ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все мы не поместимся, — осторожно заметил Скарр, поглядывая на широкую — но недостаточно для двадцати двух троллей и одного альва — спину динихтиса.

Где-то внизу по течению зарычало, фыркнуло и начало влажно чавкать. Мнмэрд нервно переложил секиру из руки в руку, опасливо оглянулся, проклиная слишком слабый свет от фосфоресцирующих насекомых, и заметил, что он бы все-таки предпочел путешествие на динихтисе. Хлэмм задумался, вопросительно посмотрел на Скарра, потом кивнул и указал на тех, кто поплывет с ним.

Альв со смешанным чувством гордости и страха опустился в реку, подплыл к динихтису и вскарабкался на его скользкую спину. К Мнмэрду присоединились Хлэмм и еще три арбалетчика. Остальные, в том числе и Скарр, были вынуждены дожидаться здесь — ровно сутки, а потом пробираться в город. Как? Как угодно, только не Путем. Эта дорога без Хлэмма для них недоступна.

Скарр сдержанно пожал руки отцу и альву, хотя было заметно: он понимает, что, скорее всего, больше никогда не увидит ни того, ни другого. Мнмэрд отсалютовал арбалетчикам на берегу, хотел крикнуть что-то хорошее и подбодряющее, но динихтис уже уплывал вверх по течению, плескалась вода, где-то внизу по-прежнему хлюпала невидимая тварь, и не было времени на слова и жесты, оставалось лишь одно — ухватиться покрепче за скользкий плавник и надеяться, что все будет хорошо. В конце концов, он прошел весь этот путь, во многом опираясь только на свою пламенную неистребимую надежду; поглядим, может быть, и теперь эта недежда поможет ему. Может быть…

9

После того как они оставили динихтиса и опять оказались в Пути, после очередного прыжка в никуда, после этой бесконечной тьмы, после падения на гладкий каменный пол — после всего этого, промелькнувшего мимо Мнмэрда одним мгновением (или одной жизнью — как знать?), — тролли и горянин оказались наконец в сводчатом коридоре, заканчивавшемся плотно пригнанной каменной дверью в два альвьих роста. За дверью находилась та самая пещера, в которой когда-то жил Ворнхольд Всезнающий. Теперь там скрывался карлик.

— Как же мы выцарапаем его оттуда? — деловито поинтересовался один из арбалетчиков.

— Все очень просто, — хищно улыбнулся Хлэмм.

Он расставил троллей и Мнмэрда так, чтобы они могли повыгодней использовать свое положение, потом медленной тяжелой походкой подошел к двери и постучал.

По ту сторону не слышалось ни звука, только тихое дробное постукивание.

«Точно палачи», — подумалось Мнмэрду.

Дверь распахнулась, и в коридор хлынули крабы…

Следующий пласт времени выпал из его памяти. Остались только зазубрины на лезвии секиры, кровяные пятна на чеше и длиннющий шрам, рассекший правую бровь и перечеркнувший все лицо. «Куда уж там Монну!»

Мнмэрд стряхнул с себя рассеченную надвое тушу краба, выбрался на более-менее свободное от тел место в коридоре, вытер лицо и с надеждой огляделся. Никого. Не осталось больше никого, кто выжил в этой дикой схватке. Кое-где можно было заметить части тролличьих тел: срезанная острой клешней голова, неестественно выгнутая нога, рука… Рука шевелилась, и Мнмэрд поспешил на помощь. Он расшвырял в стороны куски крабьих туш, выволок полуживого воина и перевернул на спину. Конечно же это не Хлэмм. Глупо было бы надеяться, что капитан арбалетчиков, находившийся ближе всех к волне атакующих палачей, останется в живых. Сомнительно даже, что удастся отыскать его тело — если на это вообще будет время и возможность. Карлик-то еще жив.

Спасенный тролль с трудом разлепил веки, пошевелил разбитыми губами, протягивая руку и пожимая ладонь альва:

— Оставь меня. Карлик. Мы шли сюда за карликом. Ступай. Я уж как-нибудь /да умру/ потерплю. Иди.

— Иду, — кивнул Мнмэрд.

Он поднялся с колен и подошел к двери. Кровь из раны на лице все сочилась и очень мешала, парень еще раз вытерся и шагнул через порог.

Здесь его не ждали. Карлик обессиленно полулежал в кресле, в правой руке сжимая флейту — ту самую, которая четыре ткарна назад снилась Мнмэрду и его друзьям-паломникам. Это была флейта Ворнхольда, и почти инстинктивно, с яростным негодованием горянин выхватил ее из ручонки карлика. Тот вскрикнул и потянулся за инструментом, но альв пинком отшвырнул его прочь, в угол пещеры.

— Отдай! — злобно прошипел карлик. — Отдай немедленно! Это мое!

— Флейта принадлежала Ворнхольду, — холодно ответил Мнмэрд. — Может быть, я и отдам ее тебе, но только в том случае, если ты остановишь и выгонишь всех своих тварей прочь из Ролна.

— Но… — Карлик запнулся, суетливые глазки забегали с удвоенной скоростью.

Мнмэрд догадался: дело во флейте. И карлик понял, что его тайна перестала быть таковой; он вздрогнул, как от удара, но быстро овладел собой, встал и гордо вскинул голову:

— Да, флейта. Только с ее помощью можно управлять тварями. Попробуй сделать это — а я погляжу, как твой любимый Ролн погибнет. Вообще не могу понять, какого тролля ты, альв, влезаешь в чужие дела? Какое тебе дело до того, что творится в Нижних пещерах? Отдай флейту и уходи прочь, и я позволю тебе это сделать и не стану мешать.

Мнмэрд улыбнулся краешком разбитой губы. Засохшая корка треснула, и тонкая кровавая струйка потекла на подбородок. Он, не глядя, отер кровь и покачал головой:

— Немножко не так. Я позволю тебе подуть в эту флейту, чтобы твари покинули Ролн. Потом — может быть — ты останешься в живых, хотя, конечно, инструмент придется вернуть.

Карлик сложил на груди тоненькие ручонки; к нему прямо на глазах возвращалась былая самоуверенность.

— Что же, давай. — Он протянул сухонькую ладошку.

Мнмэрд медлил всего секунду — так или иначе, а выбора у него не было. Там, в Ролне, бьются с тварями незнакомые ему тролли и умирают, не в силах противостоять тупому, бессмысленному натиску чудовищ. Им самим не выстоять.

— Чем же ты докажешь, что твари прекратили наступление?

Карлик подошел к стене с нишами разных размеров, достал высокую тонкогорлую бутылочку синеватого цвета и плеснул в очаг.

Пламя расцвело опасным искрящимся цветком, закачалось под порывами несуществующего ветра, разрастаясь на глазах. В нем проступали какие-то силуэты, изгибы, движения, не принадлежащие самому огню, словно бы под лепестками пламени оживал другой мир. Да полно, мир был тот же самый — в горячем оранжевом зеркале очага отражался Ролн. Там, в городе, израненные, разбитые, с застывшей безнадежностью в глазах, отбивались от тварей тролли.

Не осталось сомнений или колебаний. Мнмэрд швырнул карлику флейту:

— Не мешкай!

Другой рукой подхватил секиру, готовый разрубить злыдня на части, стоит тому сделать хоть одно подозрительное движение. В то же время альв понимал, что его противник способен выкинуть что угодно, например, приказать тварям прийти сюда, и Мнмэрд ничем не сможет ему помешать.

Карлик поймал флейту на лету , жадно стиснул тонкими пальцами, приставил к губам и начал играть. Родившийся звук изумил Мнмэрда своей пронзительностью: он звенел где-то на самом краю восприятия, и хотелось заткнуть уши ладонями, только бы не слышать этого.

В огненном зеркале было видно, как нападавшие твари внезапно остановились, будто кто-то с силой дернул их за привязанные к телам веревочки. Потом медленно, нехотя, животные начали разворачиваться и ковылять прочь; казалось, тела более не слушаются их.

Тролли, вопреки ожиданиям Мнмэрда, не побежали, обрадованные внезапным отступлением, нет — они стали добивать тварей, вонзая в их спины мечи, разбивая хитиновые панцири, отсекая конечности, устало, но воодушевленно работая клинками.

А карлик тем временем заиграл совсем другую мелодию; она чем-то напоминала предсмертный крик, изданный умирающим паучонком. Мнмэрд слишком поздно догадался, что это значит.

В раскрытую дверь уже вбегали крабы-палачи, и… Что он мог сделать?

Только одно. Именно так он и поступил.

10

К удивлению Скарра, динихтис возвратился.

16
{"b":"1889","o":1}