалования, то меня бросает из одной крайности в другую. Несколько месяцев тому назад все Южное полушарие было недостаточно велико для меня, а теперь собираюсь удовольствоваться границами Гринвичского госпиталя, который слишком мал для моего деятельного характера. Должен признаться, что это замечательная отставка и неплохой доход. Но смогу ли я полюбить покой и уединение — покажет время».

Куку не стоило беспокоиться. Время для покоя и уединения еще не пришло, и, в чем и состояла трагедия его жизни, никогда не должно было наступить.

Уже прошел слух о планах третьего большого путешествия, но на этот раз не в Южные моря. Пока Кук был занят переписыванием для публикации дневника второго путешествия, — прочитав тот чудовищный опус, в который превратил его предыдущий дневник Хоуксуорт, он был полон решимости заняться этим сам, — Адмиралтейство рассматривало возможность, целесообразность и благоразумие попытки форсировать мифический Северо-Западный проход. Идея состояла в том, что между Атлантическим и Тихим океанами должен существовать проход вокруг верхней части Северной Америки. За эти годы были предприняты многие попытки, связанные с именами Кабота и Фробишера, Гудзона и Баффина. В конце прошлого века Баффин достиг удивительно высоких северных широт — 77°45' северной широты, почти посредине между Северным полярным кругом и полюсом, — достижение, никем не превзойденное и через сто лет после Кука. Но даже Баффину не удалось найти Северо-Западный проход.

Адмиралтейство решило попытаться еще раз. Однако на этот раз оно было намерено одним ударом убить двух зайцев. Было известно, что в 1742 году Беринг — швед на службе в российском флоте — установил, что между Азиатским материком и северо-западной оконечностью Северной Америки, которая теперь носит название Аляски, существует пролив. Было решено, что отправятся две экспедиции, одна пойдет к предполагаемому Проходу со стороны Атлантики, а другая — со стороны Тихого океана.

Наступление с Атлантики будет проведено фрегатом «Лайон», которым командовал старый друг Кука Ричард Пикерсгилл, а со стороны Тихого океана будут отправлены два судна — «Резольюшен» и «Дискавери» — новый «угольщик» из Уитби, который Адмиралтейство приобрело по совету Кука.

Перед лордами Адмиралтейства стал вопрос — кому командовать тихоокеанской экспедицией. Разумеется, несомненной кандидатурой был Кук, не только лучший из всех, а единственный. Но Адмиралтейство, учитывая огромные достижения Кука и то, что ему дали заслуженную высокооплачиваемую отставку, явно не хотело обращаться к нему снова. И они разработали крайне хитрый и изобретательный, по их мнению, план: поговорить с ним во время изысканного обеда, на котором присутствовали лорд Сандвич — первый лорд Адмиралтейства, Паллисер — глава главного финансового управления флота и Стивенс — секретарь Адмиралтейства. Встретившись с ним, они попросили его совета на тот счет, кто должен командовать тихоокеанской экспедицией. Было бы излишним добавлять, что, когда Кук встал из-за стола, он уже был командиром экспедиции.

Первым помощником Кука стал Джон Гор, который плавал с ним на «Индеворе» и с Уоллисом на «Долфине»; вторым помощником был назначен Джеймс Кинг — опытный астроном, а третьим — Джон Уильямсон. Штурманом стал человек, который в дальнейшем прославился почти так же, как сам Кук, — Уильям Блай.

Командиром «Дискавери» назначили капитана Джеймса Кларка, близкого друга Кука и одного из опытнейших моряков своего времени, — он совершил кругосветное путешествие с Байроном и дважды с Куком, так что это плавание было для него четвертым большим путешествием. Оно стало и его последним путешествием. Подобно Куку, он оставил свои кости на тихоокеанских берегах. Его первым помощником был Джеймс Берни, вторым — Джон Рикмен. Среди его матросов был Джордж Ванкувер (также плавал с Куком на «Резольюшен»), которому в дальнейшем суждено было стать известным исследователем. Более двадцати членов экспедиции уже плавали с Куком, некоторые даже дважды. И среди последних был Сэмюэл Гибсон из морской пехоты (теперь уже сержант), которого Кук некогда приказал высечь за дезертирство с корабля и бегство в горы с туземной девушкой во время их первого визита на Таити. Очевидно, Гибсон был человеком, который не держал зла. С ними должен был плыть и Омаи, таитянин, которого Фюрно привез в Англию.

вернуться

4

H.M.S — корабль Его Величества.

22
{"b":"18823","o":1}