ЛитМир - Электронная Библиотека

«Индевор» был очень широк в бимсе — почти тридцать футов, что кажется весьма необычным для судна, имеющего в длину всего около сотни футов, — и это ему очень пригодилось.

Помимо того, что он вмещал около сотни людей, нашлось еще место для огромного количества запасов и оборудования. Ведь даже один вопрос пропитания представлял собой почти неразрешимую проблему — требовалось прокормить девяносто четырех человек в период, минимально оцениваемый как два года. (Основой рациона была солонина и галеты — два продукта, к которым долгоносики быстро привыкают и становятся неизлечимыми рабами этой привычки, — и заготовленная квашеная капуста, которую Кук использовал столь успешно в борьбе с наказанием тропиков — цингой.)

Кроме того, необходимо было иметь плотничью мастерскую и кузницу. Им необходимо было взять с собой запас парусов и веревок, поскольку во время путешествия и то и другое быстро изнашивалось и требовало замены. Им нужно было иметь оружие и боеприпасы — не только для ружей, но и для двенадцати орудий, которыми был оснащен «Индевор». Им надо было везти с собой запас товаров для обмена с местными жителями, которых они ожидали встретить. Им надо было взять полный набор медицинского оборудования — в штате «Индевора» был корабельный врач. Кроме того, они везли очень много астрономических инструментов, без которых было невозможно делать точные наблюдения за прохождением Венеры через солнечный диск. Все это было погружено на «Индевор», где почти не осталось свободного места.

Команда «Индевора» представляла собой столь же разношерстное собрание, как и груз, который они должны были с собой взять. В качестве помощника командира корабля у Кука был Захари Хикс, молодой, но опытный моряк. Второй помощник — Джон Гор — уже был в кругосветном путешествии с Уоллисом и совсем недавно вернулся в Англию. Команда состояла из сорока матросов, нескольких гардемаринов, двенадцати солдат морской пехоты, писарей, слуг — всего восьми — и научной группы, утвержденной Королевским обществом.

Самым важным лицом в научной группе был Джозеф Банкс, член Королевского общества и чрезвычайно богатый молодой человек, который, вместо того чтобы, согласно обычаям тех дней, проводить время в великосветских лондонских клубах, стал ученым-естествоиспытателем и уже имел репутацию одаренного и фанатичного ботаника. Без сомнения, Банкс купил себе место в экспедиции — он сообщал, что заплатил 10 000 фунтов стерлингов, по тем временам целое состояние, за эту привилегию, но Банксу это было нужно не для развлечения. Его преданность избранному образу жизни была абсолютной, что он доказал впоследствии, став президентом Королевского общества, на этом посту он пробыл около полувека и все это время оставался бесспорным царем и богом научного мира Англии.

С собой Банкс взял доктора Карла Соландера, знаменитого шведского ботаника; Александра Бакана, художника-пейзажиста; Сидни Паркинсона, художника, в чьи обязанности входило делать зарисовки всех представителей фауны, которых они поймают; Споринга, который считался секретарем, а также четверых слуг, двое из которых были чернокожими. Кроме них, в экспедицию входил официальный астроном Королевского общества Чарлз Грин, который вместе с Куком отвечал за фактические наблюдения за прохождением Венеры. Штат дополняла коза, но это была не обычная коза, она уже объездила вокруг света с Уоллисом. В ее обязанности входило снабжать офицеров свежим молоком.

Но даже в этой прекрасно экипированной и укомплектованной лучшими кадрами экспедиции, которая когда-либо покидала Англию, какая-то мелочь могла все испортить. Так и случилось. Человек, утвержденный на должность старшего кока, оказался одноногим, что было существенным недостатком для человека в море. Можно понять досаду Кука — он попросил, чтобы его тут же заменили. Его заменили — одноруким.

К этому времени и Адмиралтейство, и Королевское общество уже изучили отчет недавно вернувшегося из экспедиции Уоллиса. Общество потребовало от Адмиралтейства, чтобы наблюдение за прохождением Венеры производилось с Таити. С этим требованием оно с готовностью согласилось, возможно, потому, что Таити был одним из немногих островов в Тихом океане, чья долгота и широта были известны достаточно точно; но можно предположить, что, главным образом, по той причине, что Адмиралтейству не было дела до того, где Кук будет находиться в Тихом океане, лишь бы он повернул на юг в поисках предполагаемой Южной Земли, как только закончатся наблюдения и результаты будут зарегистрированы.

В августе 1768 года «Индевор» отплыл из Плимута. Плавание на юг до Мадейры, которой он достиг 13 сентября, прошло без приключений, но прибытие было омрачено печальным событием: когда они бросали якорь, якорный трос зацепил помощника штурмана и потащил под воду, откуда он был извлечен уже мертвым, когда якорь тут же снова подняли. Показательно и характерно для того времени, что его гибель, по-видимому, не произвела особо удручающего действия на команду. Это не значит, что человеческая жизнь в те времена стоила дешево, просто именно эта смерть была воспринята со стоической покорностью в такой степени, какая незнакома западной культуре сегодня.

Для моряков, особенно для плавающих в тропиках, смерть была почти неизбежной и неразделимой частью жизни. Капитан корабля, совершившего кругосветное плавание по Тихому океану, считал себя удачливым, если привозил живыми две трети первоначального состава команды.

На Мадейре они взяли на борт значительный запас воды и вина, свежую говядину, свежие фрукты, овощи и лук. Кук полагал — и был прав, — что все это очень важно для борьбы с цингой, и он настаивал, чтобы вся команда это ела помимо ежедневной порции квашеной капусты. Первый случай, когда Кук дал приказ о наказании во время путешествия, произошел, когда он узнал, что два члена его команды нарушают его предписания по части рациона и отказываются есть свежее мясо. Он приказал их высечь. Это может показаться слишком строгим наказанием за столь незначительный проступок, но Кук, как показывают документы о здоровье его команды за несколько следующих лет, имел полное оправдание своей строгости: не было ни одного корабля той эпохи, который бы пострадал от цинги так мало, как корабли, которыми он командовал.

Они пересекли экватор, направляясь к берегам Южной Америки. У группы Банкса оказалось много работы. При помощи сетей и ружей, а также простой удочки они сумели поймать огромное число морских и воздушных обитателей, и всех их приносили в большую каюту на корме: здесь ученые ежедневно часами препарировали, помещали в консервирующие растворы, классифицировали и зарисовывали эти образцы. Когда настало время и «Индевор» подошел к берегу, ботаники принесли на корабль так много неизвестных видов флоры, что работа в большой каюте продолжалась с рассвета дотемна.

Когда «Индевор» плыл вдоль побережья Южной Америки, Кук решил зайти в португальскую колонию Рио-де-Жанейро пополнить запасы пресной воды и свежих продуктов — это была их последняя возможность сделать запасы на много тысяч миль. «Судя по приему, который встретили побывавшие ранее там корабли, — писал Кук, — я не сомневался, что нас хорошо примут».

Однако его надежды не оправдались. Он послал на берег своего первого помощника в шлюпке, и как только Хикс ступил на сушу, он был тут же арестован. Вооруженный отряд отплыл от берега, офицеры поднялись на борт и начали с пристрастием допрашивать Кука о причинах его визита. Скоро стало ясно, что ни допрашивающие, ни вице-король на берегу не поверили ни на минуту, что «Индевор» был кораблем Королевского военно-морского флота. Трудно их за это осуждать, потому что невозможно придумать что-нибудь менее похожее на военный корабль, чем этот неуклюжий североморский «угольщик». Они более походили на пиратов, контрабандистов, незаконных торговцев или просто шпионов. Колонисты сочли Королевский патент офицера Кука подделкой и не поверили его объяснениям о целях экспедиции — наблюдении прохождения Венеры, поскольку были твердо убеждены, что такого не бывает.

5
{"b":"18823","o":1}