ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Даже самый пылкий поэт, воспевающий красоты Сен-Мари, если такой существует, был бы поставлен в затруднительное положение необходимостью с пафосом описать прелесть главной улицы городка, которая тянется с востока на запад вдоль побережья, защищенная высокой каменной стеной. Как и весь городок, она полностью лишена колорита и живописности. И только однажды вечером ее унылое однообразие было нарушено присутствием причудливо одетых туристов, цыган и пастухов, а также установленными здесь ярмарочными палатками, тирами, павильонами гадалок и сувенирными лавками, словом, всем тем, что предназначено для развлечений.

Можно было подумать, что это зрелище не способно доставить особого удовольствия аристократической душе ле Гран Дюка, сидевшего в забегаловке возле отеля «Мирамар», но он наблюдал за происходящим с видимым интересом. И, что еще более странно, разумеется, с консервативной точки зрения, присущей ле Гран Дюку, Карита сидела рядом с ним. Ле Гран Дюк поднял литровый графин красного вина, налил изрядную порцию в большой стакан, который стоял перед ним, плеснул немного в стакан Кариты и довольно улыбнулся, но не от радости лицезреть окружающее, а от того, что в руке он держал только что полученную телеграмму. Было ясно, что хорошее настроение ле Гран Дюка не имело никакого отношения к происходящему вокруг. Источник его радости лежал в телеграмме, которую он держал в руках.

— Замечательно, моя дорогая Карита, просто замечательно! Как раз то, что нам нужно. Черт возьми, как они быстро справились! — Он еще раз прочитал бумагу и вздохнул: — Самое большое удовлетворение получаешь, когда твое предположение сбывается.

— Ваши предположения всегда верны, мсье ле Дюк.

— А? Что ты сказала? Да, да, конечно. Наливай себе еще вина.

Ле Гран Дюк на время потерял интерес как к Кари-те, так и к телеграмме. Он задумчиво смотрел на черный «мерседес», который только что остановился недалеко от того места, где они сидели. Китайская пара, которую ле Гран Дюк видел в отеле в Арле, вышла из «мерседеса» и направилась в отель. Они прошли в нескольких футах от столика, за которым сидел ле Гран Дюк. Мужчина кивнул, его жена еле заметно улыбнулась, и ле Гран Дюк, чтобы не оставаться в долгу, бесстрастно поклонился. Он наблюдал за ними, пока они не вошли в отель, а затем повернулся к Карите:

— Скоро приедет Кзерда с Боуманом. Я думаю, что здесь слишком рискованно встречаться. Недалеко от города, приблизительно в двух милях к северу, есть тихое место. Задержи Кзерду там и скажи, чтобы ждал меня, а сама возвращайся за мной.

Она улыбнулась и встала, чтобы уйти, но ле Гран Дюк поднял руку:

— И еще: мне нужно позвонить по очень важному делу, и я хочу это сделать без посторонних взглядов. Скажи управляющему, что я хочу его видеть.

Ле Обэно, Танжевэк и Деймел все еще лежали на нарах, прикованные к стене кибитки. Боуман лежал связанный на полу. Он сменил свой костюм Пьеро, который так и не высох с момента купания, на одежду пастуха. Сессиль и Лила сидели на кровати под неусыпным присмотром Ференца и Мазэна. Кзерда, Эль Бро-кадор и Серл сидели за столом. Они молчали и выглядели подавленными. Их огорчение усиливалось по мере того, как по лестнице кибитки все яснее и яснее слышались ровные шаги поднимающегося человека. Как всегда, ле Гран Дюк вошел с надменным видом. Он холодно оглядел сидящих мужчин.

— Нам нужно поторопиться, — прозвучал его резкий, властный голос. Его звук был так же холоден, как и выражение лица. — У меня есть информация, что нами занялась полиция. Благодаря Кзерде и этой ошибке природы — Серлу. Кзерда, ты что, спятил?

— Не понимаю, сэр, о чем вы?

— Вот в этом-то все дело! Ты ничего не соображаешь. Ты хотел убить Боумана до того, как мы узнаем, как он проник к нам, кто его связные и где мои восемьдесят тысяч франков. И, что хуже всего, вы, как полные идиоты, собирались убить его публично. Что, не соображаете, какое внимание это привлекло бы к нам? Тайно и тихо — вот мой девиз.

— Мы знаем, где восемьдесят тысяч франков, сэр. — Кзерда пытался хоть как-то оправдаться.

— Мы знаем? Ах мы знаем? Я подозреваю, что тебя опять облапошили, Кзерда. Но это может подождать. Вы представляете, что с вами будет, если вы попадете в полицию? — Ответом было всеобщее молчание. — Вы осведомлены, как сурово наказывает французский суд похитителей людей? — В ответ снова молчание. — Каждый получит не меньше десяти лет тюрьмы. А если вам еще пришьют убийство Александре, то... — Ле Гран Дюк посмотрел на Эль Брокадора, потом на остальных. По выражению их лиц было вполне ясно: они понимают, что будет с ними, если это убийство раскроется. — Хорошо. Теперь ваше будущее и ваши жизни целиком зависят от того, как вы будете выполнять то, что я скажу. Я вполне могу избавить вас от нежелательных последствий вашей глупости. Ясно?

Все пятеро молча кивнули.

— Отлично. Освободите пленников и развяжите Боумана. Если полиция найдет их здесь в таком положении — все кончено. С этого момента будете охранять их не с помощью цепей, а ножами и пистолетами. Приведите сюда их подруг. Я хочу, чтобы все яйца лежали в одной корзине. Серл, расскажи о наших планах. Расскажи о них кратко и ясно, так, чтобы даже последний тюфяк, включая тебя, все понял. Принесите мне пива.

Серл прочистил горло. Он выглядел удрученным. Высокомерие и холодный профессионализм, о которых он толковал еще утром Кзерде, как рукой сняло.

— Нас ждут начиная со вчерашнего вечера и до вечера понедельника. Быстроходный катер ждет... Ле Гран Дюк в отчаянии поднял руку:

— Кратко и ясно, Серл! Ясно! Встреча — где, идиот? С кем?

— Прошу прощения, сэр. — Кадык на сухой и тонкой шее Серла ходил как поршень. Он часто и нервно глотал. — В проливе Эгю-Морте. Судно «Кантон».

— Место назначения?

— Кантон.

— Точно.

— Опознавательные знаки?..

— Это не надо. Катер?

— Около Эгю-Морте на канале Рона-Сет. Я собирался переправить его в Гро-дю-Руа завтра... Я не думал... Я...

— Так не получится, — устало сказал ле Гран Дюк. — Почему не привели этих женщин? И наручники все еще надеты? Быстрее! — В первый раз он расслабился и даже попытался улыбнуться: — Наш рисковый друг, Боуман, все еще не знает, кто эти три джентльмена? А, Серл?

— Я могу рассказать ему? — оживленно спросил Серл. Он стремился использовать любую возможность выбраться из неловкого положения и переключить внимание присутствующих на других.

— Как хочешь. — Ле Гран Дюк отпил полстакана пива. — Ты думаешь, это теперь важно?

— Конечно нет! — широко улыбнулся Серл. — Разрешите представить графа ле Обэно, Генри Танжевэка и Сержа Деймела, трех ведущих специалистов в области ракетного топлива по ту сторону «железного занавеса». Они нужны китайцам для создания ракеты-нот сителя для ядерных боеголовок. Эти люди могут им помочь. Но мы не могли использовать сухопутную границу между Китаем и Советским Союзом. Нет ни одной нейтральной страны, которая была бы в хороших отношениях как с той, так и с другой стороной и которая посмотрела бы сквозь пальцы на необычные события, которые могут произойти. Поэтому Кзерда вывез их на Запад. Никто и не подумает, что они могли выехать на Запад. На Западе есть свои ученые. А на границах никто не задает лишних вопросов цыганам. Конечно, если бы у этих трех джентльменов появились бы вдруг какие-то не совсем умные мысли, мы бы убили их жен. А если женщины повели бы себя подобным образом, мы бы убили их мужей.

— Во всяком случае, женщинам так было сказано, — вмешался ле Гран Дюк. — Мы очень не хотели бы причинить вред этим людям, но женщины... Они поверят во что угодно. — Он позволил себе легкую снисходительную улыбку. — Простота, если я могу так выразиться, простота настоящего гения. А вот и женщины! Надо ехать в Эгю-Морте, и как можно скорее. Кзерда, передай остальным, что ты встретишься с ними в Сен-Мари. Пойдем, Лила, дорогая.

— С тобой? — Девушка посмотрела на него с презрением. — Ты сошел с ума! Пойти с тобой?

38
{"b":"18824","o":1}