ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через час будете дома. Но прежде всего поговорим о крепости. Мэллори извлек из нагрудного кармана карту, составленную Эженом Влакосом, и, обратясь к Панаису, заговорил с ним на диалекте островитян. — Послушайте, Панаис. Я слышал, вы изучили крепость не хуже, чем Лука свой огород. Мне и самому многое известно, но хотелось бы, чтоб вы рассказали все, что знаете, — о ее планировке, орудийных позициях, артиллерийских складах, энергетических установках, казармах, системе охраны, выходах, сигнализации. Нас интересуют даже мелочи; где тени более и где менее густы, словом, все. Хотя какие-то подробности могут показаться вам несущественными, сообщите и о них. Скажем, где-то дверь открывается внутрь, а не наружу. Такая деталь может спасти тысячу жизней.

— А сам майор как намерен попасть в крепость? полюбопытствовал Лука.

— Сам не знаю. Надо сначала взглянуть на нее. — Заметив пристальный взгляд Андреа, новозеландец отвернулся. Согласно плану, им следовало проникнуть в крепость на борту торпедного катера. В этом изюминка всей операции, о ней должно знать как можно меньше людей.

Почти полчаса Мэллори вместе с тремя греками изучали карту при свете костра. Капитан проверял данные, добросовестно наносил карандашом новую информацию, полученную от Панаиса, а знал тот очень много. Просто немыслимо, как человек сумел столько запомнить, всего два раза, да еще ночью, побывав в крепости. Он обладал фотографической зрительной памятью.

Мэллори считал, что виной тому — неистребимая ненависть Панаиса к немцам. Уверенность в успехе операции крепла в нем с каждой секундой.

Неясный гул голосов нарушил тревожный сон Кейси Брауна. Он подошел к Энди Стивенсу. Тот сидел, прислонясь к стене и что-то говорил. Временами он рассуждал здраво, временами нес ахинею.

Кейси понял, что тут ему делать нечего; раненым уже занимался Миллер. Тот обрабатывал раны, менял повязки. Помогал ему Андреа, и помогал умело. Приблизясь к устью пещеры, Кейси рассеянно послушал разговор по-гречески, затем вышел из укрытия, чтобы глотнуть свежего ночного воздуха. Из-за того, что в пещере, где не было вентиляции, собралось сразу семь человек и постоянно горел костер, там стало невыносимо душно.

Полминуты спустя Браун вернулся и плотно задернул полог.

— Тихо, все! — прошептал он. — Неподалеку от пещеры я слышал какой-то звук. Дважды, сэр.

Выругавшись вполголоса, Панаис вскочил, словно дикая кошка. В руке его сверкнул длинный обоюдоострый нож. Никто не успел и слова произнести, как грек выскользнул из пещеры.

Андреа хотел было последовать его примеру, но Мэллори жестом остановил его.

— Оставайся на месте. Наш друг Панаис чересчур опрометчив, — негромко произнес капитан. — Возможно, там никого и нет. А может, это уловка… Проклятье!

В эту минуту Стивенc громко забормотал.

— Началось. Сделай что-нибудь…

Но Андреа уже наклонился над больным. Взяв его руку в свою, принялся второй рукой гладить горячий лоб больного, его волосы, что-то твердя негромким, успокаивающим голосом. Сначала Стивенc не обращал на него внимания, продолжая говорить несвязные, бессмысленные слова. Но затем, под гипнотическим воздействием рук, ласкового голоса бормотание стало стихать и смолкло. Внезапно юноша очнулся и, открыв глаза, произнес здраво:

— В чем дело, Андреа? Почему вы…

— Тсс! — прижал к губам палец Мэллори. — Кто-то идет…

— Это Панаис, сэр, — проронил Браун, посмотрев в щель.

— Поднимается по лощине.

Минуту спустя, вернувшись в пещеру. Панаис сел на корточки у огня.

— Никого там нет, — сказал он сердито. — Одни козы. В нижней части склона. И все.

Мэллори перевел его слова товарищам.

— На коз не похоже, — упрямился Браун. — Звук был не такой.

— Пойду взгляну, — проговорил Андреа. — Выясню, что там такое. Не думаю, чтоб Угрюмый ошибся. — Прежде чем Мэллори успел возразить, рослый грек скрылся во тьме. Минуты через три он вернулся. — Панаис прав. Никого там нет. Я и коз-то не увидел.

— Наверно, это были козы, Кейси, — сказал Мэллори. — И все-таки что-то тут неладно. Снег почти перестал, ветер ослаб, а по долине бродят немецкие дозоры. Думаю, вам обоим пора уходить. Только будьте начеку. Если кто-то попытается вас задержать, бейте наповал. Все равно на нас подумают.

— Наповал! — презрительно усмехнулся Лука. — Излишне об этом напоминать, майор, если с нами Угрюмый. Иначе он и не умеет стрелять.

— Вот и отлично. Ну, ступайте. Чертовски жаль, что вы влипли в эту историю. Но раз уж так получилось, низкий вам поклон за все, что вы для нас сделали. В половине седьмого увидимся.

— В половине седьмого, — эхом отозвался Лука. Оливковая роща на берегу ручья, к югу от селения. Будем вас там ждать.

Спустя две минуты обоих греков не было ни видно, ни слышно. Лишь легкое потрескивание угольков в догорающем костре нарушало тишину, воцарившуюся в пещере. Браун занял наружный пост. Энди забылся тревожным горячечным сном. Склонившись над раненым, капрал посмотрел на него долгим взглядом, затем неслышным шагом подошел к Мэллори. В правой руке он держал ком окровавленных бинтов.

— Понюхай-ка, шеф! — проронил янки. — Да не очень спеши. Подавшись вперед, капитан тотчас же отшатнулся.

— Ну и вонь, Дасти! — брезгливо поморщился он. Помолчав, спросил, заранее зная ответ. — Что это, черт побери?

— Гангрена. — С усилием опустившись рядом с Мэллори, американец швырнул бинты в огонь. Усталым, подавленным голосом добавил:

— Газовая гангрена. Распространяется со скоростью лесного пожара. А парень и без того-то одной ногой в могиле.

Зря я только старался.

Глава 10

Во вторник ночью. 04:00-06:00

Немцы захватили всех в самом начале пятого. Смертельно устав, не успев очнуться от сна, диверсанты не могли оказать ни малейшего сопротивления. И план, и координация действий, и осуществление операции были безупречны. Обитателей пещеры застали врасплох.

Первым проснулся Андреа. Те клетки мозга, которые постоянно бодрствуют, зарегистрировали посторонние звуки; грек мгновенно поднялся на локтях и схватил заряженный автомат, стоявший на боевом взводе. Но белый сноп света, вспоровший темноту, ослепил его, и сжимавшая ложу рука застыла прежде, чем раздалась отрывистая команда.

— Всем лежать! — проговорил человек с фонарем на безукоризненном, с почти незаметным акцентом, английском языке.

В ледяном голосе прозвучала угроза. — Кто двинется с места, будет убит!

Вспыхнул еще один фонарь и еще. В пещере стало светло как днем. Сна у Мэллори ни в одном глазу. Он лежал неподвижно, щурясь от ярких лучей. Бледное их отражение освещало нечеткие силуэты автоматчиков.

— Руки за голову, спиной к стене! — властно произнес немец. — Всмотритесь в них хорошенько, унтер-офицер. — Это был уже не приказ, а предложение, но ни луч фонаря, ни ствол автомата не колыхнулись. — Спокойны, как манекены, даже бровью не повели! Опасный народ, унтер-офицер. Англичане умеют готовить головорезов!

Почти осязаемое чувство горечи охватило Мэллори. Он ощущал его на вкус. На мгновение потеряв над собой контроль, он представил себе, что вот-вот должно случиться. Но тут же усилием воли отбросил эту мысль. Нужно думать о настоящем! Еще не все потеряно, если с ними Андреа. Любопытно, заметил ли, услышал ли немцев Кейси и что с ним. Капитан хотел было справиться о нем, но в последнюю минуту спохватился: а вдруг тот на свободе.

— Как вам удалось нас отыскать? — спокойно спросил он.

— Только неумные люди жгут можжевельник, — презрительно ответил офицер. — Мы целый день и почти всю ночь находились на горе Костос. Этот запах почуял бы и мертвец.

— На горе Костос? — недоверчиво покачал головой Миллер.

— Каким это вас образом…

— Хватит разговаривать! — оборвал его офицер и, обернувшись, приказал кому-то по-немецки:

— Сорвать брезент!

Прикройте нас с обеих сторон. — Снова повернувшись к обитателям пещеры, он почти незаметным движением руки показал в сторону устья:

33
{"b":"18835","o":1}