ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нацелившись в злоумышленника, он стоял, раздумывая. Слишком все просто, слишком подозрительно. Прошло с полминуты, но упавший не шевелился. Шагнув поближе, Мэллори точным и сильным движением пнул лежащего по наружной части правого колена.

Старый, но испытанный прием. Боль непродолжительна, но знать о себе дает. Однако незнакомец не подавал никаких признаков жизни.

Наклонясь, свободной рукой Мэллори ухватился за лямки вещмешка и поволок незнакомца к двери. Тот был легок как пушинка. Немцев на острове гораздо больше на душу населения, чем на Крите, так что здешним жителям приходится затягивать пояса, с сочувствием подумал новозеландец. Как же иначе. Зря он так врезал бедняге.

Ни слова не говоря, Миллер взял незнакомца за ноги и вместе с капитаном бесцеремонно швырнул на нары, стоявшие в дальнем углу.

— Ловко ты его, шеф, — одобрительно произнес американец.

— Я даже не услышал звука. Кто этот тяжеловес?

— Представления не имею, — покачал головой Мэллори. Кожа да кости, одна кожа да кости. Закрой-ка дверь, Дасти, посмотрим, что это за птица.

Глава 8

Вторник. 19:00-00:15

Прошла минута, другая. Человечек зашевелился и со стоном сел, поддерживаемый капитаном под локоть. Щурясь, встряхнул головой, в которой еще стоял туман. Подняв глаза, при тусклом свете керосинового фонаря перевел взгляд с Мэллори на капрала, потом обратно.

На смуглых щеках появился румянец, густые темные усы сердито ощетинились, в глазах вспыхнул гнев. Человечек оторвал от себя руку капитана.

— Кто такие? — произнес он по-английски почти без акцента.

— Прошу прощения, но чем меньше будете знать, тем лучше. — Мэллори улыбнулся, чтобы фраза прозвучала не так обидно. Для вас же самих. Как себя чувствуете?

Потирая солнечное сплетение, коротышка согнул ногу и скривился от боли:

— Здорово вы меня шарахнули.

— Что поделать? — Протянув назад руку, капитан поднял с пола дубинку. — Вы же сами меня этой палкой намеревались огреть. Что же, мне следовало шляпу снять, чтобы удар был покрепче?

— А вы шутник, — ответил человечек, снова попробовав согнуть ногу. — Колено болит, — укоризненно посмотрел он на Мэллори.

— Сначала о главном. Зачем вам эта дубина?

— Хотел сбить вас с ног и посмотреть, кто таков, нетерпеливо ответил коротышка. — Это самый надежный способ. Вдруг вы из горно-пехотного батальона… Почему у меня колено так болит?

— Упали неудачно, — без тени смущения солгал новозеландец. — Что вы тут делаете?

— А кто вы такой? — спросил в свою очередь человечек.

— Интересный у вас разговор, шеф, — кашлянул Миллер, нарочно посмотрев на часы.

— Ты прав, Дасти. Не ночевать же нам здесь. — Протянув назад руку, капитан поднял котомку незнакомца и швырнул американцу. — Загляни-ка, что там у него.

Странное дело, незнакомец даже не пытался протестовать.

— Харч! — благоговейно произнес капрал. — И какой харч! Жаркое, хлеб, сыр и еще — вино. — Неохотно завязав котомку, Миллер окинул пленника любопытным взглядом. — Ну и выбрал времечко для пикника!

— Так вы американец, янки! — улыбнулся человечек. — Уже хорошо!

— Что ты хочешь этим сказать? — подозрительно спросил капрал.

— Убедись сам, — благодушно ответил незнакомец, небрежно кивнув в дальний угол. — Взгляни туда.

Мэллори оглянулся. Поняв, что его обвели вокруг пальца, повернулся назад. Подавшись вперед, осторожно коснулся руки американца.

— Не делай резких движений, Дасти. И не трогай свою пушку. Похоже на то, что наш приятель пришел не один. — Сжав губы, Мэллори молча обругал себя за свое легкомыслие. Ведь Дасти говорил, что слышит голоса. Видно, из-за усталости он не придал этому значения…

В дверях встал высокий худой мужчина. Липа его из-под белого капюшона не разглядеть, но в руках карабин. Системы «ли энфилд», механически отметил Мэллори.

— Не стреляй! — торопливо произнес по-гречески низенький. — Я почти уверен, это те, кого мы ждем, Панаис.

Панаис! Мэллори облегченно вздохнул. Одно из имен, которые назвал месье Влакос во время их встречи в Александрии.

— Теперь мы поменялись ролями, не так ли? — улыбнулся низенький, глядя на капитана прищуренными глазами. Усы его задиристо встопорщились. — Еще раз спрашиваю, кто вы такие?

— Мы из диверсионной группы, — ответил не мешкая Мэллори.

— Вас каперанг Дженсен прислал?

Новозеландец с чувством облегчения опустился на нары.

— Мы среди друзей, Дасти. — Посмотрев на низенького грека, он проговорил:

— Вы, должно быть, Лука. Первый платан на площади в Маргарите?

Человек просиял и с поклоном протянул руку.

— Лука. К вашим услугам, сэр.

— А это, конечно, Панаис?

Стоявший в дверном проеме темноволосый мрачный верзила коротко кивнул, но не сказал ни слова.

— Мы те самые, кто вам нужен! — радостно улыбался маленький грек. — Лука и Панаис. Выходит, о нас знают в Александрии! — произнес он с гордостью.

— Разумеется! — спрятал улыбку Мэллори. — О вас очень высокого мнения. Вы и прежде оказывали союзникам неоценимые услуги.

— И снова окажем, — живо отозвался Лука. — Что же мы время-то теряем? Немцы уже по горам рыщут. Чем можем мы вам помочь?

— Продовольствием, Лука. Нам позарез нужна еда.

— Еды сколько угодно, — с гордым видом указал на котомки маленький грек. — Мы вам ее в горы несли.

— Нам, в горы?.. — воскликнул пораженный Мэллори. — А как вы узнали, где мы находимся? И вообще, что мы высадились на остров?

— Дело нехитрое, — небрежно махнул рукой грек. — Едва рассвело, в южном направлении по улицам деревни прошел отряд немецких солдат. Они направились в горы. Все утро прочесывали восточный склон Костоса. Мы сообразили: высадилась какая-то группа, ее-то солдаты и ищут. Кроме того, мы узнали, что немцы поставили посты с обоих концов дороги вдоль южного берега острова. Выходит, вы пришли сюда со стороны западного перевала.

Фрицы этого не ожидали, вы их одурачили. Вот мы и отправились вас искать.

— Вам бы ни за что не удалось нас найти.

— Мы бы непременно вас отыскали, — уверенно заявил Лука. — Мы с Панаисом изучили на острове каждый камень, каждую травинку. — Передернув плечами, грек невесело посмотрел на снежную круговерть. — Хуже не могли выбрать погоду.

— Лучше не могли выбрать, — угрюмо отозвался Мэллори.

— Да, вчера ночью погода была подходящей, — согласился Лука. — Кому пришло бы в голову, что вы полетите при таком ветре, под таким ливнем. Кто бы услышал шум самолета или допустил мысль, что вы станете прыгать с парашютом…

— Мы прибыли морем, — прервал его новозеландец, небрежно махнув в сторону побережья. — Поднимались по южному утесу.

— Что? По южному утесу! — недоверчиво воскликнул Лука.

— Никому не удавалось преодолеть этот утес. Это невозможно!

— Добравшись примерно до половины скалы, мы тоже так подумали, — признался Мэллори. — Дасти может подтвердить. Так все и было.

Отступив на шаг, грек категорически заявил:

— А я утверждаю, это невозможно. — Лицо его было непроницаемо.

— Он правду говорит, Лука, — спокойно произнес Миллер.

— Ты что, газет не читаешь?

— Как это — не читаю! — ощетинился маленький грек. Что же я — как это называется — неуч?

— Тогда вспомни, о чем писали в газетах перед самой войной, — посоветовал янки. — Вспомни, что писали про Гималаи, про альпинистов. Ты наверняка видел его фотографии не раз и не два, а все сто. — Капрал изучающим взглядом посмотрел на Мэллори. — Только тогда он выглядел посимпатичней. Ты должен помнить. Это же Мэллори, Кейт Мэллори из Новой Зеландии.

Капитан молчал, наблюдая за Лукой. Лицо грека выражало изумление. Смешно сощурив глаза, человечек наклонил голову набок. Видно, внутри ее сработало какое-то реле, лицо засияло радостными морщинами. Недоверчивости как не бывало. Протянув в приветствии руку. Лука шагнул навстречу капитану.

— Ей-богу, ты прав! Мэллори! Ну, конечно же, это Мэллори! — восторженно воскликнул грек и, вцепившись новозеландцу в руку, принялся трясти ее. — Американец действительно правду говорит. Заросли вы щетиной… Да и выглядите старше своих лет.

28
{"b":"18835","o":1}