ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так вы знали? — услышанное явно не понравилось, Уайет-Тернеру. — Вы знали?

— Знал, — кивнул Смит. — И не я один. Вы три года работали в вермахте, после чего, как доложили, вам удалось перевестись в Берлин. Это правда. Но с помощью самих немцев. Когда же ход войны переломился, и уже не требовалось подсовывать союзным державам лживую информацию о предполагаемых наступательных операциях германских войск, вас отправили в Англию, откуда вы передавали немцам точные сведения о планах союзников и заодно выявляли английских агентов в Северо-Западной Европе. Сколько миллионов франков на вашем счету в цюрихском банке, полковник?

Командир Карпентер, глядя прямо перед собой сквозь лобовое стекло, медленно выговорил:

— А вы не перегибаете палку, старина?

— Протрите глаза и взгляните на «стен». Разве это не доказательство? — Смит опять повернулся к Уайет-Тернеру. — Вы недооценили адмирала Ролленда. Он несколько месяцев держал под подозрением вас и четырех сотрудников Отдела II. Ошибся он только в отношении Торренс-Смиза.

— Валяйте, выкладывайте ваши домыслы, — сказал Уайет-Тернер, оправившись от неожиданности. — Это поможет нам скоротать время до посадки в Лилле.

— К несчастью для вас, это не домыслы. Адмирал вызвал нас с Мэри из Италии, потому что ему не на кого было положиться в Лондоне. Предательство, увы, штука очень заразная и стремительно распространяющаяся. Адмирал поставил нас в известность о том, что подозревает кое-кого из начальников секторов, но не сказал, кого именно. И когда самолет генерала Карнаби потерпел крушение, он поделился с вами замыслом операции, приняв меры к тому, чтобы вы не успели ни с кем из ее участников побеседовать с глазу на глаз.

— Так вот почему я сюда попал, — вмешался Шэффер, начиная кое-что понимать. — Потому что своим не доверяли…

— Удача, полковник, изменила вам в тот момент, когда Ролленд поручил вам назначить старшего группы, и вы выбрали меня. Ролленд был уверен, что именно так вы и поступите. Из штаба контрразведки, от самого вашего приятеля адмирала Канариса вам стало известно, что я двойной агент. И один только Ролленд знал, что это не так. На ваш взгляд, я был идеальной фигурой. Ролленд предусмотрел, чтобы со мной вы тоже не успели переговорить, но вы были за меня спокойны, полагали, что я правильно сориентируюсь, — Смит чуть улыбнулся. — Рад доложить,что я действительно сориентировался. А вам, наверное, не доставило удовольствия узнать, кто я таков на самом деле. Ролленд только сегодня вам объяснил.

— Значит, вам все было известно… — голос Уайет-Тернера прозвучал достаточно спокойно и зловеще. — И что же дальше, Смит? — спросил полковник, поигрывая автоматом.

— Мы все знали о вас, но у нас не было доказательств. Я получил их вчера вечером. Оказалось, что полковник Крамер извещен о том, что мы явимся за генералом Карнаби. Кстати, — Смит кивнул в сторону Джонса, — познакомьтесь с Картрайтом Джонсом, американским актером.

— Генерал Карнаби проводит уик-энд в загородном доме в Уилтшире. Мистер Джонс замечательно справился с его ролью. Он сыграл ее на том же высоком уровне, на котором была инсценирована авария самолета — вы, вероятно, уже поняли, что это была инсценировка? — Уайет-Тернер попытался было что-то сказать, но слова застряли у него в горле. Губы его беззвучно шевелились, кровь отхлынула от лица. — Откуда Крамер получил информацию? Ему передали ее из Берлина сразу после того, как Ролленд посвятил вас в план операции. Никто, кроме вас, не мог сообщить эти сведения немцам. Крамер знал даже о том, что мы зайдем в «Дикий олень», потому что я доложил об этом по рации, а вы, не теряя времени, передали информацию.

— Вы уверены? — спросила Хайди. — Может быть, ее передавал кто-то из тех троих — Каррачола, Кристиансен или Томас, тот, кто убил Торренс-Смиза? Прямо рядом с гостиницей телефонная будка.

— Знаю. Томас не успел бы. Я отсутствовал в кабачке ровно семь минут. Торренс-Смиз вышел оттуда через три минуты после меня, вслед за кем-то из тех троих. Смизи был догадливый малый, он чувствовал, что что-то не так.

— Откуда? — спросил Шэффер.

— Теперь мы уже не сможем ответить на это наверняка. Скорее всего, он умел читать по губам. Во всяком случае, он засек того, кто стоял в телефонной будке, прежде чем тот успел связаться с Вайснером или Крамером. И была смертельная схватка. Пока убийца затащил труп во двор и вернулся к будке, ее уже кто-то занял. Я видел, как этот человек говорил по телефону. Так что убийце пришлось вернуться в пивную. Вайснер получил информацию от Крамера, а Крамеру ее сообщил человек, который сидит сейчас перед вами.

— Очень интересно. — В голосе Уайет-Тернера прозвучала издевка, но лицо выдавало растерянность. — Правда, захватывающую историю вы нам поведали. Вы закончили, майор Смит?

— Да. Вы не могли не вылететь нам навстречу, полковник, — ведь это был ваш единственный шанс на спасение. В моем последнем донесении адмиралу по радио я передал, что у меня в руках все. Он вам объяснил, что это значит — все имена, все адреса. Мы бы никогда не вышли на вас через Каррачолу, Кристиансена или Томаса, они сами не знали, на кого работают. Вы связывались с ними через посредников — их имена и записаны в этом блокноте — и они, конечно, выдали бы вас, почуяв, что пахнет жареным. Нетрудно сделать выбор между виселицей и откровенностью, не так ли?

Вместо ответа Уаиет-Тернер повернулся к Карпентеру и приказал:

— Возьмите курс на Лилль.

— Не обращайте внимания, командир, — сказал Смит. Уайет-Тернер направил «стен» на Смита:

— Ну, что, исчерпали свое красноречие? Не найдется ли еще какого-нибудь аргумента, чтобы я вас не застрелил?

— Почему бы не найтись, — кивнул Смит. — Как вы думаете, с какой стати адмирал Ролленд лично привез вас на аэродром? Он ведь никогда прежде этого не делал.

— Продолжайте. — Голос полковника прозвучал твердо и отрывисто, но в глазах стояла боль: он понял, что терпит поражение и почувствовал дыхание смерти.

Уайет-Тернер долгим взглядом посмотрел на Смита и перевел глаза на свой автомат. На прикладе ясно были видны две свежие царапины. Боль в его глазах сменилась отчаянием.

— Ну вот, вы поняли, — продолжил Смит. — Ровно тридцать шесть часов назад я своими руками спилил у вашей пушки боек.

Левой рукой Смит неуклюже вытащил из кармана свой «люгер». Уайет-Тернер, целясь ему в голову, несколько раз нажал на спуск, но каждый раз автомат издавал лишь сухой щелчок. Полковник с застывшим лицом опустил оружие на пол, но затем резко вскочил, распахнул входной люк и выбросил в него блокнот. Потом слабо улыбнулся Смиту:

— Документ исключительной важности — так, кажется, я его назвал?

— Примерно так. — Смит отдал свой пистолет Шэфферу и вытащил из кармана два других блокнота. — А вот и дубликаты.

— Дубликаты! — Улыбка на лице полковника погасла. — Дубликаты, — шепотом повторил он, обвел всех глазами и, увидев, что Смит вновь взял в руку пистолет, спросил:

— Хотите застрелить меня?

— Нет.

— Прекрасно.

Уайет-Тернер кивнул, опять распахнул люк, негромко спросил:

— Неужели вы можете представить меня в Тауэре? — И шагнул в пустоту.

— Нет, — покачал головой Смит. — Этого я представить не могу.

— Ну, теперь пора выходить на связь. — Смит захлопнул люк, морщась от боли, уселся в кресло второго пилота и взглянул на Мэри. — Адмирал, наверное, уже волнуется.

— Да, пора, — автоматически откликнулась Мэри и посмотрела на него, как на пришельца из другого мира.

— Как ты можешь сохранять невозмутимость после того, что произошло?

— Потому что предвидел это, малышка. Я знал, что он должен умереть.

— Знал, — пробормотала она. — Ну конечно же, конечно, знал.

— Последствия? — переспросила Мэри. Лицо у нее было пепельно-бледным.

— Мы с тобой вышли из игры, — объяснил Смит. — Лично я даже простым солдатом не смогу пойти на войну: если попаду в плен, меня расстреляют как шпиона.

42
{"b":"18827","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Большая книга «ленивой мамы»
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Де Бюсси
Хищник: Охотники и жертвы
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Полтора года жизни
Адвокат и его женщины