ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шэффер не без труда отполз от края крыши, опять перевернулся, теперь ногами в сторону ската и посмотрел вверх. Смит весь напрягся в ожидании, и только лицо его было как всегда бесстрастным. Шэффер жестом показал, что начинает действовать, и заскользил по склону, пока ступни его не нащупали стальной трос.

Он обхватил трос ногами и руками, повис и начал карабкаться вверх. Это удавалось ему плохо. Поднявшись сантиметров на двадцать, он тут же сползал вниз на десять. Трос, натянутый под углом сорок пять градусов, был покрыт ледяной коркой и промаслен, поэтому, чтобы хоть чуть-чуть продвинуться по нему вперед, надо было до боли в мышцах сжимать его пальцами. Такой способ передвижения был просто самоубийством для Смита с его раненой рукой и абсолютно невозможен ни для Мэри, ни для Карнаби-Джонса. И самому Шэфферу подъем давался нелегко. Теряя силы, он представил себе, что будет, если он сорвется. Мысль об этом и вид зияющей под ним бездны, от которого закружилась голова, заставили Шэффера сделать невозможное. Через десять секунд он, обливаясь потом и дыша как бегун-марафонец на финише, влез на крышу вагончика.

С минуту он пролежал не шевелясь, восстанавливая пульс и дыхание. Потом вытащил «люгер», снял его с предохранителя и спустился на пол. намереваясь окончательно убедиться в том, что станция пуста. И хотя здравый смысл подсказывал, что это чрезмерная осторожность — кто бы тут ни прятался, он обязательно обнаружил бы себя с появлением Шэффера — инстинкт самосохранения и воспитанный тренировкой рефлекс заставили его обшарить все закоулки. На станции действительно никого не было.

Теперь следовало выяснить обстановку поблизости от нее. Тяжелая железная дверь в начале туннеля была отворена. Вторая — в конце туннеля — тоже. Стараясь держаться в тени, Шэффер вышел во двор замка и осторожно осмотрелся. Посмотреть было на что. Во дворе царила лихорадка, которую они видели из окна, только теперь беготня приобрела осмысленный и упорядоченный вид. Повинуясь командам начальства, множество солдат разматывали пожарные шланги, таскали ведра с песком и огнетушители. Между тем главные ворота оставались без присмотра — охрану тоже привлекли к тушению. Но только самоубийца рискнул бы совершить побег через эти ворота на виду шестидесяти или семидесяти альпийских стрелков.

Слева во дворе стоял всеми забытый и бесполезный геликоптер. Пилот куда-то исчез. Грохот сильного взрыва донесся из стен замка. Шэффер поднял голову, чтобы определить — откуда именно, и, увидев дым, клубящийся из окна верхнего этажа в восточном крыле, прикинул, какой из его взрывпакетов сработал на этот раз. В тот же миг шестое чувство заставило его посмотреть вправо. Он замер. В воротах замка появились те самые люди с собаками, которых он видел сверху у подножия скалы. Из оскаленных пастей доберман-пинчеров вырывались клубы морозного пара. Шэффер инстинктивно отпрянул назад: с солдатами он так или иначе мог бы справиться, но собаки были ему не по силам. Он шмыгнул назад, под защиту железных дверей, закрыл их за собой и положил ключ в карман.

Неожиданно над его головой раздался треск. Битое стекло посыпалось на пол. Шэффер недоуменно поднял глаза кверху. Ствол «люгера» автоматически повторил траекторию его взгляда.

— Убери пушку, — недовольно сказал Смит, прижав лицо к металлическим прутьям. — Ты что, решил, что сюда Крамер с компанией пожаловал?

— Нервы, — сухо объяснил Шэффер. — Знали бы вы, что пришлось пережить лейтенанту Шэфферу. А что там у вас новенького?

— Каррачола с приятелями мерзнут носом вниз на крыше, Мэри со «шмайсером» за ними присматривает. Джонс еще наверху. Боится высунуться. Говорит, что не переносит высоты. Я устал его убеждать. А у тебя что?

— Тихо. Похоже, пока никто не собирается воспользоваться услугами фуникулера. Обе двери на замке. Они железные, и если кому-нибудь придет в голову их штурмовать, не сразу поддадутся. Кстати, босс, впорхнул я сюда как птичка. В буквальном смысле слова. Без крыльев тут не обойтись. Вам с вашей рукой этого пути нипочем не проделать. Мэри и старикан и пытаться не станут. А Каррачола и прочие — ну, впрочем, что о них беспокоиться…

— Сначала поставь рычаг электропитания подвесной дороги в положение «аварийное». Они наверняка отключат здесь энергию из замка.

— О'кей. Готово. Здесь еще кнопки «Пуск» и «Стоп», механический тормоз…

— Включай мотор, — приказал Смит. Шэффер нажал кнопку «Пуск», генератор загудел, быстро набирая обороты. — Теперь освободи тормоз и поставь передачу на передний ход. Если сработает, останови вагончик и попробуй задний ход. Шэффер снял тормоз и включил передачу. Вагончик послушно двинулся вперед. Шэффер остановил его, включил обратную передачу и вернулся в исходную точку.

— Гладко, да?

— Теперь подведи вагончик серединой под крышу. Мы спустимся по веревке на крышу вагончика, а ты доставишь нас внутрь.

— Здорово придумано! — с восторгом сказал Шэффер.

— Первыми я отправлю Каррачолу, Томаса и Кристиансена, — сказал Смит. — Сумеешь приглядеть за ними, пока мы не подоспеем?

— Оскорбление подчиненных не способствует укреплению их морального духа, — обиженно ответил Шэффер.

— Я и не знал, что он у тебя еще остался. А теперь я еще попытаюсь уговорить нашу Джульетту спуститься с балкона. — Смит пнул Каррачолу носком ботинка.

— Ты пойдешь первым. По веревке на крышу вагончика.

Каррачола посмотрел вниз.

— Не заставите. Ни за что, — он покачал головой, глядя на Смита полными ненависти глазами. — Лучше застрелите. Прямо сейчас.

— Застрелю, если попробуешь сбежать, — ответил Смит. — И ты об этом знаешь.

— Знаю, конечно. Но вот так, лицом к лицу, вы меня не пристрелите. Вы ведь с принципами, так, майор? Эдакий высокоморальный идиот, который готов рисковать жизнью, чтобы спасти вражеского солдата. Ну, что не стреляете?

— Просто нет необходимости. — Здоровой рукой Смит сгреб Каррачолу за волосы и сильно дернул назад, поднеся ему к лицу дуло «люгера». От острой боли, причиненной размозженной руке, его затошнило, но он даже не поморщился. — Я стукну тебя хорошенько на веревке. Шэффер подаст вагончик и втащит тебя внутрь. Но ты, видно, заметил, что моя правая рука не вполне в порядке, так что не обессудь, если я неважно затяну узел или не смогу тебя удержать. Будешь плохо себя вести, может, и Шэффер не захочет взять тебя в спутники. Но мне по большому счету на все это наплевать, Каррачола.

— Подлая змея! — Слезы бессилия брызнули из глаз Каррачолы, в голосе звучала остервенелая ярость. — Клянусь Богом, я выживу, чтобы заставить тебя пожалеть о том, что ты со мной встретился.

— Поздно. — Смит с презрением оттолкнул Каррачолу от себя и тому пришлось схватиться за веревку, чтобы не свалиться с крыши. — Я об этом жалею с тех самых пор, как обнаружил, кто ты есть на самом деле. Дерьмо собачье. Вали отсюда, а то я вправду пристрелю тебя. Какого черта я обязан тащить тебя на своем горбу в Англию?

Каррачола повиновался. Он соскользнул вниз по веревке. пока ступни его не уперлись в штангу вагончика. Томас последовал вниз без лишних уговоров. За ним отправился и Кристиансен. Смит увидел, как вагончик начал двигаться внутри помещения станции и посмотрел вверх, на окно, откуда свисала веревка.

— Мистер Джонс?

— Я тут, — раздался голос Карнаби-Джонса из глубины комнаты. Он не рискнул даже высунуться из окна.

— Надеюсь, вы не заставите себя ждать, — серьезным тоном сказал Смит. — Другого выбора у вас нет. К вам могут войти в любую минуту. Мне неприятно говорить об этом, но я вынужден. Мой долг предупредить вас о том, что с вами сделают. Вас будут пытать, мистер Джонс, как шпиона и не такими пошлыми способами, как вырывание зубов и ногтей, а невыразимыми пытками, которые у меня язык не поворачивается описать в присутствии мисс Эллисон. А кончите вы в газовой камере. Если к тому времени еще останетесь живым.

Мэри стиснула его плечо.

— Неужели они правда на это пойдут?

34
{"b":"18827","o":1}