ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В 1981 году появилась новая группа из трех кругов (одного большого и двух маленьких) вблизи от местечка Чизфут-Хед. В дальнейшем каждое последующее лето приносило свой «урожай» кругов, причем со временем их количество и сложность рисунка возрастали. Начали появляться и «родственники» английских кругов, в США, Южной Швеции, Японии. Причем подобные случаи, как выяснилось, были известны и раньше, например, в австралийском штате Квинсленд, где круги называли «гнездовьями тарелок», имея в виду тарелки летающие, то есть — НЛО.

Разумеется, ученые пытались так или иначе объяснить природу феномена. Одной из самых убедительных гипотез было предположение метеоролога Теренса Мидена. Его идея заключалась в том, что круги на полях злаковых образовывались небольшим смерчем, или самумом, который оказывается как бы в ловушке, образуя идеальные спирали. Эта теория могла бы даже использоваться для объяснения тройных образований, вроде обнаруженного в Чизфут-Хеде, если предположить, что три миниатюрных самума возникли одновременно вдоль фронта двух различных воздушных масс.

Однако, все оказалось значительно проще. В сентябре 1991 года газета «Тудей» опубликовала серию коротких заметок о двух жителях Саутгемптона, Даге Бауэре и Дейве Чорли, которые признались в том, что начиная с 1975 года создавали «злаковые круги». Даг, проявив интерес к «гнездовьям тарелок» в Квинсленде, однажды предложил приятелю позабавиться: нарисовать на каком-нибудь поле в Англии похожие «гнезда» и понаблюдать за реакцией уфологов (то бишь, людей, изучающих аномальные явления, в частности, НЛО, по-английски называемые UFO). Долгое время на результаты деятельности «шутников» никто не обращал внимания, но в конце концов «справедливость восторжествовала». Воодушевленные успехом, они все усложняли рисунки.

Самое интересное в этой истории то, что в других странах «подхватили эстафету». Например, в США изготовлением кругов занимался журналист Джим Шнабель, впоследствии написавший книгу об истории феномена «злаковых кругов». Существовали и другие любители розыгрышей. Инструментарий «рисовальщика» прост: деревянная планка, моток бечевки, бейсбольная кепочка и примитивное оптическое устройство. Один человек становится в центре, другой — ходит по кругу, держа бечеву с планкой на уровне колен. Колосья молодой пшеницы подгибаются и остаются дозревать в таком виде.

Самые догадливые фермеры не только последовали примеру «изобретателей», но и взимали с туристов за просмотр кругов деньги.

Все в истории, казалось бы, яснее ясного. Но существует и кое-что, о чем забывают скептики-ученые.

Прежде всего, австралийские «гнездовья тарелок», взятые Чорли и Бауэром за основу мистификации. Природа образования квинслендских кругов не установлена, как не установлены причины появления многих других подобных рисунков, появлявшихся на полях столетия назад и появляющихся по сей день. Кое-кто даже был свидетелем образования кругов (вот только, без участия человека).

Например, Гарри и Вивьен Томлинсоны из Гилфорда, графство Суррей, стали невольными зрителями подобногом действа природы. Вот что рассказывает Вивьен Томлинсон: «Поднялся сильный шум. Мы подняли головы, полагая, что над нами кружит вертолет, но в небе ничего не было. Мы почувствовали сильный ветер сбоку и сверху. Он буквально давил на нас. Невероятно, но волосы на голове моего мужа встали дыбом. Затем вихрь как бы раздвоился и зигзагом ушел в сторону. На наших глазах смерч в виде легкой колеблющейся дымки удалялся от нас, пока совсем не исчез, а мы оказались в центре круга с полеглой кукурузой. Вокруг опять было так тихо, что звенело в ушах».

Одним словом, загадка разгадана только наполовину. Если вообще разгадана.

Р. Малт»

«Наверняка псевдоним, — рассеянно подумал Макс. — Эр Малт, тоже мне оригинал!» Но статья, в общем, показалась ему интересной. Если, конечно, не учитывать заумных словечек типа «самум», «фронт воздушных масс» и тому подобного. То есть, Макс, само собой, понимает, о чем хотел сказать автор, но ведь журнал-то рассчитан на среднестатистичесго читателя-подростка, который вряд ли… а впрочем, это уже проблемы «среднестатистического читателя-подростка». Что же касается самой темы статьи…

Он не успел решить для себя, как отнестись к прочитанному. Пришел Юрий Николаевич с билетами, электричка отправлялась через десять минут, и нужно было идти занимать места.

Макс спрятал журнал в рюкзак и отправился вслед за дядей, чтобы благополучно забыть о прочитанном. До поры.

4

Вообще-то, Макс терпеть не мог электричек. Особенно после того, как в одном из заграничных фильмов увидел ее нью-йоркский вариант: чистую, сияющую, со свободными местами. (Правда, потом электричку взорвали — но не в этом же дело!) Сегодня была пятница, так что народу набилось до отказа. Юрий Николаевич с Максом протиснулись в вагон и стали у окна, рядом с непарным сидением. На сидении уже устроился какой-то долговязый подросток, прислонив к своим коленям спортивный велосипед. Рядом сидел сухопарый старичок с затертым до бесцветности рюкзачком и удочками; клевала носом женщина, обхватившая, словно главное сокровище жизни, пузатую сумку.

Все остальные места тоже оказались заняты.

Макс с неприязнью уставился на пацана с велосипедом: у него до сих пор велика не было. И, вероятно, если и появится, то нескоро..

«Ну ладно, — подумал Макс, — пускай даже у него есть велик. Так уж хотя бы не садился, уступил место другим. Вон, старушка зашла».

В это время подросток нерешительно кашлянул и поднялся:

— Садитесь, бабушка.

Та с благодарными пришептываниями опустилась на сидение. Подросток пристроился у окна, протиснувшись мимо Юрия Николаевича и его племянника.

В вагоне стало еще теснее, и Максу пришлось подвинуться, чтобы велосипедные «рога» случайно не выкололи ему глаза. Он снова неодобрительно зыркнул на пацана и покосился на дядю (не скажет ли нахалу, чтобы был поосторожнее), но Юрий Николаевич думал о чем-то своем и не обратил на происходящее ровным счетом никакого внимания.

«Асцярожна, дверы зачыняюцца…» Качнулись. Поехали.

«Рога» шевельнулись в опасной близи от Максовых глаз. Он оглядел салон в поисках хотя бы малейшего признака сочувствия со стороны окружающих. Никто ничего.

«… И почему люди не могут быть повнимательнее к окружающим?» Тут Макс подумал о себе. Он вот сейчас злится на этого подростка с велосипедом… за то, что думал о нем плохо, и, как оказалось, был неправ. И еще — завидует.

Максу стало стыдно, он почувстовал, как краснеют уши, но не подал виду. А ведь дядя Юра говорил: «Относись к другим так, как ты хотел бы, чтобы относились к тебе». Наверное, не ахти какая истина, и не сам дядя ее придумал, но впервые Макс услышал эти слова от него… кажется. Или от отца?

Электричка замедлила свой полет, остановилась. Часть пассажиров сошла на станции, но вместо них набралось предостаточно новых. В противоположном конце вагона в тамбур забежал упитанный бородатый мужчина и проорал зычным голосом: «Газета „Веселый Уик-энд“! С программой телепередач и эротическим гороскопом на будущую неделю! Также — кроссворды и лучшие анекдоты!» Многие потянулись за кошельками.

…Макс следил за продвижением бородача и поэтому не сразу заметил цыган. Их было трое: низкорослая загорелая женщина в старом, когда-то радужно-ярком платке и облегающем, таком же выцветшем платье; цыганка няньчила туго спеленутого младенца, чуть впереди стоял ребенок постарше, лет четырех-пяти. Они, наверное, вошли в тамбур сразу же после продавца газет, но стояли и выжидали. «Наверное, смотрят, у кого есть деньги», — подумал Макс.

Бородач уже почти добрался до того конца вагона, где стояли мальчик с дядей; цыгане, как по сигналу, начали свое продвижение вслед за продавцом. Но перед этим женщина с детьми остановилась, чтобы воззвать: «Людзеньки добрыя! Памажыце, чым можыце, каб сыночкау прагадаваць!» Впереди бежал мальчик, нагло вжимаясь в пространство между людьми и подолгу останавливая молящий настойчивый взгляд на некоторых. Как правило, на тех, кто держал в руках «Веселый Уик-энд». Цыганка шла медленнее и время от времени повторяя: «…чым можеце…». Перед нею люди уже расступались, с выражением легкой брезгливости на лицах.

4
{"b":"1885","o":1}