ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ирландское сердце
Су-шеф. 24 часа за плитой
Силиконовая надежда
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Неправильные
Супруги по соседству
Похититель ее сердца
Эликсир для вампира
Входя в дом, оглянись
A
A

— Господи, конечно, нет! — спокойно сказал Смит и громко добавил: — Вы умрете в страшных мучениях, мистер Джонс, вам такое не привиделось бы и в самом кошмарном сне. И умирать будете долго. Много часов. Может быть — дней. Не переставая кричать от боли.

— Что же мне делать. Господи? — полным отчаяния голосом проговорил Джонс. — Что делать?

— Спуститься вот по этой веревке, — безжалостно ответил Смит. — Всего-то метров пять. Совсем немного, мистер Джонс. Вам это раз плюнуть.

— Я не могу, — запричитал Джонс. — Ей-богу, не могу.

— Можете, можете! — не уступал Смит. — Хватайте веревку, закрывайте глаза, перелезайте через подоконник и вперед! А мы вас тут поймаем.

— Я не могу! Не могу!

— Господи! — взмолился Смит. — Господи! Уже слишком поздно.

— Что значит — поздно?

— Они приближаются, зажгли свет во всем крыле — и в том окне, и в этом… Сейчас войдут к вам. Когда вас разложат на столе пыток…

Не прошло и двух секунд, как Карнаби-Джонс перемахнул через подоконник и заскользил по нейлоновой веревке. Глаза его были плотно зажмурены.

— Ну и врун же ты, — восхитилась Мэри.

— Вот и Шэффер мне говорит то же самое, — ответил Смит. — Значит, в этом есть зерно истины.

Вагончик с тремя мужчинами, прижавшимися к штанге, медленно вполз в помещение станции, дернулся и остановился. Один за другим они, повинуясь движению «люгера» Шэффера, спрыгивали вниз, сначала повиснув на руках. Последним был Томас, который, вроде неудачно приземлившись, вскрикнул от боли и тяжело завалился на бок. Но падая, он выбросил руки и задел Шэффера. Тот потерял равновесие, а тут еще Кристиансен ударил его головой в живот. Лейтенант упал навзничь, ударившись спиной о генератор так, что перехватило дыхание. Кристиансен вырвал у него пистолет и приставил к горлу.

Каррачола подбежал к железной двери тоннеля и остервенело затряс их. Потом кинулся назад к Шэфферу и вцепился ему в горло.

— Там замок. Где ключ от этого чертова замка? — Голос его был похож на шипение змеи. — Двери заперты изнутри. Только ты мог это сделать. Где ключ?

Шэффер попытался сесть, ослабевшей рукой отводя от себя руки Каррачолы.

— Дай дохнуть, — прохрипел он. — Меня сейчас вырвет.

— Где этот чертов ключ? — напирал Каррачола.

— Господи, да пусти меня! — Шэффер неуклюже поднялся на колени, из горла его вырывались какие-то нечленораздельные звуки. Он помотал головой, словно пытаясь развеять туман в глазах, потом поднял мутный взгляд на Каррачолу:

— Чего тебе надо? Что ты сказал?

— Ключ! — в ярости заорал Каррачола и несколько раз наотмашь ударил Шэффера ладонью по лицу. — Где ключ!

— Полегче, полегче! — Томас перехватил его руку. — Не дури. Тебе ведь надо, чтобы он заговорил, а не сдох.

— Ключ… а, ключ…

Шэффер неуверенно поднялся на ноги и застыл. Глаза его были полузакрыты, лицо бледно-землистого цвета, из уголков рта сочилась кровь.

— Там батареи, я, должно быть, спрятал его за батареями. Впрочем, погоди… — Слова его звучали глухо и отрывисто. — Кажется, я только хотел это сделать. — Он пошарил в карманах, нащупал ключ и протянул его Каррачоле. Тот, победно улыбнувшись уголком рта, хотел было взять его, но Шэффер резким движением размахнулся и швырнул ключ в обрыв. Каррачола завороженно проследил за его полетом и, рассвирепев от ярости, с размаху ударил Шэффера по голове его же «шмайсером». Американец свалился как подкошенный.

— Ну, — холодно заключил Томас, — остается выбить замок из автомата.

— Если желаешь покончить жизнь самоубийством. Пули отрекошетят от железной двери, — Каррачола вдруг улыбнулся.

— Но чего мы, собственно, добиваемся? Давайте пораскинем мозгами. Выбравшись отсюда во двор, мы первым делом получим пригоршню пуль в живот. Не забудьте, что тех, кому известно, кто мы такие на самом деле, угостили нембуталом, и они нескоро придут в себя. Для всех остальных мы либо неизвестно кто, либо — пленные. И в том, и в другом случае — враги.

— И что же? — нетерпеливо перебил его Томас.

— Вот я и говорю, надо мозгами шевелить. Значит так. Спустимся вниз на этой штуковине, позвоним Ванснеру, попросим его сообщить в замок, где находится Смит. А если Смиту удастся спуститься в деревню вслед за нами, поможем устроить ему торжественную встречу на нижней станции. Потом отправляемся в казармы — у них там наверняка есть радиопередатчик — и связываемся сами знаете с кем. Есть вопросы?

— Никаких! — повеселел Кристиансен. — И после этого мы будем жить долго и счастливо. Так пошли, чего мы ждем?

— Давайте оба в вагончик.

Каррачола подождал, пока они забрались туда, пересек помещение станции, остановился там, где Смит разбил световой люк и позвал:

— Босс!

В руке он держал «люгер» Шэффера с глушителем. Смит поручил Мэри дрожащего Карнаби-Джонса, который так и не открывал глаз, и сделал два шага в сторону люка. Но не случайно Уайет-Тернер говорил, что у Смита встроен радар, реагирующий на любую опасность; зов снизу заставил этот радар заработать на полную мощность.

— Шэффер? — осторожно спросил он. — Лейтенант Шэффер, это вы?

— Я, босс, — ответил голос с характерным акцентом. Тем не менее радар майора бил тревогу. Смит опустился на четвереньки и бесшумно пополз вперед. Он не сразу увидел Шэффера, распластавшегося на полу, но успел отпрянуть, и ветер от пролетевшей у его головы пули, пущенной из «люгера», только взметнул ему волосы. Снизу донеслось проклятье.

— Это был твой последний шанс, Каррачола, — сказал Смит. Теперь ему хорошо было видно лицо Шэффера, точнее — кровавая маска, в которую оно превратилось. Сверху трудно было судить, жив он или мертв. Он больше был похож на мертвеца.

— Ошибаешься, — рассмеялся Каррачола. — Я просто растягиваю удовольствие. Мы отчаливаем. Смит. Сейчас я заведу мотор. Если не хочешь, чтобы Шэффер получил пулю, — при этих словах он кивнул на Кристиансена, который держал лежащего под прицелом «шмайсера», — не делай глупостей.

— Как только ты подойдешь к панели управления, Каррачола, попадешь мне на мушку, и я пристрелю тебя. Шэффер мертв. Я вижу.

— Его угостили прикладом, это верно, но удар был не смертельный.

— Я убью тебя, — без выражения повторил Смит.

— Вот проклятье, я же сказал, что он жив! — Каррачоле явно стало не по себе.

— Я тебя убью, — еще раз бесстрастно сказал Смит. — А если не я, тебя кокнут внизу. Взгляни, что мы сотворили с их драгоценным Шлосс Адлером. Он весь в огне. Нетрудно догадаться, что ребята получили приказ стрелять без предупреждения во всех подозрительных. А ты, Каррачола, подозрительный.

— Послушай же меня, — уже с ноткой отчаяния сказал Каррачола. — Я докажу, что Шэффер жив.

Каррачола вошел в поле обзора Смита и, увидев наставленный на себя ствол «шмайсера», отшвырнул «люгер»:

— Автомат тебе не понадобится! — Потом склонился над Шэффером, зажал ему пальцами нос и прикрыл ладонью рот. Шэффер, как марионетка, задергал головой и зашевелил пальцами, словно пытаясь схватить воздух.

— И не забудь, — пригрозил Каррачола, — что Кристиансен держит его на прицеле.

Он демонстративно прошел к пульту управления, включил генератор и освободил механический тормоз. Смит отложил бесполезный теперь «шмайсер» и поднялся. На его лице была горечь.

— Вот, значит, как, — проговорила Мэри неестественно спокойным тоном. — Конец. Всему конец. Операции «Оверлорд» — и нам. Если нас вообще кто-нибудь принимает в расчет.

— Я принимаю. — Смит достал и взял в здоровую руку свой «люгер». — Присмотри за нашим малышом.

Глава 10

Смит, не обращая внимания на Мэри, с криком «Нет!» пытавшуюся удержать его, подошел к тому месту, где крыша резко уходила под уклон. Под кромкой кровли как раз показался край вагончика, внутри которого торжествовали удачу трое недавних пленников. Майор попытался почетче оттолкнуться с обледеневшей крыши и прыгнул вниз. Просчитайся он хоть чуть-чуть, дело кончилось бы плохо. Однако ему удалось попасть на крышу вагончика, правда, от удара вагончик беспорядочно задергался, и Смит заскользил вниз. Он не смог удержаться за скобу подвески раненой рукой и, инстинктивно потянувшись к ней левой, выронил «люгер», который соскочил с крыши и утонул во тьме. Судорожно схватившись за скобу обеими руками, Смит хватал ртом ледяной воздух. Пассажиры вагончика замерли от неожиданности. Улыбки как-то застыли на их лицах; рука Кристиансена, собиравшегося радостно хлопнуть кого-то по плечу, так и повисла в воздухе. Первым очнулся Каррачола. Он стащил с Кристиансена «шмайсер» и нацелил его вверх. Вагончик уже отошел на порядочное расстояние от замка, и висел высоко над землей, нещадно раскачиваемый ветром. Смит, ослабленный ударом от прыжка, болью в руке и потерей крови, из последних сил держался за скобу, безжизненно распластавшись на скользкой крыше. К горлу подступала тошнота, в глазах стоял туман.

35
{"b":"18827","o":1}