ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При виде искаженной злобой, с оскаленными зубами, физиономии гауптмана Мэллори отшатнулся. Не рассчитав в гневе силы удара. Шкода промахнулся и едва не потерял равновесие.

Спустя мгновение гауптман взвыл от боли: тяжелый ботинок новозеландца угодил ему чуть выше колена. Не успел немец коснуться пола, как упруго, точно кошка, вскочил, сделал шаг, но ушибленная нога подвернулась, и он рухнул наземь.

На мгновение в комнате воцарилась тишина. Все словно окаменели. Опираясь о край громадного стола, Шкода с трудом поднялся. Он часто дышал, белые губы сжаты в прямую линию, на пергаментном лице алеет след от сабельного удара. Не глядя ни на Мэллори, ни на остальных присутствующих, гауптман со зловещей неторопливостью двигался вокруг стола. Скользя по его обитой кожей крышке, ладони издавали неприятный звук, действовавший на нервы, и без того натянутые как струна.

Новозеландец с бесстрастным лицом наблюдал за гауптманом, мысленно проклиная себя за то, что переборщил. Он не сомневался, как не сомневался никто из присутствующих в караулке, в том, что Шкода намерен застрелить его. Но Мэллори не умрет. Умрут лишь Шкода и Андреа. Шкода будет пронзен метательным ножом: грек вытирал с лица кровь рукавом, кончики пальцев его всего в нескольких сантиметрах от ножен. Андреа же погибнет от пуль часовых; кроме ножа, иного оружия у него нет.

Дурак ты, дурак! — твердил мысленно капитан. — Идиот безмозглый! Чуть повернув голову, краешком глаза он посмотрел на часового, который был ближе всех. Но и до него самое малое метра два. Часовой успеет прошить его насквозь. Но он попробует. Должен попробовать. Андреа он в беде не оставит.

Выдвинув ящик стола, гауптман достал пистолет.

Автоматический, бесстрастно подумал Мэллори. Вороненый, короткий ствол, похож на игрушку. Но игрушка опасная. Иного оружия у Шкоды не могло и быть. Гауптман не спеша нажал на защелку магазина, проверил патроны, ударом ладони загнал магазин в рукоятку и, поставив оружие на боевой взвод, посмотрел на Мэллори. Выражение глаз у гауптмана не изменилось; они были так же холодны, темны и пусты. Бросив беглый взгляд на Андреа, новозеландец напрягся, готовый к броску. Сейчас это произойдет. Вот как умирают такие болваны, как он, Кейт Мэллори. Внезапно, сам не зная почему, он обмяк. Глаза его были все еще направлены на Андреа, а глаза друга — на него.

Огромная ладонь спокойно скользнула вниз. Ножа в ней не было…

Возле стола началась возня. Обер-лейтенант прижал к столу пистолет, который держал Шкода.

— Не надо, герр гауптман! — умолял Турциг. — Ради Бога, только не это!

— Убери руки! — прошипел Шкода, не отрывая неподвижного взгляда от лица Мэллори. — Повторяю, убери руки, не то составишь компанию капитану Мэллори.

— Вы, не посмеете застрелить его, господин гауптман! упрямо твердил обер-лейтенант. — Нельзя этого делать! Herr Kommandant дал четкие указания, гауптман Шкода. Командира группы приказано доставить к нему живым.

— Он убит при попытке к бегству, — хриплым голосом произнес Шкода.

— Ничего не получится, — помотал головой обер-лейтенант.

— Не можем же мы расстрелять всех. Остальные пленные доложат, как было дело. — Отпустив руку гауптмана, Турциг добавил: Herr Kommandant велел доставить его живым. Но не сказал, в каком виде. — Обер-лейтенант доверительно понизил голос. Предположим, нам никак не удавалось развязать капитану Мэллори язык.

— Что? Как вы сказали? — мертвая голова оскалила зубы, и Шкода вновь стал самим собой. — Вы переусердствовали, обер-лейтенант. Не забывайтесь. Кого вы вздумали учить? Именно так я и намеревался поступить. Хотел припугнуть Мэллори, чтоб он стал поразговорчивее. А вы мне все дело испортили. Гауптман вновь улыбался, голос его звучал чуть ли не игриво. Но новозеландца не проведешь: молодой обер-лейтенант из Альпийского корпуса спас ему жизнь. Такой человек, как Турциг, достоин уважения и дружбы. Если бы не эта треклятая бессмысленная война!.. Положив пистолет на стол. Шкода вновь приблизился к капитану.

— Может, хватит валять дурака, капитан Мэллори? — зубы гауптмана блеснули при свете лампочки без абажура. — Не ночевать же нам здесь.

Взглянув на Шкоду, новозеландец отвернулся. Хотя в тесном караульном помещении было тепло, почти душно, по спине его пробежал холодок. Капитан инстинктивно понял всю гнусность натуры этого немца.

— Так, так, так… Что-то мы нынче неразговорчивы, друг мой. — Вполголоса мурлыкая песенку, гауптман улыбнулся еще шире. — Так где же взрывчатка, капитан Мэллори?

— Взрывчатка? — удивленно выгнул бровь новозеландец. Не понимаю, о чем вы.

— Память отшибло?

— Не понимаю, о чем вы говорите.

— Ах, вот как! — По-прежнему мурлыкая мелодию. Шкода подошел к Миллеру. — Что скажешь ты, мой друг?

— У меня с памятью в порядке, — непринужденно ответил янки. — Капитан все перепутал.

— Вот и молодчина, — промурлыкал Шкода. В голосе его прозвучала нотка разочарования. — Продолжай, друг мой.

— Очень уж ненаблюдателен капитан Мэллори, — растягивая слоги, продолжал Дасти. — В зоопарке мы с ним были вместе.

Клевещет он на благородную птицу. То был вовсе не канюк, а стервятник.

На мгновение улыбка с лица Шкоды исчезла. Затем появилась вновь — неживая, холодная, словно приклеенная.

— Очень остроумный народ подобрался, вы не находите, Турциг? Просто группа конферансье из мюзик-холла. Пусть повеселятся, пока палач не надел им пеньковый галстук на шею…

— Бросив взгляд на Кейси Брауна, гауптман спросил; — Может, ты ответишь?

— Ответишь, если себя в очко отметишь, — прорычал Браун.

— В очко? Не знаю такого выражения, но, полагаю, ничего для себя лестного я тут не найду. — Достав из плоского портсигара сигарету. Шкода постучал мундштуком по ногтю. Гм-м-м. Не скажу, что они чересчур покладисты. Как вы находите, обер-лейтенант?

— Этих людей не заставишь говорить, — с твердой уверенностью произнес Турциг.

— Возможно, возможно, — невозмутимо ответил Шкода. — И все-таки я получу необходимую мне информацию. Через пять минут получу. — Неторопливо подойдя к столу, гауптман нажал на кнопку, вставил в нефритовый мундштук сигарету и, скрестив ноги в начищенных сапогах, с надменной презрительностью оглядел пленных.

Неожиданно раскрылась боковая дверь, и, подталкиваемые дулом винтовки, в комнату, спотыкаясь, вошли два связанных, залитых кровью человека. Мэллори так и обмер, почти до боли впились его ногти в ладони. Это были Лука и Панаис! У Луки рассечена бровь, у Панаиса рана на голове. Их-таки схватили.

Оба грека были без верхней одежды. Лука лишился великолепно расшитой куртки, пунцового кушака и обычного своего арсенала.

Маленький грек выглядел нелепо: жалкий и убитый горем, он в то же время побагровел от гнева; усы его топорщились как никогда грозно. Мэллори посмотрел на него равнодушно, словно не узнавая.

— Вот вы каков, капитан Мэллори, — с укором смотрел на новозеландца гауптман. — Что ж вы не здороваетесь со своими старыми друзьями? Не хотите? Или растерялись? — продолжал он ласковым тоном. — Не рассчитывали встретиться с ними так скоро, капитан?

— На пушку хотите взять? — презрительно отозвался Мэллори. — Я этих людей в глаза никогда не видел. — При этом он поймал на себе взгляд Панаиса, полный такой черной злобы и недоброжелательности, что ему стало жутко.

— Как же иначе. У людей память такая короткая, не так ли, капитан Мэллори? — театрально вздохнул Шкода, наслаждаясь своей ролью. Так играет кошка с мышью. — Что ж, попробуем еще разок. — Круто повернувшись, гауптман подошел к скамье, на которой лежал Стивенc и, прежде чем кто-либо успел понять, в чем дело, ребром ладони ударил по изувеченной ноге юноши чуть пониже колена… Энди дернулся всем телом, но не издал ни звука. Находясь в полном сознании, он с улыбкой смотрел на немца. Лишь из прокушенной губы сочилась кровь.

— Напрасно вы это сделали, гауптман Шкода, — произнес Мэллори едва слышным голосом, прозвучавшим неестественно громко в воцарившейся тишине. — Вы за это умрете, гауптман Шкода.

38
{"b":"18835","o":1}