ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Им, чертячником, и повешенный.

«Иду! Ужо иду, сястра…»

Часть вторая. Круги на воде

В нескольких шагах от нее на ветке сидел Чеширский Кот.

Завидев Алису, Кот только улыбнулся. Вид у него был добродушный, но когти длинные, а зубов так много, что Алиса сразу поняла, что с ним шутки плохи.

Л. Кэррол. Алиса в Стране чудес

— Ты хотел сказать, как тебя зовут.

— Честер. К твоим услугам.

— Честер находится в графстве Чешир, — гордо сообщила она. — Я недавно учила в школе. Значит, ты Чеширский Кот? А как ты собираешься мне услужить? Сделаешь что-нибудь приятное?

— Просто не сделаю тебе ничего неприятного, — улыбнулся я, показывая зубы… — Считай это услугой.

А. Сапковский. Золотой полдень

Начиная с 60-х годов нынешнего столетия из разных частей Великобритании поступают сообщения о встречах с крупными кошачьими. …Считается, что это могут быть сбежавшие из цирков или зоопарков пумы, леопарды, львицы и т.д. Единственной неувязкой является абсолютное расхождение в сообщениях о подобных побегах с появлением таинственных кошек.

И. Остапович. Прообраз собаки Баскервилей?

Глава первая

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,

Не проси об этом счастье, отравляющем миры,

Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,

Что такое темный ужас начинателя игры!

Н. Гумилев
1

Игорь Всеволодович с первых же минут показался Максу человеком больным. Но то ночью, полусонному — всякое ведь может примерещиться. Однако же и утром, сидя за завтраком и незаметно разглядывая гостя, мальчик снова убедился: тот нездоров.

— …Одним словом, кругов твоих здесь полно, — подытожил Юрий Николаевич.

— К каким отправимся? Есть у реки и есть у леса, откуда ты вчера шел.

Журналист отхлебнул молока и потянулся за полотенцем, чтобы промокнуть побелевшие усы.

— А ты да яких прысаветуеш?

На цепкий мальчишечий взгляд, следивший за ним с самого утра, Остапович старался не обращать внимания.

— И те, и те интересны по-своему. Но если ты хочешь не просто поглядеть на них, а еще и очевидцев поискать, то лучше — к тем, что у речки.

«Интересно, — подумал Макс, — а такая болезнь… придумана уже? В смысле, ее уже признали за болезнь или еще нет. Когда с человеком вроде все в порядке, а внутри — какая-то неправильность. „Душевнобольные“? Не то. Он же не псих… кажется».

Мальчик до сих пор не мог понять, в чем дело. Но в своей оценке не сомневался: с Игорем Всеволодовичем что-то не в порядке. И это не какие-нибудь мимолетные тревоги, которые беспокоят гостя, нет. Да и, кстати, вряд ли тот сам осознает собственный разлад.

«Похоже на яблоко, в котором живет гусеница. Оно ведь, наверное, тоже и не подозревает, что заражено. Пока не сорвется».

— Ты идешь с нами, козаче?

— Да, дядь Юра. Конечно!

Через пару минут Макс уже забыл обо всех своих наблюдениях и мыслях. Сбегал за Дениской, и вместе со взрослыми они направились к кругам.

Узнав, что Остапович работает в столичной газете, Дениска сверкал глазами и не умолкал ни на секунду. А на спортивную сумку, которую нес с собой Игорь Всеволодович, косился, как кот на кувшин со сметаной. Но при этом — ни одного вопроса не задал, вообще ни словечка не сказал гостю. Болтал с Максом: о плененных кузнечиках, о том, что надо бы выбраться на Струйную порыбачить, да вот неизвестно, получится ли; о том, что причина — в бабке, решила вдруг, представь, услать обратно в город, ни с того ни с сего, посреди лета! И так далее.

Зато когда Остапович поинтересовался, знаком ли Дениска с ребятами, которые обнаружили круги, тот уж своего не упустил. Само собой, знаком! И с Михасем Даренком, и с Толяном Белым, и с Володьками (их в Стаячым три, Дылдоня, Робин Гуд и Кабанец, последнее — не кличка, а фамилия), и, натурально, с Захаркой!.. А? Которые первые на круги наткнулись? Так все наткнулись, они обычно толпенью ходят. Где найти? Дык на речке ведь, рыбалят…

— Чего ж я тебя туда и веду, — заметил дядя Юра. — Они с утра по улице проходили — так о чем-то спорили да ведрами гремели, что я проснулся. Выглянул: каждый с удочкой.

Элементарно, Ватсон!

— Понятно, — протянул Игорь Всеволодович. — Можа, яны чаго и видзели.

Журский скептически прищурил глаза, наблюдая за аистом, летящим высоко в небе:

— Сомневаюсь. Если б видели, уже бы раззвонили по всему селу. Как минимум, об этом знали бы наши орлы. А, орлы? Не ведаете, как круги нарисовались?

«Орлы» дружно покачали головами, мол, слыхом не слыхали. Откуда?!

«Мы вообще тут ни при чем, наша морда — кирпичом, сами шланги, вам — все флаги», — вспомнился Максу дурацкий стишок-дразнилка.

— Я так и думал, — подытожил Юрий Николаевич. — Что ж, Игорь, до места мы добрались — тебе и карты в руки.

Тот уже не слышал. Зачарованный, журналист застыл, глядя на выдавленный в колосьях круг. Даже дядя Юра засмотрелся на такую диковинку.

И хорошо. Не видели, как стояли, разинув рты, их младшие спутники.

Еще бы!

Круг-то этот — не Дениска с Максом делали!..

2

«Значыць так… Глаунае — не спяшыць!» Опять руки дрожат, хотя, кажется, никто этого не замечает. Не до того, ни Юрию Николаевичу, ни пацанам. Они тоже зачудованы тем, что видят.

Позвякивает молния, сумка лопается перезревшим арбузом. Наружу извлекаются фотоаппарат, диктофон, блокнот с карандашом.

Сперва — заснять это!

Игорь шагает к тому месту, где колосья согнуты, нет, даже не согнуты, а словно вдавлены в землю!

…И, кажется, — сломаны!

«Не можа быць! Яны никали не бываюць паломаными. Тольки пагнутыя!» Он, конечно, не какой-нибудь академик уфологии, но многолетнее изучение газетных вырезок, знаете ли, тоже дает свои результаты. Любитель, профессионально подходящий к предмету своего увлечения, вот он кто! Звезд с неба не хватает, но уж про такие простые вещи, как состояние стеблей злаковых в месте возникновения аномалии или там обычные размеры круга… — в пять ночи разбудите: расскажет, опишет, гипотезы перечислит.

— Ну как, Игорь, какие выводы сделаешь? Был НЛО?

— Рана гаварыць.

То есть, будь здесь все, как полагается, как обычно, — ни минуты не сомневаясь подтвердил бы: НЛО, что ж еще! А так, из-за стеблей этих…

Хотя, может, перед нами новый тип летательного аппарата инопланетян. У них ведь тоже наука на месте не стоит, с шестидесятых-то годков наверняка чего-нибудь новое изобрели.

Такое, что при посадке стебли не сгибает, а именно ломает…

И дались они, стебли эти!

Журский заметил, что Игорь взбудоражен, и больше вопросов не задавал. Бродил у края круга, разглядывал. Колосок один сорвал, хотел надкусить, но передумал. А пацаны — те вообще куда-то сбежали. Неинтересно им наблюдать, как взрослый и с виду нормальный мужик ползает по земле, чего-то замеряет, зарисовывает, записывает, фотографирует невесть что…

«Але ж чаму яны тут так незвычайна размешчаны? Чаму?!» Он едва не отщелкал на этот круг целую пленку, но вовремя спохватился. Сделал все нужные замеры и попросил Юрия Николаевича отвести к следующим кругам.

— Давай-ка сначала поищем наших козаков, — предложил тот. — А то пока мы здесь с тобой восхищались неразгаданными тайнами мирозданья, они уже успели сбежать.

— Мы здесь! — отозвался Макс. — Мы на берег сбегали, посмотрели, где местные рыбалят. Нету их здесь

— Значыць, вышэй па цячэнню сядзяць, — объяснил Дениска. — Каля пагосту. Там клевае места.

— Дык идзем туды!

Игорь сложил сумку, и они отправились дальше.

«Няужо и астальные круги з такими сцеблями?..»

30
{"b":"1885","o":1}