ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Путь к характеру
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Шаман. Похищенные
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
A
A

— Один молодой человек желает вас видеть, и немедленно, — объявил я.

— Ему... — улыбка исчезла с ее лица, — ему придется лечь в больницу?

— После обеда он поднимется с постели. А сейчас, мне кажется, он хочет подержать вашу руку в своей.

— Ах, доктор Марлоу! Хороший вы человек, правда, хороший.

— Ну, исчезайте!

Теперь девушка улыбнулась почти счастливой улыбкой и исчезла. Я и сам отчасти был такого же мнения о себе. Тем лучше. Тем меньше будет на борту убитых, больных и искалеченных. Я был рад тому, что не пришлось задавать маленькой Мэри обидных вопросов. Если она хоть в какой-то мере способна на то, в чем ее обвиняла Джудит Хейнс, то место ей не среди помрежей, а среди самых известных и богатых киноактрис современности. Хорошо, что я не стал выяснять, что произошло между нею и Алленом с одной стороны и четой Страйкеров — с другой.

Я задержался на мостике еще несколько минут, наблюдая, как матросы снимают найтовы, крепящие палубный груз, скатывают брезент и закрепляют стропы. Двое моряков готовили переднюю грузовую стрелу и прогревали лебедку.

По-видимому, капитан Имри решил не терять времени даром, с тем чтобы после разгрузки поскорее убраться восвояси. Я направился в кают-компанию.

Единственным пассажиром в ней был Лонни. Однако одиноким он себя не чувствовал, сжимая в руке бутылку «Хайна». Когда я сел рядом, он поставил ее на стол.

— Утешали страждущих? Уж очень у вас вид озабоченный, дорогой мой. Постучав по бутылке, прибавил:

— Забудем тяготы земной юдоли...

— Это бутылка из буфетной, Лонни.

— Дары природы принадлежат всему человечеству. Наперсточек?

— Разве только за то, чтобы вы перестали пить. Хочу перед вами извиниться, Лонни. Я по поводу нашей очаровательной кинозвезды. Думаю, всей доброты, какая есть на свете, не хватит, чтобы смягчить. ее черствое сердце.

— Семя падет на бесплодную почву?

— Пожалуй, да.

— Покаяние и спасение чужды нашей прекрасной Джудит?

— Ничего не могу сказать по этому поводу. Знаю лишь одно: глядя на нее, думаешь, сколько повсюду зла.

— Аминь, — отозвался Лонни, сделав добрый глоток. — Но не следует забывать притчу о заблудшей овце и блудном сыне. Окончательно пропащих людей не бывает.

— Надеюсь. Желаю вам удачи в наставлении ее на путь праведный. Не думаю, что у вас будет много соперников. Чем же объяснить, что одна женщина так не похожа на двух остальных?

— Вы имеете в виду Мэри Стюарт и маленькую Мэри? Славные, славные девочки. Даже я, старый маразматик, люблю их. Такие милые дети.

— И они не способны причинить зло?

— Никогда.

— Легко сказать. А если бы они находились в состоянии алкогольного опьянения?

— Что? — искренне возмутился Лонни. — О чем вы говорите? Такое просто немыслимо.

— А если в это был двойной джин?

— Бросьте чепуху молоть.

— И по-вашему, не было бы никакого вреда, если бы одна из них попросила глоточек?

— Конечно, — искренне удивился Лонни. — К чему это вы клоните, дружище?

— А к тому. Интересно знать, почему вы, накачиваясь целый день, набросились на Мэри Стюарт, когда та попросила глоточек бренди?

Словно при замедленной съемке, поставив на стол бутылку и стакан, Лонни с трудом поднялся. Вид у старика был усталый и жалкий.

— Когда вы вошли, я сразу смекнул что к чему, — с тоскою в голосе произнес он. — С самого начала вы хотели задать мне этот вопрос. — Не глядя на меня, он покачал головой и добавил вполголоса:

— А я думал, вы мой друг.

И с этими словами нетвердой походкой вышел.

Глава 8

Северо-западная часть бухты Сор-Хамна, где стал на якорь траулер, находится менее чем в трех милях к северо-востоку от южной оконечности Медвежьего. Сама бухта, вытянутая в виде буквы V, шириною в километр и длиною в милю по направлению меридиана, с юга имеет выход. Восточный рукав бухты начинается от небольшого полуострова длиной метров триста, за которым простирается двухсотметровый участок воды с разбросанным по нему множеством мелких островов, за коими тянется остров побольше, узкий и длинный, на полмили в сторону южного мыса. Суша, к северу и югу низменная, к западу довольно круто поднимается вверх, нигде не достигая высоты более тысячи двухсот метров. Тут не увидишь горделивых утесов Хамбергфьеля или Птичьего хребта, расположенных южнее. Здесь суша была покрыта снегом, особенно глубоким на северных склонах холмов, где его не успевало расплавить катившееся низко над горизонтом солнце.

Сор-Хамна не только лучшее, но, по существу, и единственное на Медвежьем острове место, пригодное для якорной стоянки. Когда с веста дует ветер, суда надежно защищены. Немногим хуже защищены они от северного ветра.

При остовых ветрах корабли также находятся в сравнительной безопасности, очутившись между мысом Капп Хеер и островом Макель. Едва же погода ухудшится, всегда можно подойти к острову поближе. и там укрыться. Зато при южном ветре судно оказывалось во власти бури.

Вот почему разгрузка шла с такой лихорадочной поспешностью. Уже при нашем приближении ветер, поворачивающий в течение последних полутора суток по часовой стрелке, стал увеличивать свое круговое перемещение и скорость и дул с оста. Теперь его направление изменилось на ост-зюйд-остовое, и судно начало потряхивать.

Стоя на якоре, «Морнинг роуз» смогла бы с успехом переждать шторм, но беда в том, что судно не стояло на якоре, а было пришвартовано к полуразрушенному пирсу, сложенному из известняка: ни металлические, ни деревянные конструкции не выдержали бы ударов волн. Пирс был построен еще в начале века. Когда-то он имел форму Т, но левая часть горизонтали почти исчезла, а южная сторона вертикали была значительно повреждена. Именно об эту полуразрушенную часть пирса и начало бить наш траулер. Не помогали ни кранцы из кусков мягкой древесины, ни автомобильные покрышки. Особого вреда судну это не причиняло (траулеры славятся своей прочностью), зато разрушало причал. Через определенные промежутки времени от пирса отваливались каменные глыбы и падали в воду, и, поскольку на причале находилось почти все наше горючее, продовольствие и оснащение, подобное зрелище не очень-то нас радовало.

Вначале, когда судно ошвартовалось, незадолго до полудня, разгрузка шла весьма быстро. Только с шавками мисс Хейнс пришлось повозиться: огрызались, того и гляди укусят. Не успел тральщик подойти к причалу, как на воду была спущена пятиметровая рабочая шлюпка, а следом за ней — четырехметровый катерок с подвесным мотором. Они предназначались для нас. За какие-то десять минут с помощью специально усиленной носовой стрелы с палубы подняли модель центральной секции субмарины и опустили в воду, где это сооружение, очевидно благодаря наличию четырех тонн балласта, держалось весьма устойчиво. Но когда на верхнюю часть секции опустили рубку и стали ее привинчивать болтами, возникли затруднения.

Оказалось, что болты не попадают в гнезда. Гуэн, Хейсман и Страйкер, которые наблюдали за заводскими испытаниями, заявили, что тогда все шло как по маслу. Сейчас же этого не происходило: овального сечения рубка не ложилась на четырехдюймовой ширины фланец. Очевидно, во время шторма рубку деформировало.

Дело можно было бы поправить в считанные минуты, если бы мы располагали квалифицированными рабочими и необходимым оборудованием. Но минуты растягивались в часы. Раз десять с помощью передней стрелы рубку опускали, столько же раз пришлось ее поднимать и выправлять ударами кувалды. Едва деформация исправлялась в одном месте, как возникала в другом. Хотя модель секции подлодки была в достаточной мере защищена пирсом и корпусом судна, дело осложнилось появлением волн.

Капитана Имри все это не тревожило, что вполне соответствовало его натуре. Но, странное дело, с момента прибытия судна в Сор-Хамна ничего крепче кофе он не пил. Помимо порядка на судне — до пассажиров ему не было никакого дела, — главная его забота заключалась в том, чтобы как можно скорее освободить ордек от палубного груза, хотя, по словам Джеррана, согласно договору о фрахте, прежде чем взять курс на Гаммерфест, капитан обязан был доставить на берег и груз, и пассажиров. И еще одно тревожило старого моряка: надвигалась темнота, погода ухудшалась, а передняя стрела была все еще поднята, так как боевая рубка не встала на место.

28
{"b":"18830","o":1}